О рассказе "Базар-ярмарка"

« Знамя труда »
22
от
Среда, 27 мая, 2015 (Весь день)
1040

Совсем недавно под рубрикой "Из былого" в нашей районной газете был напечатан давний рассказ нашего талантливого земляка Кокорева Анатолия Павловича, бывшего главного редактора районной газеты.

Сюжет рассказа на первый взгляд незамысловатый, да и всего три действующих лица в нём - наши земляки Настасья, Симка и Пётр. Это на первый взгляд, но если копнуть глубже, то нам открываются судьбы миллионов людей из военного поколения россиян, показанные автором в наших краях после окончания Великой Отечественной Войны.

Сразу хочу отметить, что автор в рассказе меткими и краткими характеристиками героев, точно так же как и художник редкими мазками красок делает яркий этюд, психологически и философски верно открывает нам прошлую и нынешнюю жизнь своих земляков, героев рассказа. Ведь и Симка и Пётр были фронтовиками, но Симка пришёл с войны раньше: то ли вследствие ранения или сразу после Победы. А Пётр вернулся домой намного позже, в 1950 году, когда мирная жизнь уже начала как-то налаживаться. Поэтому Симка, попав в Ухтинку в ту пору, когда мужиков в деревеньках ещё было мало, имел право выбора невест. Он выбрал красавицу Настасью из соседней деревни Ильиновки и устроил семейное гнездо там.

Но, судя по рассказу, детей у них не было, а виной тому, как я думаю, Настасья ошибочно считала Симку. Поэтому Симка, имея мягкий, покладистый характер, постепенно начал поддаваться пьяному угару, отдав вожжи семейного управления жене. Спустя несколько лет вернулся домой и Пётр, имея свои планы на жизнь. Так случилось, что первым знакомым Петра, встреченным в Раксе, стал Симка, что неожиданно свело его с Настасьей в брачные узы. А Симка превратился в бобыля…

Далее автор показывает нам, что спустя много лет, все три героя рассказа вновь встречаются на базаре-ярмарке, где не только люди торгуют товаром, но и хозяйничают судьбы множества людей, сталкивая и переплетая их, то в крепкие жгуты, а то и просто в непотребный колтун.

Опять же, судя по сюжету автора, мы видим, что Пётр и Настасья живут вдвоём, но детей у них не было и нет. Однажды, уже в “ельцинские” времена они едут на базар немного поторговать, чтобы облегчить себе жизнь, и встречаются с нищим и больным Симкой, просящим милостыню. Пётр в первый раз в жизни решает поступить по-своему и берёт бывшего одинокого фронтовика Симку в свою семью. В Настасье, на мой взгляд, совершенно неожиданно для неё самой просыпаются исподволь накопленное раскаяние и милосердие, свойственное только российским людям, и она соглашается с таким выбором Петра, не боясь слухов и сплетен об их тройственном семейном союзе…

Я думаю, что ни для кого не явится секретом, что никогда фронтовиков-ветеранов Великой Отечественной войны  в России не почитали так, как при президенте В.В. Путине: и приличные пенсии, и машины в подарок, и новые квартиры, и особый медицинский уход! Могли бы этим похвастать перед всем миром И. Сталин, Н. Хрущёв, Л. Брежнев, М. Горбачёв или Б. Ельцин? Нет! они не были способны на такую заботу о наших ветеранах, да и вообще обо всём населении СССР. Именно поэтому Настасья и Пётр, уже будучи на пенсии, вынужденно ездили торговать в райцентр, но не из жажды алчной наживы, а чтобы свести концы с концами…

Можно многое ещё говорить об этой очень талантливой вещи нашего земляка: например, почему одного своего героя автор назвал не Семёном, а Симкой, а другого не Петька, а Пётр. Автор предлагает читателям разобраться в этом, а мне не позволяют дать ответы на многие вопросы рамки газетной статьи …

Вот всё, что я хотел бы вкратце сказать о небольшом произведении нашего весьма талантливого земляка А.П. Кокорева, в столе которого лежит вторая часть отличного исторического романа "Приют обречённых". Его появления в свет ждут многие наши земляки, почитатели таланта Анатолия Павловича, надеющиеся на скорое издание и спонсорскую помощь руководителей разного уровня для блага нашего Ржаксинского района. Тем более, что 2015 год, год литературы в России...

         Ветреные стихи…

                  Поэту

Ты часто замкнут, неприметен.
Гость в прозаической возне.
Но то, что спрятано в поэте,
Лишь строфы открывают мне.
Паришь меж радостей, печалей,
Меняя тяготы венца,
И жизнь прожив - стоишь в начале,
Поняв, что нет душе конца.
Всё остальное - преходяще,
Всегда обманчиво, как сон;
И тонешь легче в нём и чаще,
Чем лживей и прекрасней он.
И лишь в минуты отрезвленья,
Объятый Музой в рандеву,
Черпаешь вечность вдохновеньем
И проливаешь наяву…

                    К весне

Весна чудит позёмкой белой,
И в шубке кроличьей апрель.
И как-то тихо и несмело
Кружится в яблонях метель.
Зима забыла путь на спячку,
Бредёт кругами наобум.
Спеши на север - эх, чудачка! -
В пристанище холодных дум.
А нам отдай тепла и света,
По ним скучает детвора.
И ждёт-пождёт весны и лета,
Взывает с раннего утра.
Весна придёт из тёплых далей.
Всё станет на круги своя…
О том и воробьи гадали,
Чего желаю нынче я…

Автор: 
Сергей Карпенко
Читайте также:
Наверх