Полёт в бессмертие во имя Родины

« Город на Цне »
10
от
Среда, 4 марта, 2015 (Весь день)
868
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/03/04/top68.ru-polet-v-bessmertie-vo-imya-rodiny-51128.jpg?itok=u7yhL2Si
Идёт ХХI век. Сколько событий прошлого отражается в нём?! Этот год особенно знаменателен. Много календарных дат отмечает народ, сохранивший в памяти то, что забывать нельзя.
 
«Память – кладезь человека.
Разве можно отрицать?!
Будь конец, начало ль века,
Но не стоит забывать
Ни о войнах, что косили
Всё живое на пути,
Ни о тех, кто выносили
Тяжесть на плечах своих…»
 
Поэтому для нас дорога память о тех, кто принёс нам мир после кровавой и беспощадной войны. В этом году наш народ отмечает 70-летие со дня Победы над фашистскими захватчиками.  Как и по стране, у нас, в Тамбове, проходит много мероприятий, посвящённых этой знаменательной дате. В областной библиотеке имени  А.С. Пушкина прошла встреча «Полёт в бессмертие во имя Родины», посвящённая подвигу нашего земляка – лётчика, Героя Советского Союза Михаила Петровича Девятаева. Организовала её ведущий библиотекарь Татьяна Алексеевна Синельникова.
 
На встрече присутствовали учащиеся тамбовской гимназии № 7 имени святителя Питирима, отдыхающие из Геронтологического центра с разных уголков Тамбовщины, участник Великой Отечественной войны лётчик Александр Николаевич Боднар, сотрудники библиотеки.
Люди в зале притихли, сердцем прикоснувшись к тому времени, когда началась война, услышав слова песни «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой…» Притихли и слушали о бессмертном подвиге, о мужестве ради будущего...
 
Война и небо
 
Михаил Девятаев родился 8 июля 1917 года в селе Салазгорь Спасского уезда Тамбовской губернии. Вскоре после его рождения семья переехала в посёлок Торбеево Пензенской губернии. Он был 13 ребёнком в семье. Это была дружная семья. Миша рос шустрым шаловливым сорванцом. Первого сентября 1923 года, не спросив матери, пошёл в школу, о которой много интересного рассказывали друзья. Вот так он туда и поступил. Летом вместе с матерью работал в поле, по ночам пас лошадей. 
 
Однажды он с ребятами увидел самолёт. Вскоре самолёт приземлился и из него вышел лётчик в кожаном пальто, на голове – шлем, на лбу – огромные очки. Это так поразило Мишу, что он тоже решил стать лётчиком. С этой мечтой окончил семилетку и поехал в Казань, где можно было выучиться на лётчика в авиационном техникуме. Пусть сразу не получилось осуществить свою мечту, но он не растерялся. Поступив в Казанский речной техникум, одновременно учился в аэроклубе. Успешно окончил речной техникум, но, мечтая быть летчиком, в 1940 году окончил Чкаловскую военно-авиационную школу лётчиков. Небо приняло его в свои объятия, но… Грянула всем ненавистная война.
 
Счёт открыл на третий день 
 
В действующей армии Девятаев с июня 1941 года. Боевой счёт открыл  24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju-87. Вскоре отличившихся в боях вызвали из Могилёва в Москву. Михаил Девятаев в числе других был награждён орденом Красного Знамени.   10 сентября 1941 года сбил Ju-88 в районе севернее Ромен (на Як-1 в составе 237 ИАП).
23 сентября 1941 года при возвращении с задания Девятаев был атакован немецкими истребителями. Одного из них он сбил, но и сам получил ранение в левую ногу. После госпиталя врачебная комиссия определила его в тихоходную авиацию. Он служил в ночном бомбардировочном полку, затем в санитарной авиации. 
Только после встречи в мае 1944 года с А.И. Покрышкиным он вновь стал истребителем. Командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт) гвардии старший лейтенант Девятаев сбил в воздушных боях 9 вражеских самолётов. 
 
Лагерь смертников 
 
13 июля 1944 года в воздушном бою подо Львовом был сбит, ранен. В последний момент покинул падающий истребитель с парашютом. Тяжело раненный, попал в плен к немцам. Девятаеву сразу предложили служить фюреру, т. е. изменить Родине. Но он с возмущением ответил: «Среди лётчиков предателей не найдёте». После первой попытки бегства из Лодзинского лагеря был переведён в лагерь смертников Заксенхаузен. Уделом сюда попавших была только смерть. 
 
Михаил Девятаев вспоминает в своей книге «Побег из ада»: «Как выжил, не знаю. В бараке – 900 человек, нары в три этажа, 200 гр. хлеба, кружка баланды и 3 картофелины – вся еда на день и изнурительная по тяжести работа». Но ему повезло, когда самых крепких отобрали и отправили на балтийский остров Узедом, который усиленно бомбила английская авиация. Именно здесь, в ракетном центре Пенемюнде, шли разработки крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2», которыми немцы обстреливали Туманный Альбион. И в «Пенемюнде», несмотря на особые условия содержания, он не оставляет мысль о побеге и начинает подбирать людей для его осуществления.
 
Побег из ада
 
В лагере М. Девятаев упорно подбирал надёжных людей для побега с острова. Он говорил о побеге так горячо и убеждённо, что они поверили – взлетим. Работая на аэродроме, стали примечать все подробности его жизни: когда заправляются самолёты, когда команды идут обедать, какой самолёт удобней стоит для захвата. Михаил остановился на «Хейнкеле-111», который чаще других летал. Надо было во что бы то ни стало увидеть приборы в машине и узнать, в какой последовательности что включать – ведь счёт времени при захвате идёт на секунды. Экипаж тяжёлого двухмоторного бомбардировщика состоял из               6 человек, а беглецам предстояло поднять его силами одного измождённого узника. Обсудили детальный план побега: кто ликвидирует охрану, кто расчехляет моторы.
 
 Риск был высок: самолёт может оказаться без горючего, могут загородить полосу взлёта. Короче, один шанс из ста. Помог случай. 7 февраля пленных заставили засыпать воронки от бомб. В 12.00, когда команды лётчиков-немцев ушли на обед, до заветного самолёта было 200 шагов. Решительным оказался Иван Кривоногов. Он оглушил единственного охранника, а высоченный уралец Пётр Кутергин натянул его шинель и шапку с козырьком и под видом охранника повёл остальных к самолёту, чтобы не вызвать подозрения у охраны на вышках. У хвостовой двери Девятаев ударом пробивает дыру, просовывает руку и открывает запор. Пленные (их 10 человек) быстро забираются в самолёт, Девятаев садится в кресло пилота. Парашютное гнездо пусто и он сидит в нём, как тощий котёнок. На лицах расположившихся сзади – лихорадочное напряжение: скорее! Владимир Соколов и Иван Кривоногов расчехляют моторы, снимают с закрылков струбцинки… Ключ зажигания на месте. Теперь скорее тележку с аккумуляторами. Подключается кабель. Стрелки сразу качнулись. Поворот ключа, движение ноги – и моторы оживают. Ещё минута и «Хейнкель» рулит на взлётную полосу.
 
Никакой тревоги на лётном поле не видно, так как все привыкли, что этот самолёт летает много и часто. Но самолёт почему-то долго не взлетал. И вот тогда беглецы увидели на поле панику. За считанные секунды Девятаев сумел всё-таки найти рычаг, благодаря которому самолёт смог взлететь. Как только машина оторвалась от бетона, беглецы поняли – спасены! У них всё получилось! А Михаил Девятаев посмотрел на часы: было 12 час. 30 мин. – весь побег уместился в 21 минуту. 
 
«Фрицы, сдавайтесь!»
 
Летели над морем, так как понимали, что на суше будут перехвачены истребителями. Высота – около 2 км. От холода и пережитого возбуждения все пассажиры «Хейнкеля» дрожали. Они летели из Германии в Россию по показаниям компаса. Как только заметили, что люди, увидев их самолёт, убегают и ложатся – догадались – они в России. Но тут же по ним начали стрелять зенитки. Два снаряда попали в самолёт. Он загорелся. Надо было срочно садиться. Михаил Девятаев начал резко снижаться. Перед ним было поле. Самолёт днищем пропахал большую часть поля, но все-таки приземлился удачно.
 
 И вдруг узники услышали: «Фрицы, хенде хох, сдавайтесь». Но для них это были очень дорогие слова. «Мы не фрицы. Мы свои. Из плена. Свои». Люди с автоматами, в полушубках, подбежав к самолёту, были ошеломлены. Десять скелетов в полосатой одежде, обутые в деревянные башмаки, забрызганные кровью и грязью, плакали, повторяя одно только слово: «Братцы, братцы…» В расположение советской части их понесли на руках, ведь весили они по 40 кг.
 
Не потерять в себе человека
 
После побега пленные оказались в проверочно-фильтрационном лагере. (Они были созданы для проверки лиц, бывших в немецком плену, в декабре 1941 года). Девятаев до сентября 1945 года находился в нём.
 
Он показал советским специалистам места, где производились узлы ракет и откуда они стартовали. Именно за помощь  С.П. Королёву в создании первой советской ракеты Р-1 Девятаева представили  к званию Героя Советского Союза (15 августа 1957 года). За свои военные подвиги М.П. Девятаев награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями.
 
Михаил Девятаев до своих последних дней жил в Казани. Пока позволяли силы, работал капитаном речного флота, в том числе возглавлял экипажи самых первых отечественных судов на подводных крыльях – «Ракета» и «Метеор». Участвовал в ветеранском движении, оказывал помощь тем, кто в ней особо нуждался. У него два сы-на – врачи, дочь – музыкант, внуки.
 
Через 40 лет после побега М. Девятаев уже вместе со своими сыновьями побывал вновь в Германии, на том месте, где находился лагерь и аэродром. Тогда он им сказал, что  из любого, даже самого трудного положения в жизни, есть выход. Главное – не отчаиваться и не потерять в себе человека. 
 
Удивительно, но в 2002 году в Пенемюнде он встретился с преследовавшим его после побега лётчиком Гюнтером Хобом.
 
После войны Михаил Петрович жил и трудился в Казани, он является почётным гражданином Республики Мордовия, городов Казань и немецких Вольгаста и Цинновица.
 
Скончался легендарный лётчик 24 ноября 2002 года. Похоронен на аллее Героев старинного Арского кладбища в Казани.
 
***
Учащиеся 4б класса гимназии приготовили для участников встречи маленький концерт со стихами и песнями. А в заключение вручили боевому лётчику А. Боднару цветы.
 
 
Фото предоставлено автором
Автор: 
Людмила Сергеева
Читайте также:
Наверх