Война и мир Василия Сербовеликого. В своё 100-летие тамбовский ветеран вспоминает о Великой Отечественной

28 февраля 2019, 12:32 1355
public://article-images/2019/02/27/news-nid99210-136209.jpg
Фото: Алексей Бучнев

Высокий, грузный, но всё ещё физически крепкий и сильный человек Василий Сербовеликий и в свои почётные годы держится статно, как офицер. Его судьба прочно связана с Великой Отечественной войной, которую он прошёл от начала и до конца. Ветерану 28 февраля исполняется 100 лет. Казалось бы, столько пройдено дорог, а он помнит каждый прожитый день на войне настолько ясно, будто это было ещё вчера. Легко ли им, повидавшим те «огненные сороковые», говорить вновь о войне? Вспоминать то бесконечно далёкое прошлое, в котором навсегда остались так и непрожитыми судьбы однополчан? Конечно, при каждом таком разговоре у них всегда щемит сердце. Но их истории должны быть услышаны, потому что за каждым из героев той войны - подвиг. 

- Это было в начале зимы 1941 года. Формировали десант по освобождению Феодосии. Нас обнаружил враг, не допускал до порта. Страшно тяжёлое положение. Всё окружено и закрыто. В город нельзя пройти. У нас и самолетов ещё тогда не было. Пушками стали разбивать стены. Я стоял на пулемёте Максима. К вечеру город освободили от немцев, - рассказывает ветеран.  

 

 

Василий Сербовеликий в 1939 году начал военную службу в Красной Армии в 251-м горнострелковом полку города Сухуми. В 1940 году окончил полковую школу, где ему присвоили звание младшего сержанта. На фронт парня направили в первый же год войны стрелком-пулемётчиком.

Получил тяжёлое ранение в 1942 году при освобождении города, но своих ребят не оставил. После лечения попал на Северо-Кавказский фронт в Тбилиси старшиной пулемётной роты. В 1944 году воевал на 4-м Украинском фронте командиром пулемётного взвода 2-й Гвардейской воздушно-десантной стрелковой дивизии. Тогда же был назначен командиром пулемётной роты.

 

 

Вспомнил ветеран, как батальон, где он служил, попал в немецкое окружение в Карпатах:

- Когда вступили в бой, взяли в плен шесть румынов, привели их к командиру батальону Погорелову. Они не понимали по-русски. А мы в тяжёлом положении - их надо и охранять, и кормить. Одному удалось сбежать. Думали, что он может рассказать немцам обо всём, что увидел в батальоне. Командир дал мне четырёх автоматчиков, чтобы я рассмотрел местность, где нам сделать прорыв. Мы с ребятами ходили в лесу по компасу, делали надрезы на деревьях, чтобы ориентироваться. Нашли хорошее место. Решили делать прорыв на рассвете. Нашим солдатам приносили пищу в окопы в термосах. Румыны же завтракали в столовых, оставляя на постах только несколько дежурных. В это время и сделали прорыв. С их стороны - потери, у нас - только раненые, но мы никого не оставили. 

 

Немец в шкафу

На войне, как и в жизни, разное случалось. Были эпизоды, которые заставляли не только плакать, но и смеяться.

- После освобождения Феодосии осматривали с солдатом и связистом квартиры. Переходящая улицу старушка сказала, что в одной из квартир прячется немец. Пришли проверить. Солдата я оставил внизу наблюдать. В помещении была молодая женщина лет тридцати. Я прошёл, изучил комнаты. Никого нет. Обратили внимание на большой платяной шкаф. Просим его открыть, а она поясняет, что ключи у матери. Отказывалась наотрез помогать. Пришлось на неё наставить автомат. Ключи она сразу же нашла на печи. Открыла, а немецкий лейтенант среди одежды прятался. Момент сильный, я растерялся и ударил его в грудь. Пистолет он сразу выронил. Мы его схватили и привели на допрос в дивизию, - говорит Василий Сербовеликий. 

 

 

Войну Василий Владимирович помнит хорошо, отчётливо, а вот что сейчас происходит, иногда стал забывать. Говорит, болезненно вспоминать то время и ребят, с которыми он уже никогда не увидится. И только стоит закрыть глаза, как вновь всплывают картины обстрелов и бомбёжек, героических сражений. 

- Освобождали Чехословакию и остановились в одном из населённых пунктов. Были в семье, где хозяин познакомил со своим сыном. Пригласили нас на обед. И когда его сын подавал блюда, то один из офицеров увидел под верхней одеждой немецкую форму. Парня схватили. Хозяин долго плакал, умолял его не сдавать. Мы слово сдержали, пожалели его, - повествует ещё одну историю ветеран.

 

 

Волос был чернее смоли - стал седым

Мы долго говорили о том, как Великая Отечественная изменила Василия Сербовеликого. Было интересно услышать, что чувствовал идущий на войну человек, понимали ли солдаты весь трагизм того, что могут погибнуть в бою, что не вернутся к отцам и матерям, жёнам, не увидят своих подросших детей. 

- В нас была сильная вера. Шли в бой ради свободы. Нас никто не агитировал. Мы сами вставали на защиту Родины. Я никогда не думал о смерти, и никогда не боялся. Быть может, поэтому она обошла меня на фронте стороной, - задумался Василий Владимирович. 

 

 

Когда говоришь о войне, то всегда вспоминаются строчки Юлии Друниной: «Я только раз видала рукопашный, раз наяву и сотни раз - во сне…» И неслучайно они приходят на память…

- Нас передислоцировали, снабжение боеприпасами было организовано хорошее, как вдруг нас окружают. Какой же сильный то был бой. Помню, пулемёт Максима так далеко стрелял, что освещал вдали лес и ночную тьму. Кончился бой, а я весь седой, волос белый-белый, - говорит ветеран. 

 

 

…Осколок в грудной клетке, оставшийся после ранения, всегда напоминал о войне. Вытащить медики его так и не смогли. Василий Сербовеликий участвовал в боях по освобождению венгерского и чехословацкого народов, Западной Украины. В 1945 году на реке Одер при наступлении на Берлин получил второе ранение. О победе советского народа узнал в госпитале в Польше. 

Среди наград ветерана ордена Красной Звезды, «Великой Отечественной войны» I-II степени, медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» и другие. Но и после войны Василий Сербовеликий не оставил службу. Успел окончить курсы усовершенствования офицерского состава Северной группы войск.

 

 

На фронте встретил свою судьбу - связистку и красавицу Марию Яковлевну, с которой прожили 50 лет. Воспитали двух дочерей - Ольгу и Галину. После войны Василий Владимирович трудился первым секретарём райкома партии Тамбовского района, возглавлял райпотребсоюзы. И даже после выхода на пенсию больше десяти лет работал в детском лагере села Тулиновка. Сейчас самые близкие для ветерана - это его дети, внуки и правнуки.

 

 

- Мне век! Вот кажется только 90-летие справлял, танцевал, верите? Но время уходит. Нас в Тамбовском районе, кто 1919 года рождения и кто вернулся с войны, было девять человек. Не знаю, есть ли ещё живые ветераны моего возраста, - размышляет Василий Сербовеликий. 

Елена Гридчина

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх