За оборону Сталинграда

« Народная трибуна »
6
от
Среда, 4 февраля, 2015 (Весь день)
830
За оборону Сталинграда
 
Cоветские войска разгромили тогда пять армий: две немецкие, две румынские и одну итальянскую
 
   Победа советских войск над немецко­фашистскими войсками под Сталинградом ­ одна из наиболее славных страниц летописи Великой Отечественной войны. 200 дней и ночей ­ с 17 июля 1942 года до 2 февраля 1943 года ­ продолжалась Сталинградская битва при непрерывно возрастающем напряжении сил обеих сторон. 
   Очень важной была моральная сторона этой победы. Она вызвала в народе прилив энергии и подъём духа. После Сталинграда советские воины обрели достаточную уверенность в своих силах. Сталинградская битва по продолжительности и ожесточённости боев, по количеству участвовавших людей и боевой техники превзошла на тот момент все сражения мировой истории. Она развернулась на огромной территории в 100 тысяч квадратных километров. На отдельных этапах с обеих сторон в ней участвовало свыше двух миллионов человек, до двух тысяч танков, более двух тысяч самолётов, до 26 тысяч орудий. По результатам эта битва также превзошла все предшествовавшие. Под Сталинградом советские войска разгромили пять армий: две немецкие, две румынские и одну итальянскую. 
   Более ста двадцати воинов удостоены звания Героя Советского Союза, около 760 тысяч участников битвы награждены медалью «За оборону Сталинграда». К 20­летию победы советского народа в Великой Отечественной войне город­герой Волго­град был награждён орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда».
 
«За Волгой для нас земли нет!»
    Особую роль в эти тяжёлые дни сыграла 35­я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал­майора Васи­лия Глазкова, уроженца села Вердеревщино, нашего земляка. Командный пункт генерала Глазкова находился в Верхней Ель­шанке, на передовой линии, на подступах к городу. Восьмого сентября гитлеровцы поставили перед собой основную цель ­ завладеть командным пунктом командира дивизии, генерала Василия Глазкова. Численное превосходство было за немцами. Бой длился пять часов, атаки были отбиты, руководил операцией сам генерал. Все подступы к штабным блиндажам были завалены трупами фашистов. Обстановка на командном пункте накалялась, прервалась связь со штабом армии, вышла из строя радиостанция. Было принято решение передислоцировать командный пункт. Чтобы вывести все службы штаба, генерал Василий Глазков организовал контратаку, оттесняя врага силами разведчиков, снайперов и комендантского взвода, лично прикрывая отход.
   Гитлеровцы открыли огонь. Артналёт точно пришёлся  по району движения командного состава. Василий Андреевич был ранен, но не покинул командный пункт. Он терял сознание, но, приходя в себя, продолжал руководить. Ранение оказалось тяжёлым, необходимо было срочно отправить генерала в госпиталь. Снайперы и разведчики на плащ­палатке отнесли его к машине и помогли разместиться там. В этот момент немцы открыли сильный миномётный огонь, одна из мин попала в машину. Фашисты смогли приблизиться и не давали возможности вывести машину с раненым комдивом. Бойцы приняли решение нести  раненого генерала на руках. Автомат­чики противника пытались отрезать отступление, открыв огонь по нашей группе.
   Три бойца были ранены, пулемётная очередь попала и в генерала. Так погиб на поле боя командир 35­й гвардейской стрелковой дивизии, генерал­майор Василий Глазков. За мужество и героизм личного состава знамя 35­й гвардейской стрелковой дивизии украшают три боевых ордена: Красного знамени, Суворова (II степени), Богдана Хмельницкого (II степени).
 
Тамбовские солдаты
   106 взвод связи, состоящий в основном из призывников Тамбовской области, направлялся в район Сталинграда. Первые сутки эшелон двигался почти без остановок, но по мере приближения к месту назначения он всё чаще и продолжительнее стал задерживаться на полустанках и разъездах. Командир взвода  Сизов объяснил подчинённым, что немцы окружены под Ста­линградом, много взято пленных. Их торопятся вывезти в глубь страны, отсюда и задержки в движении.
   Молодые бойцы, не нюхавшие ещё пороха, не слышавшие разрывов снарядов, недоумевали: зачем их везут под Сталинград, где основное уже сделано ­ враг окружён, его уничтожение ­ дело нескольких дней. Неведомо было им, как и многим тысячам солдат тогда, что командование окружённой армии отклонило наш ультиматум о сдаче в плен. И что на помощь окружённым спешат танковые соединения генерала Манштейна с приказом во чтобы то ни стало разорвать кольцо окружения. Взвод тамбовских связистов, в числе которых был Николай Юмашев из села Кривополянье, станет для второй армии в прямом смысле слова глазами и ушами. Постоянно курсируя в прифронтовой полосе, связисты, разведчики фиксировали по сути дела все радиопереговоры немцев и были в курсе о направлениях основных немецких ударов.
   Вот тогда­то молодой боец из лесного села на Тамбовщине увидел истинное лицо войны: считанные минуты назад он разговаривал, шутил в кузове с товарищами, а сейчас их уже нет, и ты бессилен применить оружие, дать очередь из автомата по врагу. «Это было самое страшное», ­ много лет спустя скажет Николай Васильевич. В 1943 году он получит из дома письмо, из которого узнает, что на Курской дуге у него погиб отец. Николай подаст рапорт о переводе его в стрелковую часть. В нём он напишет:
   «Хочу убивать поганых фрицев за погибшего отца, друзей, товарищей…» Командир наложит резолюцию: надобен в соединении связи. Вот так сложилась фронтовая судьба Николая Юмашева. На войне был, но не убивал, не ходил в атаку, не освобождал ни сёл, ни городов. Он обеспечивал связь и передачу сообщений о планируемых бомбардировках, предстоящих атаках. Противник терял фактор неожиданности, цена которому ­ солдатские жизни. Этим важным делом занимался наш земляк 73 года назад под Сталингра­дом. Сейчас его с нами нет, но светлая память о нём навсегда будет жить в наших сердцах.
 
Автор: 
Подготовила Ольга Ладыженская
Читайте также:
Наверх