Альтернативное хозяйство

« Знамя »
33
от
Четверг, 14 августа, 2014 (Весь день)
1863
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/08/14/top68.ru-alternativnoe-khozyaistvo-41826.jpg?itok=Bmc_cyaK

Однажды мы уже рассказывали о крестьянско-фермерском хозяйстве В.Н. Карпенко на страницах «районки». Это было в конце 2012 года. Теперь мы решили побывать там снова и узнать, как обстоят дела в КФХ в настоящее время.

Необидное слово «совок»  

Так как сама Валентина Ни­колаевна Карпенко в день нашего приезда оказалась занята на приёмке и отгрузке зерна, а также прочей сельхозпродукции, то провести экскурсию по хозяйству вызвался Владимир Ана­тольевич Чуканов. Этот из­вест­ный в районе человек — де­ло­вой партнёр и фактический совладелец КФХ. В настоящее время он предприниматель, а некогда занимал должность глав­ного редактора «районки», возглавлял районную администрацию.
— Несмотря на предпринимательскую деятельность, по мировоззрению во многом я остался советским человеком. «Совком», как сейчас принято выражаться. Для меня это слово необидное, — делится сокровенным Владимир Ана­тольевич. — Убеждён, что стремление к личному успеху — далеко не самый главный мотив, который должен двигать людьми. Куда важнее и полезнее взаимовыручка, умение объединять усилия для общего дела. Мне хотелось бы верить, что и Валентина Ни­колаевна, и другие наши друзья и партнёры, такие как Виктор Сергеевич и Александр Лео­нидович Солоповы, Сергей Витальевич Шадринцев, Ген­надий Алексеевич Стариков, а также работники КФХ Кар­пенко, разделяют это убеждение. По сути, у нас с ними сложилось нечто вроде кооперативных отношений, основанных на взаимном уважении и доверии. Маленькому КФХ или личному подсобному хозяйству не по силам содержать весь комплекс необходимых для различных сельхозработ машин и сооружений. Но что мешает пользоваться тем, что имеется у кого-то одного, со­обща? Нам — ничего не мешает.
Действительно, на первый взгляд КФХ Карпенко напоминает не слишком богатый, но достаточно крепкий советский колхоз. Напоминает не столько парком техники, в котором преобладают отечественные образцы, в том числе и отдельные «экспонаты», изготовленные в советское время (но вполне действующие). В большей степени такую атмосферу создают простые, неформальные отношения в коллективе, отсутствие различных внешних атрибутов, присущих ны­нешнему российскому агробизнесу, зачастую стремящемуся походить на западный. Это сказывается и на подходе к производству.

Бережливость как принцип   

Девиз КФХ Карпенко, если попробовать его сформулировать, звучал бы не как «прибыль любой ценой», а «экономика должна быть экономной». Бережливость, конечно, часто диктуется отсутствием лишних денежных средств, но в большинстве случаев она — осознанный выбор.
— Мы категорически против неоправданного использования ядохимикатов и высоких доз минеральных удобрений. Используем только протравители семян. И от чистых паров тоже отказываться не намерены. Лучше получить меньший урожай, но с минимальными затратами и экологически чистый. А благодаря низкой себестоимости продукции мы более устойчивы, меньше зависим от колебания закупочных цен или государственных субсидий, получая стабильную прибыль там, где поклонники более интенсивных методов хозяйствования терпят убытки. Впрочем, на фоне других хозяйств мы выглядим вполне достойно и по продуктивности. Урожайность пшеницы, ячменя и овса у нас — под 30 центнеров с гектара и выше. Регулярное внесение органики и бережное отношение к земле приносят свои плоды, — поясняет Владимир Анатольевич. — Мы не выжигаем солому на полях вместе с гумусом, а используем её в качестве подстилки для скота. Затем вся эта масса, перепревшая вместе с навозом, вносится обратно в почву. Подумываем о том, чтобы и минеральные удобрения добавлять на стадии подготовки органики, так как вещества, вынесенные из почвы с урожаем, всё-таки нужно возвращать обратно.
Да, в КФХ Карпенко, в отличие от большинства сельхозпредприятий района, как и встарь, основу поддержания плодородия почвы составляет внесение навоза. Нашим читателям, которые помнят предыдущую публикацию об этом хозяйстве, известно, что оно ещё и животноводческое, специализируется на разведении молочного скота. И в этом деле преуспело не меньше, чем в земледелии. В настоящее вре­мя обе отрасли равнозначны.
Общее поголовье крупного рогатого скота в хозяйстве со­ставляет порядка 250 голов, а дойное стадо — 63 головы. По продуктивности здешние коровы вторые в районе после племхоза ОАО «Голицыно». В прошлом году на одну фуражную корову надоили 4,8 тысячи килограммов молока, а за 7 месяцев те­кущего года, как сообщила специалист сельхозуправления Н.Б. Новикова, надой составил почти 3,9 тысячи килограммов молока на корову.
К слову, стадо, которое каждое утро выгоняют на пастбище пастухи хозяйства, заметно многочисленнее того, что имеется в КФХ. Вместе с собственными животными пасутся коровы ра­ботников хозяйства, Г.А. Ста­рикова, дочери В.А. Чуканова Кристины и других партнёров. Так же сообща используют не только пастбища, но и различные хозяйственные постройки, машины для заготовки кормов и прочее оборудование.
Один из ярких примеров со­трудничества — предоставление Екатерининской опытной станции земельного участка для выращивания элитных семян зерновых. В итоге станция до­полнительно получила качественный посевной материал, а КФХ — хорошо обработанный и очищенный от сорняков участок, а также ценный агротехнический опыт.
По словам руководителей хозяйства, на членов трудового коллектива они смотрят как на партнёров, а не просто наёмных работников. Стараются создать нормальные условия для труда. Так, механизаторам доставляют прямо в поле горячий обед и ужин, приготовленные по до­машним рецептам. Доярок обеспечили спецодеждой. Зар­плата выдаётся в соответствии с законом, с оплатой соцпакета. Должно быть, поэтому любой механизатор говорит о вверенном ему тракторе «мой» и относится соответственно, как к своему. И поэтому же в хозяйстве нет иностранных работников, только местные жители.

По законам жанра   

Конкуренция — одно из неизбежных явлений в рыночной экономике. С одной стороны она, конечно, подстёгивает, заставляет работать лучше, активнее бороться за клиентов. Но с другой — отнимает массу ресурсов, нервов и времени, которые могли бы быть использованы не на устранение по­следствий козней конкурентов, а на что-то более полезное. Но, увы, в реальности всё иначе.
— Земли в Ярославке — лакомый кусок, который хотели бы заполучить многие. Большую часть из 868 гектаров пашни, которые мы обрабатываем, а также пастбищ и сенокосов, составляют пае­вые земли, арендованные у собственников. В настоящее время наши конкуренты распускают слухи о том, что будто бы хозяйство находится в тяжёлом финансовом положении и может стать банкротом. А потому следует расторгать договоры аренды и продавать землю им, — говорит В.А. Чуканов. — Разу­меется, любой собственник вправе расторгнуть договор аренды с нами. Тем более что мы категорически против «крепостного права», то есть таких условий, по которым владелец пая должен выплачивать миллионные неустойки при расторжении договора. Однако уверены, что большинство пайщиков останутся с нами. Арендную плату мы отдаём вовремя и она достаточно высока. А долгов у КФХ нет, в том числе по налогам. На данный момент (то есть 5 августа 2014 года, — прим. автора) вся текущая задолженность составляет 13 ты­сяч рублей. Хозяйство ра­ботает эффективно и стабильно получает прибыль.
Судя по спокойной, несуетливой деятельности, никто в КФХ ни о каком банкротстве дей­ствительно не думает. Уби­рают урожай и готовятся к зиме. Заготовили почти 500 тонн фу­ражного зерна, накосили сена. Сейчас прессуют в тюки солому для подстилки. Интересно, что делают это не в поле, а на стационарной площадке. Считают, что так намного экономичнее.
Приобрели дробилку кормов ДК-1А, которая после за­вершения монтажа будет ис­пользоваться в целях приготовления комбикормов для стада КФХ и личных подворий работников.
Идёт реконструкция старого свинарника под содержание молодняка крупного рогатого скота. Проводятся другие работы, направленные как на ближайшую, так и на удалённую перспективу. Планируется стро­ительство молокопровода, ре­монт животноводческих и складских помещений.
Конечно, нельзя сказать, что в хозяйстве всё так уж радужно и его развитие идёт семимильными шагами. К примеру, дойное стадо могло бы уже сейчас достигнуть сотни голов или больше. Но всё ещё имеются случаи заражения коров лейкозом, из-за которых больных животных приходится забивать. Из закупленных через МУП «Никифоровское агентство поддержки и развития малого предпринимательства» 30 нетелей треть оказались бракованными.
У многих до сих пор на слуху происшедшая несколько лет назад история с партией заражённого головнёй зерна из КФХ Карпенко, хотя с тех пор такое ни разу не повторялось. Как нам пояснили в хозяйстве, им тогда вернули заражённые семена взамен одолженных для посевной. Впоследствии больные семена не пересевались, а участок был очищен от спор патогенного грибка агротехническими методами.
Если обобщить всё сказанное выше, то в лице КФХ Карпенко и подобных ему хо­зяйств мы имеем альтернативу крупным агрохолдингам и предприятиям, устроенным по их образцу. Возможно, в ны­нешних условиях оно представляется менее доходным, но кто знает, какие тенденции возобладают в социально-экономической сфере в будущем. Для устойчивости природных со­обществ важно разнообразие би­оло­гических видов, а для, так сказать, социальной экологии ре­шающим может оказаться раз­нообразие организационно-правовых форм и способов хозяйствования.

Автор: 
Дмитрий Хатунцев
Читайте также:
Наверх