«Застава, в ружьё!» Тамбовчанин рассказал о своей службе на советско-турецкой границе

28 мая 2020, 14:35 676
public://article-images/2020/05/27/news-nid114233-173510.jpg
Фото: из личного архива Владислава Рациновского

Тамбовчанин Владислав Рациновский в начале 80-х годов прошлого века проходил срочную службу на пограничной заставе в горах Грузии. Накануне Дня пограничника, который отмечается 28 мая, он рассказал об интересных событиях на службе, в которых лично принимал участие.

 

Учебное задержание 

Спустя две недели после того, как сержант Рациновский прибыл на заставу для прохождения службы, была объявлена учебная тревога. От часового с вышки поступил сигнал: «Вижу двух неизвестных, которые идут к границе». Раздаётся команда «Застава, в ружьё!». 

 

 

- Выезжаем на место, где засекли «нарушителей». Я поставил собаку на обыск местности. Если не знаешь, где конкретно искать, то говоришь ей: «Ищи», и она зигзагообразно обследует местность. А сам наблюдаешь за её поведением. Если собака что-то почуяла, то это как поплавок для рыбака. Отдаешь команду «След» и она идёт по следу. И в этот раз собака взяла след, бежит, я за ней, но метров через сто чувствую, что полностью выдохся. В разряженном горном воздухе с непривычки бежать было очень трудно, - рассказывает Владислав Рациновский.

 
Сержант увидел нарушителей на расстоянии 200 метров. Оба в форме офицеров погранвойск. Собака побежала за ними. Но пограничник понимал, что догнать их не сможет. Поэтому скомандовал: «Стой, ложись!» и сделал два одиночных выстрела вверх. В горной местности они отдались громовым эхом. «Нарушители» легли. Пёс догнал их и начал рвать.

 

 

- Они кричат: «Убери собаку». Я дал соответствующую команду, собака вернулась ко мне. Я за неё ухватился, и она дотянула меня до места задержания. Смотрю, они на дерево забрались. Тут подоспела тревожная группа во главе со старшим лейтенантом Матвиенко, а за ним подполковник Белоконь. Первым делом спрашивает: «Кто стрелял?» Я признался, что это был я, и тут же изложил пункт инструкции, согласно которому при невозможности применить иные методы задержания, допускается сделать предупредительные выстрелы. «Но до границы-то ещё два с половиной километра, зачем же ты стрелял?», - спрашивает подполковник. Я отвечаю: «Товарищ подполковник, я здесь всего две недели, знаю правый фланг, знаю левый, а где проходит граница, не знаю», - с улыбкой вспоминает пограничник. 

Замполит подтвердил, что с участком границы познакомить новичка ещё не успели, и похвалил за хорошую работу с собакой при задержании. И только на следующий день Владислав увидел советско-турецкую границу, которую ему предстояло охранять два года.

 

Мечта тамбовского мальчишки 

Ещё в школьные годы у Владислава Рациновского появилась мечта служить в погранвойсках. Стал заниматься в клубе служебного собаководства ДОСААФ. В 15 лет приобрёл щенка немецкой овчарки, воспитал его. Собака участвовала в соревнованиях и не разу не получила медали ниже первой степени. Но служить на границе вместе со своим воспитанником не получилось из-за болезни пса. Однако начальник тамбовского ДОСААФ, видя усердие подростка в подготовке к службе, помог ему попасть в погранвойска. Сначала Владислава направили в Ахалцихский погранотряд в Грузии. Там он с отличием закончил школу служебного собаководства, ему присвоили звание сержанта, дали лучшую собаку по кличке Кантор и направили служить в 10-й Хичаурский пограничный отряд. 

 

 

- Застава, куда я попал, расположена в Аджарии. Природа там очень красивая, но местность гористая, с очень крутыми подъемами и спусками. Поэтому пограничники построили для передвижения по горным тропинкам деревянные ступеньки. И по этим ступенькам приходилось бегать и днём и ночью, в любую погоду. Часто тревожили медведи, которые человеческих границ не признают и свободно перемещаются между государствами, - вспоминает Владислав Рациновский. 

 

Прорыв через границу

День 8 мая 1982 года сержант Рациновский запомнил на всю жизнь.  У него был выходной, но поскольку в горах пойти особо некуда, то он работал в питомнике, варил собакам кашу. В это время наблюдателю, который дежурил на вышке, показалось, что недалеко от пограничной полосы промелькнуло несколько гражданских.  Он сомневался, то ли в самом деле кого-то видел, то ли ему показалось. Поэтому позвал своего друга Владислава Рациновского. Тот посмотрел на местность в оптический прибор, но никого там не увидел. И, тем не менее, посчитал нужным доложить обо всём начальнику заставы. Раздалась команда «Застава, в ружьё». Тревожная группа выдвинулась к седьмому участку. 

 

 

- Видим: прямо на нас движется вооруженный отряд. Мы сразу поняли, что это не местные. Одеты достаточно хорошо, не по-нашему. Их было 11 человек, среди них один раненый и одна женщина. А позади как пастух идёт прапорщик Заидзе.  Его группа из шести пограничников отправилась ремонтировать систему оповещения и наткнулась на нарушителей. Прапорщик задержал их и повёл на заставу, а тут и мы подоспели. Оказали помощь раненому, накормили их. А потом отправили в погранотряд, - делится воспоминаниями Владислав Рациновский. 

Выяснилось, что нарушителями были курдские повстанцы, которых турецкая жандармерия прижала к границе. Им не оставалось ничего другого как бежать на советскую территорию. Владислав вспоминает, что курды очень трепетно относились к своему оружию: свои автоматы и пистолеты они целовали прежде, чем сдать. Позже повстанцев вернули турецкой стороне.

 

Геннадий Минаев

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх