"Моя корреспондентская судьба"

« Трудовая слава »
39
от
Четверг, 22 сентября, 2011 (Весь день)
1252
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/09/22/top68.ru-quotmoya-korrespondentskaya-sudbaquot-3819.jpg?itok=jRLEfurH

Он родился 28 марта 1942 года в селе Ивановка, в 56-м закончил местную семилетку. Работал грузчиком, а затем, после курсов в училище механизации, шофером в совхозе «Россия».
Активно сотрудничал с районной газетой «Социалистический труд», в апреле 65-го сменившей название на «Трудовую славу». Месяцем раньше, в марте того же 65-го, он влился в редакционный коллектив «районки» уже в качестве штатного литсотрудника, и вся его дальнейшая трудовая биография была связана с родной газетой, стаж работы в которой насчитывает сорок лет, из них больше половины – в должности заместителя главного редактора.
«Завидная, нелегкая, тревожная» - так писал он о выпавшей на его долю корреспондентской судьбе, и считал себя счастливым человеком, потому что всю свою жизнь занимался любимым делом, пронося через душу и сердце каждое написанное им слово, каждую строчку, будь то зарисовка, очерк или репортаж.
Свое творческое дарование, особенно ярко проявившееся в стихах, он нес по жизни как поручение, данное ему свыше. Отсюда пронзительная, без нотки фальши, искренность обращенных к героике военных лет патриотических чувств. Отсюда яркая  симфония красок, воспевающих извечную тему любви…
Эту поэтическую страницу со стихами В. Осипова, опубликованными в «Трудовой славе» в разные годы, мы посвящаем его памяти…

МОЯ  КОРРЕСПОНДЕНТСКАЯ СУДЬБА
Заранее получены дорожные...
Нам время и товарищ, и судья.
Завидная, нелегкая, тревожная
Моя корреспондентская судьба.
Опять дела домашние отложены.
Не знаю, на какой далекий срок.
Дороги на тревоги перемножены
И все из ста пятидесяти строк.
Пусть долго обо мне не будет слышно.
Особо не грусти на склоне дня.
Но если в свет газета моя вышла –
Значит, все в порядке у меня.
А строки не сорвешь с зеленой грядки.
На блюдце не доставят их в обед.
И если у меня не все в порядке,
То все равно газета выйдет в свет.

В  СТАРИННОМ  ПАРКЕ
В дожди, метель, под солнцем жарким
Уже который год подряд
Стоит солдат в старинном парке,
В руках сжимая автомат.
Он гнал врага от самой Волги,
И в этом нет его вины,
Что оказался слишком долгим
К родному дому путь с войны.
Она терзала землю мукой,
Огнем крестила и бедой.
Давно других встречают внуки,
Лишь он навеки молодой.
А жизнь идет, шумит ветрами
Пусть отдохнет боец душой.
Он так спешил сквозь пули к маме,
И вот немножко не дошел.
Сто лет обещано кукушкой,
У птицы песенка проста.
Зовет домой его старушка.
А как ему уйти с поста?

РАЗГОВОР  С  СЫНОМ
Затуманилась даль
словно оченьки вдовьи.
И часы вместе с сердцем
стучат в тишине.
Смотрит бабка Аксинья
на облик сыновий,
тот, что в старенькой рамке
застыл на стене.
Вот и снова весна!
Разгулялась погода.
А сынок-то с войны
не пришел до сих пор.
И вот так каждый день
с сорок первого года
она с ним задушевный
ведет разговор.
Пусть он знает о всем:
где друзья, как подружка
и какие в колхозе
сегодня дела...
Лишь одно утаит
не расскажет старушка,
что головушка вдовья,
как от стужи бела.
А зачем ему знать
как в тылу бедовали,
как для фронта в работе
тянулись из сил!
Спи, соколик родной!
На солдатском привале,
ты свой отдых в боях
и в огне заслужил.

ДРУГУ
Махнем на все запреты,
На должность
И режим.
Давай с тобой
С рассветом
На лыжах
Убежим.
Куда-нибудь подальше
Под купол облаков.
От мелкой,
Липкой фальши,
От важных дураков.
Туда, где сосны-свечки
(Хоть лес и очень мал!),
Где берег тихой речки
Под снегом задремал.
Мы там
Костер разложим
И вслух прочтем
Стихи.
И вместе подытожим
И правду, и грехи.
Припомним наше
Детство.
Последний тот урок...
Снегурочка погреться
Зайдет на огонек,
И сердце вдруг
Заколет
В сто тысяч
Поздних жал.
Та самая!
Что в школе
Я часто обижал!
Костер взлетит
Жар-птицей
И в небо без следа...
Но только не случится
Такого никогда.
Огонь из веток
Рыжих
Не вспыхнет целый год.
Не встанем мы
На лыжи, снегурка не придет.
Ведь все ушло
До срока.
Вокруг
Такая тишь!
Ах, зрелость,
Ты жестока,
Ошибок не простишь.

***
Будто птицы отлетные, низко
Над землею плывут облака.
И в предчувствии осени близкой
В камышах задремала река.
На березках чуть шепчут листочки.
Наперед им известна судьба.
Словно горечь есенинской строчки,
Пролегла у обрыва тропа.
Все для сердца здесь дорого, мило -
От лугов до вечерней звезды.
Даже ливнем минувшим не смыло
Чьей-то памятной встречи следы.

В  ЛЕСУ
Ходит осень, как чуткий акустик.
Кто печалится, кто-то и рад.
Словно в память есенинской грусти
Колокольчиком листья звенят.
Каждый час здесь по-своему светел,
Не узнать ни о чем наперед.
Может, та, что я в юности встретил,
Меня снова сейчас позовет.
Вот рябины багряные кисти
Пьют туманного дня благодать.
Как цыган, по опавшим листьям
Я стараюсь судьбу угадать.

ТЫ ВОЙДИ...
Юность пролетела,
Не заметил.
Боль не смыть
Ни снегом,
Ни росой.
Ты войди в мое тридцатилетие
Девочкой с распущенной косой.
Пусть начнется снова
Год учебный.
Голосами пылкими звеня,
По веленью палочки волшебной
Сделай снова
Мальчиком меня.
Я забуду глупые привычки.
Буду возле школы тебя ждать.
Никогда не дерну за косички.
От мальчишек буду защищать.
Посмотрела нежно, удивленно.
Не нашлася, что в ответ сказать.
Под платочек спрятала смущенно
Тугих волос серебряную прядь.

НИКОГДА  СЧАСТЛИВЫМ ТАКИМ  НЕ  БЫЛ
За окном дождями хлещет осень,
Затаился призрак у перил.
А меня Господь в беде не бросил -
Золотую сказку подарил.
А у сказки взгляд синее неба,
Ото всех тайком шепнула «жди».
Никогда счастливым таким не был,
Как сейчас - в осенние дожди.
Только жаль, что этой
поздней встречи
От шальных ветров не сбережем.
Мы пойдем с ней в светлый
храм Предтечи
И свечу Спасителю зажжем.
Скоро сменит вся листва окраску,
Ждать не будет призрак у перил.
Благодарен Господу за сказку,
Что мне в эту осень подарил.

ЗДРАВСТВУЙ, МИЛАЯ  «КАМЧАТКА»!
Вот и кончилась тетрадка
О двенадцати листах.
Что ж, прощай, моя «Камчатка»!
Я с улыбкой на устах.
Ждут меня пути-дороги,
Волны рек и ширь полей.
Позабуду класс наш строгий
И своих учителей.
Я доволен, словно дачник.
Безызвестен - не беда.
Надоедливый задачник
Брошен в угол навсегда.
Только в жизни все иначе
(Спохватился, дуралей!)
Не решаются задачи,
Рядом нет учителей!
Мне начать бы вновь тетрадку,
Отдохнуть чуть-чуть душой.
Здравствуй, милая «Камчатка»!
Я на исповедь пришел.

Я ВЛЮБЛЕН В БЕСПОКОЙНУЮ ДОЛЖНОСТЬ  СВОЮ
За полями, лесами и речками -
Всюду добрый и чуткий народ.
Беспокойная должность газетчика
Меня снова в дорогу зовет.
Нет конца повседневным заботам,
Ты душой за меня не болей.
Я в пути с моим другом - блокнотом
С неподкупной любовью твоей.
Ветер рысью бросается в ноги,
В снежном вихре блуждал я не раз,
Но всегда помогал мне в дороге
Тихий свет твоих ласковых глаз.
Жить в тревоге - моя неизбежность
Покидаю домашний уют.
Ты прости, что на ласку и нежность
Не хватает свободных минут.
Мне опять не до пылких признаний,
Нежной песни тебе не спою.
Я влюблен, как и в юности ранней
В беспокойную должность свою.

ВЫ  ПРОСТИТЕ  НАС, МАМЫ!
Мамы сыплются в землю,
Словно в поле горошек.
Ну, а дальше на небо
Путь их светел и прям.
Вот уже и не стало
Их таких вот хороших
Наших самых красивых,
Наших стареньких мам.
И как будто на свете
И не жили бы вроде.
На затихшем челе
Тихой боли печать.
Наши мамы с улыбкой
Потихоньку уходят
Наших юных отцов
С поля боя встречать.
«Лобогрейки» и косы
Заменили машины.
Перепелок не слышно
В вечереющей мгле.
Вы простите нас, мамы,
Что мы так нагрешили
И на полюшке вашем
И на старой земле.
Плохо верим мы в Бога
И не в меру упрямы,
И детишек на свет
Стали меньше рожать.
Снова в тягостных снах
Появляются мамы
Своих грешных детей
В трудный час поддержать.

Автор: 
Памяти Владимира Алексеевича Осипова
Читайте также:
Наверх