Лента новостей
Статья6 апреля 2022, 18:01

«Два крыла моих». Рассказовская мастерица 12 лет занимается художественной обработкой бересты

Наталия Протопопова говорит, что из бересты можно делать всё. В числе же её любимых изделий - туески, шкатулки, шаркунки.

Фото: архив Наталии Протопоповой

«Я всегда говорю, береста — как два крыла моих, как кожа моя, настолько я с ней сроднилась». Наталия Протопопова из Рассказовского района уже 12 лет занимается художественной обработкой бересты. Туески (сосуды для хранения), шкатулки, шаркунки (или погремушки) — и это только самые любимые изделия. Как говорит мастерица, из бересты можно делать всё, в том числе и украшения. 

Всё — да только дело спорится в умелых руках. Береста насколько податливая, настолько может и характер показать, быть отчасти капризной: то порвётся, то узор не ложится. А порой сама вмешивается в процесс и направляет мастера. В итоге получается всё, как действительно надо.

Фото: Ольга Смыкова

Когда-то Наталия занималась глиной, вела кружок по своей программе «Лепка и художественная керамика». 18 лет назад женщину отправили от школы на курсы в Тамбов к мастеру Владимиру Разумову. Но полностью она погрузилась в ремесло только спустя шесть лет.

— Мне очень понравилась береста. Я начала её использовать в своей работе, но вот конкретно ей я ещё не занималась, а потом в 2010 году меня пригласили в Курск на международную ярмарку. Я начала к ней готовиться. И тут я первый раз начала что-то основательно делать. А потом, когда съездила туда, на другой фестиваль, на ярмарки, конкурсы всероссийские — в общем, покаталась, пообщалась с другими мастерами, и начала основательно заниматься берестой. А глина уже осталась в прошлом. 
Фото: архив Наталии Протопоповой
Фото: архив Наталии Протопоповой

Книг по работе с берестой не так много. Знания передаются из поколения в поколение. Но это больше про мастеров севера, где формировались настоящие династии. А здесь для Наталии поначалу единственным проводником был как раз тот самый тамбовский ремесленник.

— Когда я была у Разумова на курсах, в последний день, он подошёл, посмотрел мою работу. Он так в глаза мне заглянул и сказал: «Из тебя толк будет». Ну как после этого не заниматься берестой? Как? Когда ты уже прилипла к ней всей душой.

В поездках по России судьба посылала Наталии мастеров, каждый из которых подарил ей свою частичку: научил чему-то, поделился секретом.

Фото: архив Наталии Протопоповой
Фото: архив Наталии Протопоповой

Каждая береста, каждый слой бересты, каждая берёза имеет свой цвет. И со временем он сохраняется. Между тем, на солнце может приобрести оранжевый оттенок. Заготовка бересты, если повезёт, как говорит Наталия, происходит на вырубках. Но это именно весной. Если вырубки нет, то бересту заготавливают после сокодвижения, в июне. Снимается определённый участок.

— Лет через 10 береста восстанавливается. Она, конечно, не будет такой белой и гладкой, но она имеет свойство расти: этот участок затягивается. Берёза не страдает, если в допустимых нормах снять участок в определённое время. То есть не во время сокодвижения, а после. 

С «мёртвых» деревьев (само упало или спилено и пролежало некоторое время) снимать бересту нельзя, как нельзя это делать и с живых деревьев позже положенного времени, например, в июле, августе.

— Только испортите. Она присыхает, даже в конце июня уже можно не снять бересту, а с «мёртвого» дерева — тем более. Иногда удаётся, но она уже имеет тёмно-коричневый цвет. Её можно только под фон. Но это очень редко.

Далее береста отправляется под пресс, где и дожидается своего часа. Спустя время, через два-три года, её также можно использовать, замочив для мягкости в горячей воде.

Фото: архив Наталии Протопоповой

Художественная обработка бересты начинается с идеи. Откуда они берутся? По-разному.

— Бывает, ходишь, думаешь-думаешь, хочется сделать — продумываешь. Бывает, месяц ходишь над работой, думаешь. А бывает, просто, вспышка какая-то: раз и всё, ты её видишь и делаешь. Бывает, ты задумал так, а начинаешь делать, и в конечном итоге совсем другая работа получается. Всё по-разному, потому что в принципе береста она насколько нежная, настолько она и такая, со стержнем. У неё своё видение: делаешь так, а получается иначе.

В арсенале Наталии: техника прорезной бересты, плетения, шитья, изонити, роспись акриловыми красками. Изонити, к примеру, предполагает получение изображения нитками на твёрдом основании. Наталия заменила нить — берестяной лентой. А шаркунки, к слову, не плетутся: они собираются, без клея, без всего, а потом в кипятке варятся и стягиваются — это традиционная русская техника.

Фото: архив Наталии Протопоповой
Фото: архив Наталии Протопоповой

Иногда узоры содержат символику, но чаще просто созданы для того, чтобы радовался глаз.

— Последнее время, я заметила, мне нравится соединять бересту с деревом, с камнем, с бусинами, нравится эффект состаривания бересты. Мне нравится, когда сделаешь туес, и он не похож на новый. На него смотришь, как будто он из прошлого пришёл — такие туеса мне больше нравятся.

Наталия стремится сохранить именно первозданную красоту бересты. Акриловый лак для покрытия только без блеска — для естественности.

—  Я очень благодарна Богу, что он вложил мне в руки бересту. Люди говорят: «времени нет», у меня тоже нет. Но я лучше сяду, буду чем-то заниматься с берестой: посижу-повожусь, на душе легче. Само творчество… Господь творец, мы по образу божьему созданы, значит, и мы должны что-то творить. От творчества человек всегда получает радость. Мы созданы для того, чтобы творить.
Фото: архив Наталии Протопоповой
Автор:Ольга Смыкова