Мир, поставленный на паузу. О жизни в условиях пандемии рассказали тамбовчане, живущие в Европе

08 апреля 2020, 14:32 1614
public://article-images/2020/04/06/news-nid112756-170466.jpg
Фото: Юлия Новикова, архив героев публикации

Общение по телефону, тишина и пустые улицы. Кажется, весь мир поставлен на карантинную паузу. О жизни в условиях пандемии коронавируса РИА «ТОП68» рассказали жители европейских стран.

 

Тревожные новости из Китая казались далёкими

Тамбовчанка Лариса уже 13 лет живёт в Баварии — в пригороде Мюнхена. Всё это время жизнь в сердце Европы была достаточно благополучной. Незыблемый успешный мир пошатнулся с объявлением пандемии.

— Первые новости из Китая о разыгравшейся эпидемии пару месяцев назад казались нам очень далёкими и никак с нами не связанными, — рассказывает Лариса. — Тревожиться стали, когда заболели многие жители Германии.

Женщина поясняет: каждая федеральная земля в составе страны самостоятельно устанавливает ограничения. В Баварии с 18 марта начали закрываться непродуктовые магазины, отменялись массовые мероприятия. С 20 марта введён режим, аналогичный российской самоизоляции.

 

 

Ограничены социальные контакты. Можно гулять с домашними животными, ходить за продуктами, в аптеку. Разрешены семейные прогулки, но с уточнениями.

— Можно ненадолго выйти, если вы вместе живёте. К примеру, муж, жена и дети. Но к ним не сможет присоединиться бабушка, живущая отдельно. Так, мы с мужем можем выйти только вдвоём, — поясняет Лариса. — В парках нельзя устраивать пикники и подолгу сидеть на лавочках. За соблюдением правил следят полицейские.

Большинство жителей уверены в системе здравоохранения. Но медикам в этот период нужно помочь и самим максимально оградить себя от лишних контактов.

— Паники в обществе нет. Есть понимание серьёзности ситуации. Благополучное и здоровое будущее зависит от каждого из нас, независимо от страны проживания. Вирус касается всего мира, — говорит Лариса. — В Тамбове живёт моя мама. Мы часто созваниваемся, советую ей лишний раз не выходить из дома.

 

Болеют и умирают даже молодые

Переживает за маму, оставшуюся в Тамбове, и Анна — также жительница Баварии. У них с супругом двое детей. Анна поясняет: если в большинстве стран школьное образование — это право, то для юных немцев существует школьная повинность. И прекращение школьных занятий здесь — мера беспрецендентная.

На удалённую работу перешли все, для кого это возможно. Для дошкольников открыты дежурные группы в детских садах. Но привести сюда ребёнка могут только те, кто работает в прежнем режиме — медработники и специалисты социально значимых служб.

Навещать в больнице можно только детей — с разрешения главврача. Ещё одно ограничение касается молодых родителей. Присутствие мужа при рождении ребёнка — обычная практика в Германии. На время карантина отцам запрещено присутствовать на родах.

Во многих городах въехать и выехать можно по специальному удостоверению горожанина. Отели принимают только командировочных.

— Мы свели до минимума общение с окружающими. Почти не видимся с соседями. Наши дети не играют вместе. Если кто-то звонит в дверь, я открываю в маске. На улицу при необходимости тоже выхожу в маске, — рассказывает Анна.

 

 

В масках и перчатках работают продавцы. Хотя дефицит масок и антисептиков коснулся и благополучной Германии: многие аптеки сообщают об их отсутствии.

В ближайшем окружении Анны нет тех, у кого подтвердился бы COVID-19, но о разных случаях рассказывают знакомые. От последствий нового вируса умер 32-летний родственник знакомой. На местных форумах пишут, что очень тяжело переболела 14-летняя девушка.

— Тяжело переносят новую вирусную инфекцию не только люди старшего возраста. Мама этой девушки писала, что при реанимации ей сломали ключицу. Но и девушка, и её семья безмерно благодарны медикам за спасение жизни, — говорит Анна.

 

Улицы как будто вымерли

Люк — коренной француз, живёт в Мюлузе. На первых порах далеко не все здесь серьёзно отнеслись к сообщениям о вирусе и мерах предосторожности. И всё же большинство французов носят маски. Улицы с введением карантина опустели. Люк невесело замечает, что город как будто вымер.

Месяц назад запретили массовые мероприятия с участием более 100 человек. Прекратили работу школы и университеты. 15 марта закрылись все заведения, кроме аптек и продовольственных магазинов. С 17 марта запрещено без крайней необходимости выходить на улицу.

— Я с 17 марта работаю дома. С друзьями общаемся по видеосвязи. Я читаю, слушаю музыку, готовлю, — говорит Люк.

Парень поясняет: чтобы выйти из дома, нужна уважительная причина. По всей стране действуют волонтёрские формирования для помощи пожилым жителям.

 

 

Для нарушителей правил карантина предусмотрены штрафы. Первое нарушение, как поясняет Люк, обойдётся в 135 евро. Второе — 300 евро. Злостных нарушителей порядка самоизоляции ждёт штраф в полторы тысячи евро. Посещение в больницах пациентов с подтверждённым коронавирусом запрещено. Родных погибших пациентов просят воздержаться от участия в погребальных церемониях.

— Боюсь ли я? Поначалу было тревожно. Сейчас стараюсь не паниковать, соблюдаю правила самоизоляции. Хочется, чтобы жители всех стран отнеслись серьёзно к ситуации и в меру возможностей помогли бороться с распространением вируса, — говорит Люк.

Коронавирус, будто у него и впрямь есть корона, загоняет весь мир в рамки. Не изысканный багет – он диктует жёсткие ограничения. Перед ним равны подростки и старики, каменные городские джунгли и горячий курортный песок. Когда-то эпидемии выкашивали целые страны, не оставляя на своём пути ничего живого. Пандемия кажется страшной и невозможной оттого, что мы слишком привыкли жить динамично. И любые ограничения не укладываются в наш каждодневный ритм. Победить венценосного врага можно, объединив усилия. Свергнуть корону могут достижения науки и медицины и ответственное принятие вынужденных ограничений от каждого жителя планеты.

Юлия Новикова

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх