«Я всегда знала, что буду летать». В День воздушного флота России рассказываем об истории командира экипажа АН-2 из Тамбова

18 августа 2019, 12:03 731
public://article-images/2019/08/17/news-nid104969-151948.jpg
Фото: личный архив Виктории Козодаевой

Май 1977 года. Тамбовский аэропорт. Даже не взглянув на направление выпускницы Кременчугского лётного училища, кадровик «отрезала»:

— Женщин-пилотов не берём!

Спустя 20 минут пришёл начальник отдела кадров. С его ободряющего напутствия началась профессиональная карьера второго пилота Виктории Козодаевой. Вскоре она станет командиром экипажа Ан-2 и пролетит в тамбовском небе свыше 7 тысяч безаварийных часов. А пока...

 

 Фото: Юлия Новикова

 

Небо. Первые шаги

О том, что будет летать, Виктория Козодаева знала с детства. В мыслях, будто в облаках, появился небольшой просвет-предвестник будущих полётов. Но как можно было всерьёз думать о небе, когда на уровне государства женщинам путь в авиацию был закрыт?

На дворе 1970 год. Действует приказ министра авиации о запрете для девушек поступать в лётные училища. Сложно понять это после 30-х с открытием аэроклубов по всей стране и призывами летать всем и каждому; после военных 40-х, когда тысячи победных вылетов совершали отважные лётчицы; после открытия космической эры в весеннем 1961-м...

Свою мечту девушка никому не открывала. После окончания школы Виктория Захарова поступила в ТИХМ и на лётное отделение Тамбовского авиационно-спортивного клуба.

 

 Фото: Юлия Новикова

 

За несколько лет обучения освоила программу лётной подготовки и стала чемпионкой в командном и личном зачёте на различных соревнованиях по авиационному спорту. Там же, в аэроклубе, она встретила свою судьбу: мужем молодой лётчицы стал инструктор, мастер спорта Владимир Козодаев.

 

У нас — спецнабор, а вам зачем?

Тамбов. 1975 год. Окончив институт, Виктория работала инженером. Мечта о небе не отпускала, но по-прежнему казалась несбыточной.

— А вы-то, девушки, зачем вообще в аэроклубе занимаетесь? Для нас есть спецнабор в лётные училища, а вам для чего? — спросил кто-то из парней.

Спецнабор давал возможность пройти обучение в укороченные сроки курсантам с первоначальной лётной подготовкой.

 

 

Редким счастливицам помогали легендарные советские лётчицы — Марина Попович и Валентина Гризодубова. К Валентине Гризодубовой в один из московских визитов и отправилась юная выпускница тамбовского аэроклуба. 

— Молодость хороша своей непосредственностью. Представляете: к Герою Советского Союза приходит незнакомая девушка с улицы... Валентина Степановна честно сказала: «Сейчас вопрос надо решать радикально: либо возможность поступить есть у каждой, либо — ни у кого», — вспоминает Виктория Козодаева.

Женский спецнабор в лётном училище Кременчуга объявили в 1976 году. Когда число желающих пройти вступительные испытания превысило 120 девушек, приём документов прекратили. Поступили 30.

 

 

Пролетая над рекой Вороной

Тамбов. 1977 год. Аэропорт. На Ан-2 летали в Карай-Салтыково, в Волчки и Дегтянку, в Пахотный Угол и Токаревку. В день — по 5-8 часов. Были полёты и за пределы области: Воронеж, Курск, Горький (ставший позже Нижним Новгородом), Украина.

 

 

Поработать пришлось и по санзаданиям. Лёгкие самолёты привозили врачей в небольшие сёла, а пациентов — в областной центр. Отличием санавиации от регулярных рейсов были площадки приземления. Их оговаривали заранее, но в каком состоянии увидит полосу пилот, было неясно.

Как-то забирали врача в Инжавинском районе. Подлетая к площадке — небольшому стадиону на берегу Вороны, — пилоты увидели, что по полю свободно ходят... коровы. Ни пастуха, ни даже привязи у животных не было. В тот раз самолёт сел на участок земли около берега.

— Не было навигаторов, летали по картам. Помогала радиосвязь. Насколько ты сам сможешь прочитать карту и сориентироваться на месте, настолько и пролетишь. Профессионализм — это способность применить знания на практике, — говорит лётчица.

 

 Фото: Юлия Новикова

 

Моя душа осталась в аэроклубе

1982 год. Уже став командиром экипажа Ан-2, Виктория Козодаева поняла: она скучает по аэроклубу. Получила разрешение начальника клуба возобновить спортивные полёты.

— Муж, на тот момент занимавший должность замначальника по лётной подготовке, отговаривать не стал. Он понимал, что я всё равно буду летать. В итоге летала я так два года: в рабочее время — от аэропорта, а после работы — в качестве спортсменки аэроклуба, — вспоминает Виктория Михайловна.

Аэроклуб в её профессиональную жизнь вернулся через несколько лет. Малая авиация в области пришла в упадок ближе к 90-м годам. Опытного лётчика пригласили работать на выброску парашютистов. Успех прыжка и точка приземления на неуправляемом куполе во многом зависят от мастерства пилота.

 

 

— Оглядываясь назад, я понимаю, что аэроклуб дал мне в плане подготовки куда больше, чем училище, — говорит Виктория Козодаева. — Что я могу сказать сегодняшним мечтающим о небе девушкам? Идите к цели. Увы, сегодня не развита система подготовки пилотов-любителей так, как была развита в моей молодости. Но небо покоряется сильным. И оно открыто для всех.

Юлия Новикова

/images/banners/poligrafia_745x300.jpg

Читаемое

Наверх