Валерий Фадеев: «Я реалист, знаю жизнь страны»

27 сентября 2019, 21:14 1442
public://article-images/2019/09/27/news-nid106306-155364.jpg
Фото: газета «Мичуринская правда»

Валерий Фадеев является секретарём Общественной палаты РФ. Он известен как активный участник общественной и политической жизни России. Интервью у него удалось взять в рамках форума «Сообщество», проходившего в городе Мичуринске. 

 

- Валерий Александрович, Вы два года возглавляете Общественную Палату РФ, много это или мало? Сравните себя, сегодняшнего, с июнем 2017 года, когда Вы только пришли в Москве на Миусскую площадь,7. Что внутренне изменилось, какие ощущения от проводимой работы, что приходится видеть на местах?

- Долгие годы своей жизни я посвятил журналистике: был главным редактором журнала «Эксперт», работал на Первом федеральном телеканале… И несмотря на всё это, хотя и оставался столичным журналистом, сказать, что плохо представлял себе , как живёт страна, нельзя. Главное, что произошло внутренне – некое изменение концентрации творческих сил и направлений, прибавилось технологичности в управлении новой большой работой , значительно расширился круг людей, с которыми нужно постоянно контактировать. Во главе угла стоит понимание реальной действительности; Общественная палата, я, как её руководитель, должны постоянно помнить о том, что значительная часть граждан нашей страны живёт бедно, люди зачастую сталкиваются с несправедливостью, отсутствием чётких перспектив, молодёжь большинства регионов слабо представляет себе, что с ней будет завтра. А всё дело в том, что не видно профессиональных траекторий, чёткости планов и проектов с привлечением молодёжных сил… Это каждый член Общественной палаты РФ, начиная с меня, должен помнить. Вот те факты и проблемы, которые не отпускают с того времени, как возглавил Палату.

 

- Как Вы считаете, могут Общественные палаты на местах повлиять на то, чтобы в городах, районных центрах генеральные планы застройки были для муниципалитетов незыблемыми? Эту проблему Общественные палаты могут взять под свой контроль?

- Вы знаете, сейчас стало модным отвергать в крупнейших городах Генеральные планы. Начиная с Москвы, перспективные планы отбрасываются, нормы застройки забываются, а нормы инсоляции пересматриваются. Доходит порой до абсурда: как изменить уровень инсоляции? Солнце как светило 10-20 тысяч лет назад, так и светит. Но можно применить приём – сократить сроки, когда измеряется солнечный поток. Не полгода взять, а четыре летних месяца, солнечный поток будет больше – вот вам и ответ.

 

- А в чём трудность борьбы с вольностью в генпланах, когда, по идее, ни забор, ни калитку без согласования с муниципалитетами нельзя поменять, а возникают не предусмотренные генпланом целые торговые здания, многоэтажные жилые корпуса, хозяйственные строения..

- Деньги большие! В первую очередь в погоне за прибылью этим грешит бизнес, часть чиновничества соглашается с этим, поскольку, в конечном счёте, города снимают с застроенных площадей деньги – налоги разных видов. Строится коммерческая недвижимость, она продаётся… Но только бенефициаром этого процесса (даже если всё чисто и власть имущие не воруют) должны быть сами жители городов, они должны принимать решения что построить и где. Посмотрите старые купеческие города, посмотрите новые города. Когда приезжаешь в старый город, всегда спрашиваешь: а где у вас улицы XIX века? Ведь тогда были купцы, которые строили красивые дома, подбирали интересные проекты, нанимали хороших архитекторов, велась грамотная городская застройка. А сейчас что? Главное - снять денег с какого-нибудь торгового центра или жилого дома, а там хоть трава не расти. В общем, происходит некая деградация умов в части городских элит, в тех территориях, где такие явления имеют место быть. Деньги слишком большие, а общество слабовато и не всегда может этому процессу противостоять. Но то, что вы говорите, сегодня это одно из главных направлений. Поэтому тема благоустройства городов сама по себе не достаточно глубока. В основном это скверы, парки… А город – это не только цветники и скамейки, это пространство, городская среда, которая зачастую уродуется. Сегодня я эту проблему очень хорошо понимаю и думаю – как на уровне Общественной палаты РФ организовать работу по спасению городской среды.

