Таксидермист из Тамбова рассказал, как трофеи превращаются в чучела

26 сентября 2020, 12:02 1726
public://article-images/2020/09/23/news-nid118094-181492.jpg
Фото: из архива Алексея Стерликова

Современный таксидермист – это и мастер по обработке шкур, и скульптор, и художник… И – мы нашли его: Алексей Стерликов именно такой.

 

 

Одно увлечение Алексея – а таксидермия всё-таки увлечение, по основной специальности он менеджер – началось с другого. В 2004 году наш герой занялся охотой и вскоре стал искать способ сохранения трофеев на память. Оказалось, что таксидермией в Тамбове мало кто владеет, да и дорогое это удовольствие – заказ чучела.

 – Идею я подглядел у знакомого, Димы Анциферова, –  рассказывает Алексей. – Подумал: а почему бы мне самому это мастерство не освоить? Съездил в Москву, нашёл таксидермическую студию, посмотрел, как люди работают. Но там, конечно, всё сверхпрофессионально, потому что некоторые заказчики львов из Африки везут, у нас-то львов нету.

Зато лис, зайцев, бобров, косуль, американской норки и пернатой дичи – хоть отбавляй. Этим и занимаются местные охотники, правда без фанатизма:

– Добыча мяса и охотничьих ресурсов в нашем деле давно перестали быть главным. Важнее сам процесс: приехали, костерочек развели, посидели; потом вышли на утку, постреляли. Добыли – хорошо, не добыли – ну и ладно. Вообще чем меньше народу, тем охота результативнее – меньше шума. Иногда интересно остановиться, послушать природу. Так что компании из двух человек вполне достаточно.

 

Изготовление чучела начинается как раз с добычи. С правильной добычи – значение имеет и как охотились, и как транспортировали. Птица, к примеру, на которой изначально специализировался Алексей, должна быть аккуратно застрелена и так же аккуратно привезена.

–  А то бывает, разобьют её всю в клочки, не соберёшь. Опять же, транспортировка – чтобы не была в узел перевязана, лежала ровно. Для длительного хранения просто кладёте тушку в морозилку, – поясняет Алексей.

Тем временем можно заняться композицией: продумать позу, заказать комплектующие, найти антураж. Если этого не сделать, потом будет поздно – у птицы, посаженной на ветку, уже через день застывают ноги, пересадить её уже не получится. Образы Алексей черпает из природы: делает фотографии животных в различных положениях, подмечает в лесу веточки, пеньки и другие детали, которые потом использует. Часть идей берёт на иностранных сайтах, поскольку за границей, особенно на западе, хорошо развито направление арт-таксидермии.

 

 

От съёма шкуры до посадки птицы на ветку проходит шесть-восемь часов. В процессе требуются медицинские инструменты – скальпель, кусачки, зажимы, крючки – и препараты для обеззараживания и консервации. Если речь идёт о звериной шкуре, её приходится ещё и постирать, чтобы очистить от загрязнений и отбить запах.

Современные химические составы и комплектующие упростили работу таксидермиста. Если раньше каркас для чучела мастера делали вручную, то сейчас можно заказать готовый из полиуретана – авторский, любого размера и в любом положении. В продаже имеются и части тела, в том числе глаза. Последним Алексей уделяет особое внимание, никогда на них не экономит, ведь от глаз зависит восприятие всего образа.

 

 

Когда шкура обработана, натянута на манекен и сшита, на неё надевают бандаж.

– Картонными пластинами или малярным скотчем фиксируем перо так, чтобы птица после высыхания не выглядела как ёжик. Постепенно начинаем подкрашивать её, покрывать нужные части лаком, крепим антураж. В среднем от получения заказа до его сдачи проходит месяц.

Первый горностай вышел комом

Как мы помним, начинал Алексей с работ для себя. Первым был горностай. Зверёк получился не очень – весь мятый какой-то, жалкий. Ну а из птиц первой оказалась сова, которую сейчас мастер считает самой простой и в плане работы, и в плане добычи. 

– Она компактная, перья все нюансы закрывают. В сумерках часто летает, идёшь по лесу – обязательно спугнёшь. Последнее время много сов привозят на заказ. Недавно обращались через посредника: охранник привёз птицу, забрал потом скульптуру, всё хорошо, всем довольны, но кто заказчик, так и не сказал.

Чучелами украшают трофейные комнаты, терраски, рабочие кабинеты, бани. Удовольствие действительно не из дешёвых – сова стоит от пяти до двенадцати тысяч плюс комплектующие. И это сова, а ведь есть ещё утки с жирной кожей, мелкие птицы вроде дятла, требующие ювелирного подхода, трофейные головы. Сейчас Алексей готов взяться за всё, даже за льва, но собственную коллекцию он давно распродал – а то, по его признанию, дом начал превращаться в мавзолей.

 

 

Возникает резонный вопрос: где горностай?

– Не знаю, – смеётся таксидермист, – потерялся. Сначала он переехал в гараж, а потом его, наверно, кто-то из друзей забрал. Хотя в общем-то к моему хобби они относятся спокойно: занимается и занимается.
 

Вера Дашкова

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх