Старинные часы ещё идут. О редкой профессии рассказывает часовых дел мастерица с 40-летним стажем

20 января 2020, 20:08 888
public://article-images/2020/01/15/news-nid109870-164176.jpg
Фото: Юлия Новикова

В часовой цех центральной городской мастерской Галина Ковергина пришла почти 40 лет назад. На предприятии «Тамбоврембыттехника» в доме быта «Русь» восстанавливали практически все бытовые приборы того времени: миксеры и фены, холодильники и стиральные машины, телевизоры, магнитофоны. Ремонтировали даже пишущие машинки. Не было в организации только ювелиров — эта деятельность всегда стояла особняком. За ремонт часов отвечал цех №4.

 

Мойка, ангренаж, пуск

На специализированные курсы окончившую десятилетку Галину не приняли – туда брали после восьмого класса. Так вчерашняя школьница стала ученицей часовщика. После трёх месяцев обучения способной девушке уже дали разряд и место в бригаде. Галина Валентиновна поясняет: обычно разряд давали после полугода обучения.

 

 

— Учиться мне было несложно и интересно. В детстве играм в куклы я предпочитала конструктор, нравилось что-то мастерить, — поясняет мастер.

Сотрудники в часовой бригаде разделялись по видам работ. Один разбирал часы. Другой мыл детали в специальной мойке. Дальше в дело вступали мастера ангренажа — специалисты по сборке внутреннего колёсного механизма часов. Затем мастерам предстояло, говоря профессиональным языком, набить ось, поставить на место спираль-волосок. Финальным этапом ремонта был запуск. Мастеров этой части так и называли — пускачи.

 

 

Галина Ковергина уточняет: запустить часовой механизм, поставив на место вилку, баланс, циферблат и стрелки, проверить точность хода — пожалуй, самый сложный этап работы. Человеку, незнакомому с внутренним устройством часов, вряд ли будет с первого раза понятно, о чём идёт речь. На мои уточняющие вопросы мастер отвечает, поправляя:

— Это не «колёсико», а баланс. Вместе со спиралью они представляют колебательную систему – регулятор хода. Спираль настолько тонкая, что её называют также волоском. Сравнение очень уместно. За счёт колебания баланса «ходит» анкерная вилка. А привычное тиканье — звук, возникающий при трении вилки об анкерное колесо.

Когда механизм собран, важно проверить точность хода. Помогает в этом специальный прибор. Микрофончик усиливает звук, а на бумажной ленте тонкий грифель оставляет яркий след. Прямая линия означает точный ход. Отклонения влево или вправо говорят, что часы спешат или опаздывают.

 

 

Механизмы стали сложнее

Особенность работы часовщиков — и в масштабах. К примеру, анкерная вилка размером всего около пяти миллиметров и помещается в стандартной клеточке в школьной тетради. Набор инструментов для такой поистине ювелирной работы — соответствующий. Отвёртки и пинцеты — от стандартных до самых маленьких. И обязательный атрибут часовщика — специальная лупа.

Галина Ковергина берётся практически за все виды часовых механизмов. Ручные и настольные, настенные, настенные с боем, механические, кварцевые, электронные. До сих пор часто приносят в ремонт часы советских времён — с календарём и с сигналом-будильником. Много иномарок — разного времени выпуска.

В последние годы наряду с оригинальными часами иностранного производства появилось много копий. К слову, мастер замечает, что сегодня всё чаще такие копии производят не в Китае, а в Москве и Петербурге.

— Механизмы стали сложнее. Я уже учусь на тех часах, которые приносят в ремонт, — говорит Галина Ковергина.

 

 

В 1992 году, после закрытия центрального предприятия, она ушла в частное дело. В небольшом закутке, где расположилась её мастерская, уютно. Над окошечком-прилавком — веер визиток и заметное объявление с домашним телефоном мастера. Галина Валентиновна поясняет: часто уже в телефонном разговоре можно понять, в чём проблема и возможно ли починить часы.

— Самый долгий мой ремонт — почти два месяца. Ремонтировала наручные часы-иномарку. Просто никак не могла понять причину неисправности. Правда, было это давно — я тогда только начинала работать индивидуально. Сейчас стараюсь выполнять работу быстро и качественно, — говорит мастер.

 

Мастерство, сравнимое с волшебством

Её профессию сегодня вполне можно назвать редкой. Молодых коллег мало и учиться им не у кого. По информации регионального управления образования и науки, ни в одном образовательном учреждении Тамбовской области на данный момент специальности часовщика не обучают.

 

 

— Мастерство часовщика приходит с опытом. Есть энтузиасты, самостоятельно изучающие устройство и принцип работы механизмов, но они делают это больше для себя. А признанные мастера, кто буквально на кончиках пальцев чувствовал часовой механизм, уходят на пенсию, — говорит Галина Ковергина.

Она признаётся, что иногда с часами... разговаривает:

— Говорю, мол, хорошие мои, чего же я ещё вам не додала, что вы не хотите идти?

Наверное, мастерство часовщика можно сравнить с волшебством. Впрочем, даже волшебникам не всё под силу. Галина Ковергина уточняет: уже несколько лет нет возможности для ремонта часов с кукушкой. Нет запчастей к этим удивительным механизмам. Хотя раньше она без труда возвращала им жизнь.

 

 

Профессия часовщика — редкая, исчезающая, но нужная. Ведь несмотря на развитие технологий и привычку отслеживать время по экранам смартфонов, нам по-прежнему хочется слышать привычное тиканье часов.

Юлия Новикова

Читаемое

Наверх