Поэт пушкинской поры

« Трудовая слава »
17
от
Среда, 22 апреля, 2015 (Весь день)
1491
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/22/top68.ru-literaturnaya-gostinaya-54216.jpg?itok=D0QpOpOD

«Тамбовский край, ты – часть моей России…». Кто из нас не произносил подобных слов с радостью и гордостью! Тамбовская земля питала многие таланты, она вдохновляла красотой своей природы великих людей. Один из них – поэт пушкинской поры Евгений Абрамович Баратынский. 

ПРОШЛО 215 лет со дня рождения поэта. Он родился 18 марта 1800 года в имении Мара Кирсановского уезда Тамбовской губернии в дворянской семье.

История Мары такова. В 1797 году император Павел I за усердную службу братьев Баратынских   – Богдана Андреевича и Абрама Андреевича – подарил им село Вяжля Тамбовской губернии с двумя тысячами душ крестьян. Через год сюда с женой Александрой Фёдоровной приехал Абрам Андреевич и занялся благоустройством усадьбы: был построен добротный дом, разбиты парки, появились пруды в обрамлении ухоженных деревьев… Пройдёт время, и поэт Евгений Баратынский воспоёт в стихах свою малую родину с её необыкновенной природой, вдохновляющей его на создание произведений, которые до сих пор не оставляют читателей равнодушными.

Дав мальчику традиционное в дворянских семьях домашнее воспитание и образование, в 1812 г. ему пришлось ехать в Петербург, т.к. родители отдали его в Пажеский корпус – элитное военное училище. Преподавали в Пажеском корпусе не особенно старательно, да и с нравственным воспитанием дело обстояло слабовато. В 1816 г. Евгений попал под влияние дурной компании и стал участником серьезного преступления – кражи. В результате его исключили из корпуса, лишив права поступать на службу, за исключением простой солдатской. Эти события надломили Баратынского и сильно повлияли на формирование его характера. Три года родные хлопотали о прощении - в то время, как сам он бездействовал. Но был один вариант – начать с нуля, став рядовым военным, и продвигаться по службе к офицерскому чину. И вот в 1818 г. он приехал в Петербург, и его зачислили в царскую гвардию.

ЕЩЁ с детства полюбивший поэзию и сам сочинявший стихи, Баратынский в эти годы службы познакомился с несколькими людьми из литературной среды, в частности, с Дельвигом, который в свою очередь познакомил нового друга с Пушкиным и стал наставником и покровителем Баратынского в литературных делах.

Ты помнишь ли, с какой судьбой суровой
Боролся я, почти лишённый  сил?
Я погибал, - ты дух мой оживил
Надеждою возвышенной и новой.
Ты ввёл меня в семейство добрых муз…

Вскоре в печати появились и первые стихи Е. Баратынского, встреченные вполне одобрительно. В частности, Пушкин написал вполне похвальные слова о «стройности и зрелости» его элегий, назвав его «нашим первым элегическим поэтом». Особенно восхищала Пушкина элегия Баратынского «Признание», в которой наиболее удачно сочетаются тонкий лиризм и философская зрелость автора:

Не властны мы в самих себе
И, в молодые наши леты,
Даём поспешные обеты,
Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

И если в творчестве Евгения Абрамовича появились определённые успехи, то военная служба не продвигалась. В 1820 г. его произвели в чин унтер-офицера и перевели в Финляндию. Там он провёл больше пяти лет, но имел возможность приезжать в Петербург, часто и надолго. Служба его не особенно обременяла, поэтому он много времени посвящал литературе. Росла его писательская известность. А друзья в это время усиленно хлопотали, чтобы Баратынский получил офицерский чин. Наконец, в 1825 г. он получил чин прапорщика, после чего сразу вышел в отставку и уехал в Москву. Он вращался в кругах передовой литературной молодёжи, близкой к декабристам, и это тоже повлияло на его становление. Находился в оппозиции существующему полицейскому режиму, и даже сохранились его стихи, обличающие Аракчеева и самодержавие. И все же Баратынский не был одержим злободневными политическими темами, и те стихи были единственными и не характерными для него. Он все больше замыкался на философских и чисто художественных интересах.

В середине 20-х Баратынский находился в поиске новых творческих путей. Он уже не принимал жанра элегии, и поэтов этого жанра называл «влюбившимися в печаль». Он пытался по-новому представить романтическую поэму при помощи реалистической манеры изложения. Таковы поэмы «Эда», «Бал» и «Наложница» (1825 – 1831 гг.). Александр Сергеевич Пушкин одобрительно отозвался об этих поэмах. Но прочного успеха они не имели. 

ОСОБОЕ место в творчестве Е.А. Баратынского занимают произведения, созданные в Маре. Уже став известным поэтом, он не раз приезжал в родные места, любил отдыхать здесь от светской суеты. С любовью и радостью воспевал он «поля и мирные дубравы», «дом отеческий», «родные степи». В Маре Баратынскому хорошо работалось. Ни один приезд сюда не обходился без того, чтобы он не написал стихов. К тамбовскому периоду творчества относятся стихотворения: «Песня» («Когда взойдёт денница золотая…»), «Не бойся едких осуждений», «Она», «Стансы» («Судьбой наложенные цепи…») и другие, датированные 1827 годом, когда поэт после долгих странствий посетил Мару вместе с женой и новорождённой дочерью.

В 30-е годы Баратынский, наконец, находит свой путь. А нашёл он его в философской поэзии. Именно жанр философской лирики взрастил в нём крупного поэта с «необщим выраженьем» творческого облика. И достижения Баратынского в «поэзии мысли» снова отметил Пушкин, говоря о независимости его мысли, о глубоких и сильных чувствах, о поэтической оригинальности.

В последующие годы он стоял на позициях противника наступившего «железного века» и его «промышленных забот», которые убивали «сны поэзии». Но передовые идеи века так и остались чужды поэту. И как следствие, поздняя лирика его полна ощущения одиночества, обречённости, неверия в будущее. 

Главная тема поздней лирики – трагическая участь поэта, которому суждено гибнуть в условиях нового «железного века». В результате постепенно он оказался отвергнутым современниками. Белинский вынес ему осуждающий приговор. От всех бед, выпавших на его долю, «от насильственных судьбин» поэт вернулся в родные пенаты. Может быть, впервые за долгие годы Баратынский почувствовал здесь, в Маре, душевное спокойствие. Тем и хороши родные места, что даже в запустении они сохраняют волнующую прелесть, дорогие сердцу образы:

У нескудеющих ручьёв
Я тень, священную мне, встречу.

Мрачное настроение, овладевшее поэтом, сменяется, под влиянием воспоминаний, светлой печалью:

Что ж? пусть минувшее минуло сном летучим!
Ещё прекрасен ты, заглохший Элизей,
И обаянием могучим
Исполнен для души моей.

К сожалению, до наших дней усадьба в Маре не сохранилась. 

27 октября 2000 года в помещении Софьинской средней школы Умётского района был открыт музей Е.А. Баратынского, в котором хранятся произведения поэта, копии документов, фотографии, рассказывающие о жизни и творчестве нашего знаменитого земляка. 

В 1842 г. вышел последний поэтический сборник Баратынского с «говорящим» названием «Сумерки». Она не была замечена ни критиками, ни читателями. В 1843 г. Евгений Баратынский уехал жить за границу. В течение года он жил и в Германии, и во Франции, а потом – в Италии. В Неаполе 29 июля 1844 г. Баратынский скоропостижно скончался.

 
Автор: 
Галина СИДЯКИНА
Читайте также:
Наверх