 

- Вопрос, как известному журналисту, редактору, телеведущему: какое Ваше мнение о состоянии сегодняшней журналистики и какова судьба бумажной прессы – ей жить, или её целиком поглотят социальные сети?

- Состояние прессы очень слабое. Слабое состояние и средств массовой информации (как сейчас говорят средств массовой коммуникации). Коммуникации нет! Если мы посмотрим в первую очередь главные федеральные каналы – то это развлекуха, ток-шоу, темы, интересующие худшую часть толпы. СМИ, где обсуждаются смыслы, почти не осталось. СМИ, где обсуждаются содержательно, критически актуальные проблемы жизни - экономические, социальные, проблемы людей - этих СМИ на федеральном уровне также почти нет. Владельцы телевизионных каналов говорят: у нас не будет рейтинга. Да у них его давно уже нет! За что вы боретесь! И это очень большая проблема. Например, есть политический курс Президента, есть национальные проекты. Бюрократия (а она во всём мире одинаковая) начинает корректировать политический курс. В силу своего понимания, в силу своих интересов, в силу того, чтобы что-то сделать попроще… А где это обсуждается? Нигде. Большая часть средств массовой информации подконтрольна исполнительной власти – напрямую или чрез контракты, гранты. Где обсуждать проблему московской застройки, если почти все столичные СМИ на контрактах у Московской мэрии? То, за что надо держаться, это бумажные газеты. В социальных сетях нет никакой журналистики. Во-первых, сети безответственны. Журналистика печатная, которой вы занимаетесь, она качественная, работает в рамках закона, понимая свою ответственность за публикации . Но сколько иных, негативных примеров? Во-вторых, раньше – худо-бедно, однако велась подготовка способных кадров к журналистской работе. Учили талантливую молодёжь на семинарах, в процессе прохождения стажировки и практики журналистскому ремеслу. К сожалению, те добрые метолы оказались забыты, ими не пользуются. А, ведь, и это - в-третьих, только профессиональный журналист в состоянии подготовить внятный толковый трогающий разум, сердца и души людские текст. И таких текстов должно быть много, тогда возникает обширное профессиональное поле, где можно вести конструктивный диалог с властью или одной части общества с другой. Нет профессионального поля – коммуникация невозможна. Остаётся одна перебранка…

 

- Что дают Вам и вашим коллегам поездки по регионам? Открываете для себя много нового?

- Я реалист, поэтому знаю, как устроена экономика и реальная жизнь. Мне нравятся люди, уникальные места… В последнее время побывал в Череповце, на заводе «Северсталь», познакомился с удивительным начальником цеха, которому 32 года – молодым человеком. Или , вот, атомный ледокол «Ленин» - великое творение советского судостроения, какое грандиозное производство! Или взять Кузбасс, знакомство с образцовой шахтой, где используются все самые современные средства безопасности и проходчик получает в месяц 100 тысяч рублей, что по нынешним временам немало. Вот это мне интересно: как, где, что, включая детали, устроено.

 

- А в бывших союзных республиках подобные российской Общественные палаты есть?

- Есть, конечно. Например, в Казахстане, Белоруссии. Сейчас что-то подобное хотят создать в Узбекистане. По миру подобные институции есть в 70 странах. Во Франции мощнейшая структура, называется Экономический, социальный и экологический совет.

 

- Книгу пишете?

- Я написал небольшую идеологическую книгу, которая будет издана через месяц. Называется она «По ту сторону мглы».

Валерий Аршанский
Наверх