«Аферисты» всех времён и народов

« Город на Цне »
15
от
Среда, 8 апреля, 2015 (Весь день)
1036
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/08/top68.ru-aferisty-vsekh-vremen-i-narodov-53780.jpg?itok=qRjVytbK
Сезон русской классики
 
228-й театральный сезон в Тамбовском драматическом театре по праву можно назвать сезоном русской классики. Если до этого театр, образно говоря, постепенно раскачивал маховик, работая в самых разных жанрах, то сегодня настало время серьёзных классических постановок. Недавние премьеры спектаклей «Чайка» по А.П. Чехову, «Дядюшкин сон» по Ф.М. Достоевскому как раз свидетельствуют о том, что труппа готова к решению самых сложных задач. По словам директора «Тамбовтеатра» Петра Куликова, «мы не снимаем с себя воспитательную функцию, которую когда-то на театр возложило государство,  и дорожим ею.

Речь идёт о воспитании зрительского  вкуса, чувств, и это как раз то направление, над которым мы работаем. Когда мы выбираем тот или иной репертуар, то всегда ориентируемся, насколько он будет «звучать» воспитательно. В наше время, когда всё заполняет коммерция, мы пытаемся воздержаться от спектаклей, которые только развлекают». 

 
«…играть же запретить»
 
17 и 18 апреля тамбовского зрителя ждёт новая премьера – спектакль «Аферисты» по пьесе   А.Н. Островского «Свои люди – сочтёмся». Это – одна из ранних пьес драматурга. После  публикации в журнале «Москвитянин» в 1850 году она имела огромный успех у читателей. Лев Толстой писал тогда: «Вся комедия – чудо… Островский не шутя гениальный драматический писатель». Однако пьеса получила отрицательный отзыв цензоров, а постановка её была запрещена по личному указанию Николая I с формулировкой: «…напрасно печатано, играть же запретить». Более того, за драматургом был установлен полицейский надзор, снятый только в 1855 году. Пьеса была официально разрешена к постановке в сокращённом виде только спустя десятилетие, уже в эпоху Александра II. Впервые же в первоначальной редакции пьеса была поставлена только в апреле 1881 года в частном театре Анны Бренко  в Москве.
 
Какую же горькую правду содержит пьеса, почему она вызвала восторг у великих современников Островского и жёсткий протест со стороны государства и обеспеченных сословий того времени? По-прежнему ли актуален Островский? Может быть, пьеса «Свои люди – сочтёмся» как раз о сегодняшнем дне?
 
Время профессиональных махинаторов
 
Классическую драматургию, как ни странно, можно сравнить с фантастикой. Она даёт прекрасную возможность взглянуть не только в прошлое и даже увидеть настоящее, но и помогает заглянуть вперёд, понять, куда мы движемся. Островский необычайно современен. В пьесе «Свои люди – сочтёмся» драматург рассказывает не только о своей эпохе, но как будто пишет о коренной перестройке России в недавние 90-е годы, когда страна мучительно вставали на рельсы капитализма. Ведь именно тогда и появлялся класс внезапно разбогатевших людей. 
 
– Пьеса отражает сегодняшний дух, – считает режиссёр-постановщик спектакля Владислав Константинов. – После смены политического и экономического строя в стране возникли новые товарные отношения, резко изменились отношения и между людьми. С одной стороны, появляются «большовы» - крупнейшие магнаты, а вместе с ними на авансцену выходят и «подхалюзины» – аферисты, профессиональные махинаторы. 
 
По мнению режиссёра, Островский вносит очень яркую, интересную линию купца Большова: 
– Все-таки у человека такой формации есть понятие о совести, прежде чем прокрутить сделку, он колеблется. У него есть нравственные скрепы, ведь Большов поднялся сам, его капитал заработан честными руками. Подхолюзин же действует по принципам «Вышла линия – не плошай!» и «Другие делают, а мы что?» Подхолюзин безнравственный, но очень умный человек, который выстраивает отношения не сердцем, а интеллектом. Но самое страшное, что за «подхолюзиными» идёт ещё одно поколение. Тишка – вот по-настоящему беспринципный персонаж пьесы, которого вовсе не мучает совесть, у него нет духовных колебаний и он готов пойти на всё ради денег. Островский показывает эти три поколения, три фазы человеческого падения. 
 
Истина и суррогат
 
Злободневность, острота, сила эмоционального воздействия классики – в её  многоуровневости. Островский говорит нам, современникам, что в обществе, где главными мерилами являются власть и деньги, даже любовь, жизнь, брак, дети и всё, что свято, может стать инструментом манипуляции. 
 
– Искусство – это не зеркало, – считает режиссёр-постановщик Владислав Константинов. – Это попытка в эмоциональной форме рассказать историю и пригласить зрителя сопереживать. Театр даёт возможность каждому из нас разобраться в себе, в своих эмоциях. Сериалы, шоу и большинство продуктов телевидения сегодня, к сожалению, ориентируются на производство эмоциональных суррогатов. То есть таких передач, где зрители  проливали бы слёзы над выдуманными ситуациями, забывая о своих проблемах и проблемах своих близких. Самое страшное, что этот суррогат чаще всего не достоверен и не имеет ничего общего с реальными человеческими взаимоотношениями и чувствами. Зритель теряет эмоциональный интеллект, перестаёт понимать и сопереживать своим близким и, выстраивая с ними отношения, ориентируется на представления, почерпнутые из телевидения. Всё это – тоже часть современной аферы. Хочется верить, что думающих людей в нашей стране всё-таки больше. На мой взгляд, такие люди – золотой фонд России, и за ними должно быть будущее.  
 
 
Фото предоставлено автором
Автор: 
Подготовил Сергей ДОРОВСКИХ
Читайте также:
Наверх