Россыпь на полотне села

« Инжавинский вестник »
21
от
Среда, 20 мая, 2015 (Весь день)
1248
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/05/20/top68.ru-rossyp-na-polotne-sela-55721.jpg?itok=6beyFrI6

ИЗ ПЕЧАТИ вышла книга Юрия Наумова. Автор инжавинцам более известен как учитель семейной школы в селе Моршань-Ляда. С писательскими его трудами многие из нас мало знакомы, как и с тем, сколь разнообразна его педагогическая биография. Этот пробел частично восполнен в статье «Душой сквозь время», опубликованной в №11 «Инжавинского вестника» от 11 марта и посвящённой памяти нашего земляка. Он скончался от сердечной болезни в декабре 2014 года, не дождавшись выхода своей книги рассказов. Теперь - несколько слов о его писательской деятельности.

В сведениях об авторе на первой странице сборника сообщается: писатель Ю.П. Наумов публиковался со статьями в газетах, стихами и рассказами в журналах и сборниках Москвы, Воронежа, Новосибирска, Махачкалы, Тамбова и Тамбовской области.

Трижды был руководителем литературных объединений: сначала при краевой газете “Молодёжь Алтая”, затем на факультете общественных профессий в Алтайском государственном институте культуры и в Новосибирском Академгородке.

В КНИГЕ «Россыпь на полотне села» представлены рассказы о сельской жизни, любви к земле и всему живому на ней. Герои этих рассказов - люди, которые пригодились там, где родились. Есть среди них настоящие мастера своего дела, есть и простые труженики полей и ферм. Но все они самобытные, писатель подметил самое характерное для них и эпохи, в которой они жили. Чью-то жизнь сломали война, преследования и тюрьма. Другие выстояли, сохранили своё светлое начало. Как замечено в краткой аннотации к книге, автор пытается понять судьбу целого народа.

Для нас ценно то, что прототипами его рассказов послужили наши земляки - жители Моршань-Лядовки. Это угадывается без труда по разным очертаниям. В книге две части: «Голубиная песня детства» и «Были из жизни села». В неё вошли, как ранние рассказы из творчества писателя, так и более поздние. К сожалению, даты их написания не указаны.

В первой части шесть рассказов. Первый - «Голуби», о птицах, которые, по мнению автора, олицетворяют единое целое семьи и села. Второй - «Роза», о преданной дворняге, которая, несмотря на затаённую обиду на хозяина, при первой же грозящей ему опасности, кинулась в бой с целой сворой разъярённых собак, чтобы защитить его.

Вместе с автором мы проникаемся симпатией и болью к трагической судьбе Фили Парьского - человека, «с вечно грустным лицом, на котором как будто застыла тоска по счастью, которое он когда-то потерял», а также к кошатнице Марье Ивановне, терпящей насмешки, но всё же приучившую всю сельскую округу не обижать кошек. Перед нами в его рассказах предстают: беспредельно любящий лошадей, знающий все их нравы и повадки конюх Лексаня; своеобразная, мужиковатая Домна Ивановна по прозвищу Безмен, создавшая себе звонкую славу за умение коротким словом и смелым жестом призвать к порядку любого. Узнаём и о нравах, царящих в Перекисловской школе, о судьбе церкви, построенной помещиком Перекисловым на великие подаяния окрестных жителей, поруганной в годы безбожия. О том, как её судьба отзывается болью в душах старших по возрасту селян и вызывает противоречивые чувства у подростков.

«...Не звонила теперь церковь, собирая прихожан на молебен годовых и воскресных праздников. Угасла мощь колоколов, будоражащая сердце до самого районного центра. Их сняли и перелили на оружие. Повесили посреди села дребезжащее колесо и по утрам молотили по нему, собирая людей на работу. Они с радостью шли, веря, что строят для своих детей будущее. Хотя замечали, что вовсе и не получается будущего. Деревню их выкорчёвывают, как выкорчёвывали церковь...»

О героях книги автор рассказывает нам вроде бы беспристрастно, но, вместе с тем, очень тепло, с любовью. В своей аннотации замечает: «Мои герои - из детства. Они формировали меня, им я посвятил свои рассказы. Каждое появление в селе Фили Парьского или приход в дом Марьи Ивановны становился событием. Их приход обсуждали, а поступки оценивали. Всё село и округа говорили о них.

Домна Ивановна Безмен - счастье школьного двора и удача из царства воспитания. Что касается Лексани, то его дело - это интерес целого хозяйства».

ВО ВТОРОЙ части одиннадцать рассказов. В аннотации к ней автор замечает: «Послевоенное состояние жизни на селе выявляет природу нервного срыва, когда человек после испытания боем ещё не в состоянии контролировать себя. На фоне тех героев, которые не были задействованы во фронтовых событиях, видны человеческие судьбы, показывающие устремления русского человека и, прежде всего, его усердие в деле...»

Об этом усердии читаем: в рассказе «Раздел» - о произошедшем разделе в большой семье ценителя строгого порядка Василия Ванькова; в другом - о доживающей свой век, почти всеми забытой, добрейшей души тётке Дарье; о Егоре Ванькове - бывшем трактористе, прошедшем в годы испытаний Великой Отечественной войны фронтовые дороги на танке; о непредсказуемом в быту по причине полученной на войне травмы головы Александре Абдалине; о любящем подшутить над другими ветеринарном фельдшере Неудахине; о горькой судьбе Антонины Липатовой - кроткой жене и помощнице ветеринарного фельдшера, загубившей себя из-за измены мужа; стеклоеде Владимире Похрустове...

Чёткими штрихами жизнеописует автор их характеры, бытие, определяющее судьбы его героев, и особенности времени, в которое им выпало жить. Перед читателем предстаёт послевоенная деревня, где «немца кляли, как могли» за калек, за разлуку, «открыто и втихую кляли тех, кто погубил мужей на сибирских лесоповалах и в самых разных тёмных углах, погубил за то, что работали и за то, что не работали толком, за то, что молчали и за то, что говорили. За всё ругали и за всё судили. За то, что воровали, и за то, что предавали. Но основной гнев сыпался на фашиста. На этого гада. И кляла его каждая русская семья. Кляла невозможно и за картами, и в церкви - грех брали на душу. Молились Богу и заодно проклинали чертей. Особенно кляли фашистов в день поминок. Когда зачитывался список убиенных. Точно обжигало дедов, матерей, детей, сливалась воедино тут гибель лесоповалов с фашистским нашествием» - читаем в рассказе «Песня Яшки-каблучка» о картёжнике, прошедшем школу тюремной жизни и появившемся в деревне случайно. Этот рассказ, как замечает автор, попытка выяснить истоки человеческого духовного опустошения. «Оно страшно тем, что, как зараза - холера или саранча, колорадский жук - набрасывается и безудержно сжирает на своем пути молодое и старое. И нет ему пределов»- пишет Юрий Наумов.

ИСТОКИ духовного опустошения явственно просматриваются в отступлении человека от веры в Бога. Оно не коснулось тех, в ком, несмотря на насаждаемую в деревне политику богоборчества, разрушение и поругание храмов, эта вера жила, глубоко прячась в душе, впитавшись от пращуров.

С необыкновенной любовью писатель рассказывает о Покровской церкви в Моршань-Лядовке - «двухкупольной красавице, напоминающей едущих друг за другом богатырей: один, кряжист, впереди, высокий, стройный- следом. Умный человек выбрал такое удивительное место на пригорке. Будто полотно играет с разных точек наблюдения. Голубые купола растворяются, как в тумане, и голубизна ярко выявляется сквозь белизну. Церковь то оживает, сияя, то вновь обычна, сама строгость и смирение... Церковь царствует и украшает своим присутствием берега маленькой речушки Карай и скудную местность. Пространство церкви и её красного кирпича расширяется, кирпич сливается в целое, как в рассказе слово... Если смотришь на церковь издали- видишь гордую стать и могучую силу, утверждающую власть добра на земле. А земля обнимает и поднимает на своих плечах бремя человеческих нужд, страданий, поисков себя в делах и скандалах. Законы церкви не менялись, но изменчивы люди, служившие в ней и около неё».

Автор рассказывает о прямом и косвенном отношении церкви к Яшке-безбожнику, о судьбах селян того периода времени, когда «Ежовых меняли на Ягод, а здесь Ивана - на Митрофана. Один уходил, на очередного уже начиналась охота. Швабра уборщиц стирала собственные следы преступления, списывая всё на всемогущих, но не они писали доносы, а им».

Книга вышла в издательстве «Тамбов: принт-сервис» ТГУ им. Державина.

ЗНАКОМСТВО с книгой нашего земляка, писателя Ю.П. Наумова поможет его землякам лучше понять историю края. Точностью и выразительностью увлекают его, порой неожиданно образные язык и сравнения: «всё зрело и оставалось на свалке человеческих способностей», о человеке - «вворачивался в жизнь винтом, а жизнь ввинчивала свои болтики в него», «дезертире от развития в сторону воровства, обмана» и другие. Выход в свет этого сборника рассказов знаменателен для нашего края. Отрадно, что это случилось в Год литературы в России.

Автор: 
Любовь Пьянова
Читайте также:
Наверх