«Девчонок много было, а я её выбрал». Супруги Скрылёвы из Мичуринского района вместе 75 лет

14 февраля 2020, 12:32 931
public://article-images/2020/02/07/news-nid110702-165941.jpg
Фото: Галина Свиридова, из архива семьи Скрылёвых

Александр Петрович бережно обнимает супругу, помогает ей удобнее устроиться на кровати. Не так давно случилось с Анной Ивановной несчастье – упала и сломала шейку бедра. Сначала только лежала, но постепенно стала подниматься. Теперь может сидеть. Рядом с ней заботливые муж, сын Александр, сноха Екатерина.

Александр Петрович выглядит бодрее. Ещё в прошлом году помогал управляться по хозяйству, ухаживал за скотиной. В последнее время стало труднее вести такой привычный для него активный образ жизни.

Супруги Александр Петрович и Анна Ивановна Скрылёвы из села Глазок Мичуринского района вместе уже 75 лет. Недавно они отметили коронную свадьбу. Главе семейства сейчас 93 года, а жене – 95. Но когда они смотрят друг на друга, в их глазах, как и десятки лет назад, светится нежное и тёплое чувство. Любовь?.. А что ещё может, как магнитом, притягивать две половинки и склеивать их в одно целое – до конца дней, пока бьются сердца?!

 

Крепкий орешек

– Пусть Саша расскажет, – тихо говорит Анна Ивановна и берёт мужа за руку. – Он всё знает и помнит про нас…

Родился он в селе Глазок, и жена из этих же мест. Семьи тогда были многодетные, и у Скрылёвых – четверо по лавкам. Александр – второй по старшинству.

 

Супруги Скрылёвы, 1956 год

Так случилось, что его образование закончилось на пяти классах, хотя учился мальчишка хорошо, с лёту схватывал новый материал. Послушал учителя – и мог даже в учебник не заглядывать. Но характер имел бедовый. 

Его отец и мать, помимо основной работы в колхозе, валенки из овечьей шерсти валяли. Односельчане с удовольствием приобретали у них добротный товар, что помогало семье сводить концы с концами и даже на хлеб с маслом хватало.

– Жили тогда люди бедно, – рассказывает Александр Петрович, – ни обуться, ни одеться. В лаптях ходили. А мы не голодали, кашу ели. Одевали нас, обували. Я в сапогах ходил или в ботинках. И костюмишко носил. Девчонки на меня заглядывались. Хотя я младше других был в классе, но ростом высокий. И вот однажды решил я постричься по тогдашней моде – под бокс. Пришёл в школу, отсидел несколько уроков – всё в порядке. Учителя на меня посматривали с улыбкой, но молчали. На математике пришла к нам учительница Татьяна Ефимовна. Увидела меня, руками всплеснула: «Вы посмотрите на него – жених, ну прямо жених…» Класс дружно рассмеялся, а это сорок человек. Я почувствовал, что краснею. Стало мне так стыдно, так обидно… Сижу, учёба в голову не лезет. Взял я кусочек бельевой резинки, которая у меня с собой была, связал её концы, потом оторвал клочок бумажки из тетрадки, скатал, надел на пальцы – и стрельнул… прямо в учительницу. Хорошо, что она в пенсне была, оно отскочило, упало на пол.
Что тут началось! Прибежал директор, схватил меня за чуб и как закричит: «Бандит ты – вот кто! Беги сейчас же за отцом, чтобы в школу пришёл». А я остановиться не могу: «За что вы меня? Не пойду! Вам нужно – вы и идите».
Послал директор за отцом уборщицу. Тот пришёл, выслушал всё, что про меня рассказали учителя, и поверить не может. «Да какой он бандит! – говорит. – У меня в сундуке деньги лежат, и сын никогда ни копейки не взял». Потом, дома, конечно, он провёл со мной воспитательную беседу с пристрастием. Но из школы я всё-таки вылетел с треском. Вот так бывает, когда по глупости совершаешь ошибки.

 

На трудовом фронте

Продолжать дальше обучение в школе паренёк наотрез отказался. И тогда родственники совместными усилиями пристроили его на курсы комбайнёров в Моршанск. Правда, для этого приписали ему по знакомству в справке (паспортов тогда не было) лишние два года. На четыре месяца впервые уезжал Александр из родного дома, а вернулся раньше срока – через три, потому что началась война.

– Когда я провожал отца на фронт, – вспоминает Скрылёв, – он мне наказывал: «Смотри, Санька, девчонок не обижай. Оставайся за хозяина, матери помогай». И я его волю исполнил. Сёстры выросли, обеих замуж отдал. А отец погиб под Харьковом. С первых дней войны начал я работать штурвальным на комбайне, а вскоре меня «в звании повысили» и поставили комбайнёром. Почти всех трудоспособных мужиков и парней тогда в армию забрали и остались одни женщины и дети.

Вспоминает Александр Петрович, как до самой зимы 41-го косил овёс, как в пургу ночевали в поле, как простудился и попал в больницу с воспалением лёгких. Трудолюбивого парнишку ценили и уважали в хозяйстве за стойкость, волевой характер, хорошее знание техники, недаром уже в 43-м году его назначили помощником бригадира тракторно-полеводческой бригады, а затем – бригадиром.

 

Александр Скрылёв на работе в годы войны

Нежданная бронь

В 1944 году семнадцатилетний Александр получил повестку в военкомат. Узнав, что отец погиб, он рвался на фронт. Мать, вытирая слёзы, положила ему в мешочек кусок сала, хлеба, и юноша отправился на призывной пункт, который находился тогда в Глазке – бывшем районном центре.

Ждать пришлось долго. Уже и на улице стемнело, а о нём, казалось, забыли. «Что-то здесь не так», – терялся в догадках парень, порядком замёрзший и уставший.

– Чтобы завтра же был в бригаде, – строго сказал ему вышедший на крыльцо председатель колхоза и вручил удивлённому Александру бумагу, на которой красными буквами было написано «Бронь». – У тебя свой фронт будет – трудовой. У нас и так одни бабы да девки, а надо технику ремонтировать, к посевной готовиться. Надеюсь, не подведёшь.

И он не подвёл. Его тракторно-полеводческая бригада, объединяющая три хозяйства, заняла первое место в области и была награждена премией.

Трудовой стаж Скрылёва – более полувека. Работал и комбайнёром, и трактористом, и дорожным мастером. Пахал, сеял, молотил, ремонтировал дороги, строил мосты. Не раз награждался почётными грамотами, медалями. За высокие намолоты на комбайне его даже хотели представить к ордену Ленина, но из-за путаницы в оформлении необходимых для этого документов награждение не состоялось.

 

Военно-полевой роман

– С Анютой мы на работе познакомились – она трактористкой была, – рассказывает Александр Петрович. – Ни о каких клубах, танцах тогда и не думали. Ночевали все полеводы в бригаде, даже если дом рядом, – такой порядок был. Начальники с милицией приезжали и пересчитывали, сколько человек, все ли на месте. Аня – работящая, серьёзная. Восемь классов окончила, на трудовом фронте под Смоленском окопы рыла перед тем, как на трактор сесть. Сколько раз под обстрелы попадала. Девчонок много было, а я её выбрал. Любовь, как же по-другому… И однажды я пришёл к матери и сказал, что решил жениться.

«А жить как будем, если тебя на фронт отправят? Я сама пята, да ещё жену приведёшь», – сказала она в сердцах. Но возражать не стала. Взяла с собой родственников и пошли они свататься. 

- А мы с Нюрой – на работу. Когда вернулись ночью, глядим – столы накрыты, на них картошка, огурчики солёные, капустка квашеная, самогон. Гармонист играет, наши пляшут. Ну и мы к ним присоединились. А утром чуть свет – снова в поле. Вот такая у нас свадьба была, - делится Александр Петрович.

 

После росписи

Это было в предпобедном 44-ом. Когда начали рождаться дети, а их у Скрылёвых четверо, Анна Ивановна из трактористок ушла, занялась домашним хозяйством. Потом, когда ребятишки подросли, перешла в свекловичницы. Главным добытчиком был в семье супруг, пропадавший целыми днями на работе.

– Аня у нас кассу вела, – с улыбкой рассказывает Александр Петрович, – а я деньги зарабатывал, ей отдавал. На что их потратить – решали вместе. Хозяйка она хорошая, мать прекрасная. Ну и как жена – самая лучшая. Понимала меня, никогда не обсуждала ни с кем, даже если ей что-то не нравилось.

 

Александр и Анна Скрылёвы с родителями и детьми

Анна Ивановна согласно кивает головой и добавляет:

– Всякое бывало. Могли и поругаться – не без этого, но до серьёзного дело не доходило. Характер у мужа непростой, и я старалась уступать ему. Он ведь всегда о семье заботился. Когда у нас дом сгорел во время пожара, и надо было строить новый, Саша поехал за лесом в Кировскую область. Выписал его там, организовал привоз, потом сам строил. И сейчас, хотя дети уже пенсионеры и у нас взрослые внуки и правнуки, он обо всех беспокоится.

Вот так и живут эти двое уже 75 лет вместе, душа в душу, своим примером доказывая справедливость слов великого русского писателя Антона Чехова: «В семейной жизни самый важный «винт» – любовь».

 


 

Галина Свиридова

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх