Возвращённые имена. Семьи погибших в горах Пакистана тамбовских военных рассказывают о рейсе, из которого никто не вернулся живым

10 февраля 2020, 18:36 1172
public://article-images/2020/02/10/news-nid110789-166224.jpg
Фото: Алексей Бучнев

Прошло 35 лет с тех трагических событий, но у родных и близких до сих пор не утихает боль потери. Они ушли из жизни молодыми и в расцвете сил, выполняя приказ. В том рейсе погибли все 20 человек экипажа, в том числе два наших земляка - уроженца Тамбова. 

 

Приказ есть приказ 

В конце июля 1984 года военный транспортный самолет направился с базы Балтийского флота под Ригой в рейс к южной оконечности Аравийского полуострова. В Йемене было неспокойно, Советский Союз поддерживал одну из противоборствующих сторон, чтобы закрепиться в этом стратегически важном регионе. Что доставил самолет в далекую страну, что забрал оттуда, - сейчас об этом смогут сказать только засекреченные архивы Минобороны или спецслужб. В полет отправились 20 человек, а домой никто не вернулся. Как сообщили семьям, из-за сложных метеоусловий самолет потерпел крушение в горах Пакистана. 

 

 

Сейчас можно строить догадки, что случилось на самом деле. Возможно, все так и было, как проинформировали в Минобороны. Но рядом шла афганская война и в этом неспокойном регионе могло произойти всё что угодно. 

В состав экипажа входили два уроженца Тамбова, выпускники ТВВАИУ (училища связи) – Виктор Кочережко и Александр Терещенко. Они вместе учились, вместе распределились в морскую авиацию Балтийского флота, вместе попали в тот злополучный рейс. Оба недавно завели семьи, у каждого были маленькие дети.  Кстати, старший лейтенант Виктор Кочережко в тот раз лететь не должен был. Но его сослуживец заболел, и Виктору пришлось занять его место. Приказ есть приказ. 

 

Настоящие офицеры 

Эту историю мы услышали, побывав в гостях  у Ангелины Николаевны Кочережко, мамы Виктора. Ее рассказ дополняют друг и однокурсник погибших Владимир Обидин и сестра Александра – Валентина Терещенко. 

- В детстве Виктор занимался французским языком, музыкой, рисованием. Но после 8 класса твердо решил стать военным. Скорее всего, на выбор сына повлияла семейная традиция: его отец был военный, и много родственников-мужчин тоже, - рассказывает Ангелина Николаевна. 

 

 

Виктор поступил в ТВВАИУ. Учился хорошо, но в отличники не рвался. Занимался спортом, рисовал, читал книги. Военную службу воспринимал как дело всей своей жизни. 

- Мы учились все вместе - Виктор, Александр и я. Александр был у нас старшиной роты, у него много забот, поэтому он немного особняком держался. А с Виктором мы были друзьями, наши кровати в казарме стояли рядом и частенько после отбоя мы потихоньку разговаривали. Мечтали, строили планы, делились сокровенным, - вспоминает офицер в отставке Владимир Обидин.

На старших курсах началась специализация: ребята попали на курс противолодочной  авиации. Сюда брали только самых лучших в учебе и боевой подготовке. Преподаватели приходили и читали лекции по своим записям. Курсанты учились по конспектам, учебников не было. Выпускали специалистов высшего класса по воздушной борьбе с подводными лодками. Распределили по всем флотам: Виктор и Александр попали на Балтику, Владимир – на Тихий океан. 

 

 

Семейная реликвия 

В начале августа 1984 года родителей Виктора и Александра вызвали в Ригу, чтобы передать останки их сыновей. Руководство части хотело похоронить весь экипаж на воинском мемориале в Риге, но родители тамбовских ребят были против: хоронить сыновей будем только в Тамбове. Их перевезли на родину и с воинскими почестями погребли на Полынковском кладбище. Так и легли два сослуживца, два земляка, два боевых товарища вместе в родную землю. Чуть позже пришло известие, что Виктор Кочережко и Александр Терещенко награждены орденом Красной Звезды посмертно. 

Валентина Терещенко признается, что родные еще долго надеялись на чудо и ждали Виктора и Александра: мало ли что произошло на самом деле, может, они все-таки живы  и попали в плен к душманам. Со временем надежда рассеялась, но живут воспоминания о двух молодых офицерах, до конца выполнивших свой долг.   

 

 

- У моего брата осталась дочь. Ей, когда Александр погиб, было 8 лет. У нее два сына – старшему - 18, младшему - 12. Мы живем вместе и иногда я достаю орден Красной Звезды и рассказываю им об их дедушке, - признается Валентина Терещенко. 

Дочерям Виктора Кочережко было и того меньше – один и два года. Сегодня они взрослые семейные женщины, у обеих есть дети. В их семье тоже хранится как святыня  орден Красной Звезды, от старших к младшим передаются воспоминания и рассказы об их отце и дедушке. 

Геннадий Минаев
Читайте также:

Читаемое

Наверх