«Куприн. Яма». Ярославский театр привёз на тамбовский фестиваль самую неоднозначную повесть классика

28 октября 2019, 16:01 1269
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2019/10/28/news-nid107151-157437.jpg?itok=F2LB8wYo
Фото: Елена Гридчина

Ярославский театр «Луч» взялся за самую неоднозначную повесть Александра Куприна в сочетании с теорией эпического театра Брехта. Спектакль «Куприн. Яма» сложен и нетрадиционен. Оформление сцены, музыка и зонги, игра сработали на идею - «эффект отчуждения». Постановка - смелая. Режиссёр Наталья Баканова подчёркивает, что это непростая история, но с тем же - актуальная проекция современного мира. В спектакле откровенно рассуждают о жестокости, вере и смерти, отчаянии. Включение зонгов как ещё один голос, где личность актёра остаётся уникальной и непохожей на других, со своими чертами характера.

 

 

- В прошлом году на фестиваль «Виват, театр!» привозили «Город ангелов». В этом сезоне осмелились послать два спектакля: «Дорогая Елена Сергеевна» и «Куприн. Яма». Организаторы выбрали вторую постановку. Куприна мало ставят. Нет сильной инсценировки, поскольку это повесть. В репертуаре много спектаклей, но наши ребята выпускаются, и важно было отвезти совместную работу на большой театральный фестиваль, - пояснила режиссёр, старший педагог дополнительного образования театра «Луч» областного центра детей и юношества Ярославской области Наталья Баканова.

Рассказанная актрисами театра история – это звук женских голосов, долетающих с самого дна. Обитатели ямы замкнуты в порочном мире, созданном благородными господами. Здесь нет места высоким чувствам, мечтам, идеалам. За склоками, интригами и пышными платьями скрываются великодушие и жертвенность, благородство и верность, умение любить. «Хоть бы кто-нибудь во мне человека-то увидел. Я когда узнала, что больная, чуть не задохнулась от злости и обиды. Где справедливость?», - говорит актриса.    

 

      

Ярославский театр точно придерживается Брехтовской теории. Воспринимая сцену словно инструмент, декорации в постановке условны - только чёрное символическое полотно, которым в конце спектакля траурно окутывает яму, и несколько стульев. Небольшие лампадки, как огоньки надежды хоть на какое-то будущее. Только спасения нет. Яма - метафора «социального дна», из которого девушкам не получается выбраться. Но именно они, опустившиеся донельзя, - единственная духовная чистота и всепрощающая человечность.

Режиссёр обращает внимание на монологи (читаются в микрофонные стойки), акцентируя и детализируя их. Истории приобретают другую образность, философию - это уже звучат притчи и откровения.      

В постановке мало света, используется ретроспектива, создавая ощущение просмотра киноленты. Музыкальные вставки сильно дополняют игру актёров. Зонги, как приём, - аутентичны и современны. Звучали Анна Пингина, Агата Кристи, Наутилус Помпилиус.      

 

     

- У нас два состава, и каждый состав поёт разные зонги. Решили взять театр Брехта, потому что в такой форме никогда не работали. История девчонок тяжёлая, чтобы себя как-то абстрагировать от персонажей, взяли эпический театр за основу. Ребята сами приносили материал, который, как им кажется, ассоциативно можно отнести к постановке. Эпоха не та, но когда песня вызывала в душе определённый визуальный ряд, мы её брали для работы. Важно, что мы смогли разграничить мир современных актрис и героинь Куприна, - добавила Наталья Баканова.   

 

Елена Гридчина
 

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх