Старец Авмросий

« Знамя »
48
от
Четверг, 1 декабря, 2011 (Весь день)
1766
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/12/01/top68.ru-starets-avmrosii-5859.jpg?itok=jhbonrl8

В ок­тя­б­ре Пра­во­слав­ная Цер­ковь вспо­ми­на­ла пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия Оп­тин­ско­го. В 2012 го­ду ве­ру­ю­щие от­ме­тят 200-ле­тие со дня его рож­де­ния. По это­му слу­чаю на ро­ди­не пре­по­доб­но­го стар­ца – в се­ле Боль­шая Ли­по­ви­ца Там­бов­ской об­ла­с­ти, где в на­сто­я­щее вре­мя воз­во­дит­ся Тро­иц­кий храм, – прой­дут юби­лей­ные тор­же­ст­ва.

ИМЯ стар­ца, ко­то­рый «при жиз­ни был сла­вен во всех кон­цах Ру­си, а по смер­ти удо­с­то­ил­ся ис­крен­них слёз и воз­ды­ха­ний», как бы­ло ска­за­но о нём на по­гре­бе­нии, осо­бен­но до­рог и лю­бим на Там­бов­щи­не. И это не уди­ви­тель­но. Как сви­де­тель­ст­ву­ют до­шед­шие до нас ар­хив­ные до­ку­мен­ты, пре­по­доб­ный Ам­вро­сий Оп­тин­ский (мир­ское имя стар­ца Алек­сандр Ми­хай­ло­вич Грен­ков – прим. ав­то­ра) ро­дил­ся 23 но­я­б­ря 1812 го­да в се­ле Боль­шая Ли­по­ви­ца Там­бов­ской гу­бер­нии. Отец его, Ми­ха­ил Фё­до­ро­вич, был по­но­ма­рём, дед, Фё­дор Грен­ков, – свя­щен­ни­ком. Че­ло­ве­ком свя­той жиз­ни, по сло­вам са­мо­го стар­ца, бы­ла и его ма­туш­ка Мар­фа Ни­ко­ла­ев­на. Алек­сандр, ко­то­рый в дет­ст­ве был бой­ким, спо­соб­ным и ве­сё­лым маль­чи­ком, вос­пи­ты­вал­ся в стро­го пра­во­слав­ном ду­хе. Со­блю­дал все по­сты, ус­та­нов­лен­ные Цер­ко­вью, пел на кли­ро­се в ме­ст­ном хра­ме. По­сле окон­ча­ния Там­бов­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща Алек­сандр Грен­ков про­дол­жил об­ра­зо­ва­ние в Там­бов­ской се­ми­на­рии, где счи­тал­ся од­ним из луч­ших её уче­ни­ков. Од­на­ко мысль о мо­на­ше­ст­ве мо­ло­до­му, об­щи­тель­но­му ве­сель­ча­ку, ка­ким он в ту по­ру был, и в го­ло­ву не при­хо­ди­ла. Впос­лед­ст­вии сам ста­рец так го­во­рил об этом: «В мо­на­с­тырь я не ду­мал ни­ког­да ид­ти. Впро­чем, дру­гие, я сам не знаю по­че­му, пред­ре­ка­ли мне, что я бу­ду в мо­на­с­ты­ре». По сло­вам стар­ца, од­наж­ды, ког­да он силь­но за­бо­лел, и на­деж­ды на вы­здо­ров­ле­ние не бы­ло ни­ка­кой, Алек­сандр дал обе­ща­ние, что ес­ли Гос­подь воз­двиг­нет его от од­ра бо­лез­ни, он не­пре­мен­но пой­дёт в мо­на­с­тырь. Ско­ро мо­ло­дой че­ло­век по­пра­вил­ся, од­на­ко с по­ступ­ле­ни­ем в мо­на­с­тырь не то­ро­пил­ся. В 1837 го­ду вы­пу­ск­ник се­ми­на­рии стал пре­по­да­вать в Ли­пец­ком ду­хов­ном учи­ли­ще. По вос­по­ми­на­ни­ям со­вре­мен­ни­ков, все лю­би­ли это­го зна­ю­ще­го и до­б­ро­же­ла­тель­но­го че­ло­ве­ка. Алек­сандр Ми­хай­ло­вич про­дол­жал ув­ле­кать­ся мир­ски­ми уве­се­ле­ни­я­ми: лю­бил пе­ние и му­зы­ку, мно­го раз­го­ва­ри­вал и шу­тил. Но на ду­ше у не­го бы­ло не­спо­кой­но. Для ус­по­ко­е­ния со­ве­с­ти Алек­сандр стал при­бе­гать к мо­лит­ве. Но­чью, ког­да его то­ва­ри­щи-пре­по­да­ва­те­ли спа­ли, он ста­но­вил­ся пе­ред Там­бов­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри и дол­го усерд­но мо­лил­ся. Его мо­лит­вен­ный по­двиг не мог ос­тать­ся не­за­ме­чен­ным. Уз­нав о его ноч­ном бде­нии, то­ва­ри­щи ста­ли на­сме­хать­ся над Алек­сан­д­ром. И ему при­шлось ис­кать бо­лее удоб­ное ме­с­то для мо­лит­вы.
А вско­ре, не зная, как луч­ше ус­т­ро­ить даль­ней­шую жизнь, Алек­сандр от­пра­вил­ся за со­ве­том к Тро­е­ку­ров­ско­му по­движ­ни­ку Ил­ла­ри­о­ну, из­ве­ст­но­му сво­ей свя­то­с­тью. «Иди в Оп­ти­ну, ты там ну­жен», – ус­лы­шал мо­ло­дой пре­по­да­ва­тель сло­ва, ока­зав­ши­е­ся про­ро­че­с­ки­ми.
В Оп­ти­ну Пу­с­тынь бу­ду­щий ста­рец при­был в 1839 го­ду. Там про­хо­дил обыч­ные мо­на­с­тыр­ские по­слу­ша­ния, тру­дил­ся в тра­пез­ной, пе­ре­пи­сы­вал свя­то­оте­че­с­кие кни­ги. Ду­хов­ни­ком у не­го был зна­ме­ни­тый ста­рец Лев (На­гол­кин), у ко­то­ро­го мо­ло­дой по­слуш­ник на­учил­ся сми­ре­нию, рев­но­ст­ной люб­ви к Бо­гу и ду­хов­ной рас­су­ди­тель­но­с­ти. Вско­ре Алек­сандр при­нял по­ст­риг и был на­ре­чён Ам­вро­си­ем, в па­мять свя­ти­те­ля Ам­вро­сия Ме­ди­о­лан­ско­го.
В 1843 го­ду мо­ло­дой инок был ру­ко­по­ло­жен во ие­ро­ди­а­ко­на, а в 1845 – во ие­ро­мо­на­ха. По­свя­ще­ние со­сто­я­лось зи­мой, в Ка­лу­ге, и ещё в до­ро­ге Ам­вро­сий по­чув­ст­во­вал се­бя боль­ным. На­вер­ное, это и ста­ло на­ча­лом тех поч­ти не­пре­рыв­ных тяж­ких бо­лез­ней, ко­то­рые со­про­вож­да­ли стар­ца до са­мой кон­чи­ны.
Ка­луж­ский Пре­ос­вя­щен­ный Ни­ко­лай бла­го­сло­вил ие­ро­мо­на­ха Ам­вро­сия на ду­хов­ни­че­ст­во. По­сле кон­чи­ны стар­ца Ма­ка­рия на­чи­на­ют­ся ве­ли­кие тру­ды Ам­вро­сия по ду­хов­но­му окорм­ле­нию мо­на­хов и всех тех, кто при­ез­жал к не­му за со­ве­том со всех кон­цов не­объ­ят­ной Рос­сии. В день к пре­по­доб­но­му Ам­вро­сию при­хо­ди­ло по 30-40 пи­сем, а по­се­ти­те­лей бы­ва­ло по не­сколь­ко со­тен че­ло­век. И ни­кто не ухо­дил от не­го не уте­шен­ным.
По сло­вам оче­вид­цев, жил он очень скром­но, всё уб­ран­ст­во ке­лии ба­тюш­ки со­став­ля­ли не­сколь­ко икон, мо­на­ше­с­кое об­ла­че­ние, кро­вать с хол­що­вым, на­би­тым со­ло­мой тю­фя­ком и та­кой же по­душ­кой. В пи­ще он был так­же край­не воз­дер­жан. По­сто­ян­но пре­бы­вал в мо­лит­ве. По­се­ти­те­ли не­од­но­крат­но ви­де­ли его ли­цо в си­я­нии не­твар­но­го бо­же­ст­вен­но­го све­та, а всё те­ло – при­под­ня­тым над зем­лёй во вре­мя мо­лит­вы.
Кро­ме бе­сед на­еди­не и ис­по­ве­ди, ста­рец про­во­дил и об­щие бе­се­ды. Как пра­ви­ло, же­ла­ю­щих при­сут­ст­во­вать на них на­би­ва­лась пол­ная ке­лья. Ста­рец вра­зум­лял мет­ким сло­вом, не­ред­ко – по­сло­ви­ца­ми, очень по­нят­ны­ми то­му, к ко­му они от­но­си­лись. Или рас­ска­зы­вал что-ни­будь та­кое, что слу­жи­ло от­ве­том на со­кро­вен­ную мысль ко­го-ли­бо из при­сут­ст­во­вав­ших. Не­ред­ко отец Ам­вро­сий го­во­рил шут­ли­во, но за этой ве­сё­лой фор­мой скры­ва­лось глу­бо­кое со­дер­жа­ние. «Как жить?» – спра­ши­ва­ли стар­ца. «На­до жить-не ту­жить, ни­ко­го не осуж­дать, ни­ко­му не до­саж­дать, и всем моё по­чте­ние», – от­ве­чал он. Ино­гда от­вет зву­чал так: «Нуж­но жить не­ли­це­мер­но и ве­с­ти се­бя при­мер­но; тог­да де­ло на­ше бу­дет вер­но, а ина­че вый­дет сквер­но». По­доб­ные на­став­ле­ния глу­бо­ко за­па­да­ли в ду­ши слу­шав­ших его и вно­си­ли мир в их не­спо­кой­ные серд­ца. Пре­по­доб­ный Ам­вро­сий Оп­тин­ский об­ла­дал так­же да­ром ис­це­ле­ния. Не­воз­мож­но пе­ре­чис­лить всех ис­це­ле­ний, со­вер­шён­ных по мо­лит­вам стар­ца.
Пре­ста­вил­ся ба­тюш­ка 23 ок­тя­б­ря 1891 го­да в Ша­мор­дин­ской оби­те­ли. На его мра­мор­ном над­гро­бии вы­гра­ви­ро­ва­ны сло­ва апо­с­то­ла Пав­ла: «Бых не­мощ­ным, яко не­мо­щен, да не­мощ­ныя при­об­ря­щу. Всем бых вся, да вся­ко не­кия спа­су» (1 Кор. 9,22). В них – вся суть жи­тия стар­ца, ко­то­рый ви­дел своё пред­наз­на­че­ние в том, что­бы учить лю­дей жить сча­ст­ли­во и по­мо­гать им не­сти вы­па­да­ю­щие на их до­лю тя­го­ты, в чём бы они ни со­сто­я­ли.
Од­на­ко кон­чи­на зем­ной жиз­ни не пре­рва­ла свя­зи стар­ца с людь­ми, слу­чаи его чу­дес­ной по­мо­щи ис­чис­ля­ют­ся сот­ня­ми и в на­ши дни. Убе­дить­ся в этом во вре­мя па­лом­ни­че­с­ких по­ез­док в Оп­ти­ну Пу­с­тынь, где под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный ста­рец, мог­ли и мно­гие жи­те­ли Ни­ки­фо­ров­ско­го рай­о­на, ко­то­рые и в даль­ней­шем не раз при­бе­га­ли к мо­лит­вен­ной по­мо­щи пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия Оп­тин­ско­го.

***
В ли­ке свя­тых Ам­вро­сий Оп­тин­ский, ко­то­рый ещё при жиз­ни по­чи­тал­ся как ста­рец, был про­слав­лен По­ме­ст­ным Со­бо­ром РПЦ 6 ию­ня 1988 го­да.

***
По со­об­ще­нию пресс служ­бы Там­бов­ской епар­хии, 27 сен­тя­б­ря 2011 го­да, в день пра­зд­но­ва­ния Воз­дви­же­ния Че­ст­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­с­та Гос­под­ня, в се­ле Боль­шая Ли­по­ви­ца был воз­двиг­нут ку­пол с кре­с­том на стро­я­щий­ся здесь Тро­иц­кий храм. Чин ос­вя­ще­ния кре­с­та для хра­ма, воз­рож­да­е­мо­го на ро­ди­не пре­по­доб­но­го Ам­вро­сия Оп­тин­ско­го ис­клю­чи­тель­но на по­жерт­во­ва­ния бла­го­тво­ри­те­лей, со­вер­шил епи­с­коп Там­бов­ский и Ми­чу­рин­ский Фе­о­до­сий. По сло­вам Пре­ос­вя­щен­ней­ше­го вла­ды­ки, стро­я­щий­ся храм яв­ля­ет­ся ук­ра­ше­ни­ем не толь­ко се­ла Боль­шая Ли­по­ви­ца, но и всей там­бов­ской зем­ли.

Автор: 
Людмила Юркова
Читайте также:
Наверх