Лента новостей
Общество21 апреля 2020, 09:14

Тамбовчанин с уникальной профессией коваль каждый день ставит подковы 2-3 лошадям

Алексей Бучнев

Если бы во всем известной песне коня подковала не черноглазая казачка, а русоволосый тамбовчанин, то копыта при езде высекали бы имя «Николай». С редким, практически повсеместно забытым ремеслом Николай Матвеев знаком почти 18 лет. На протяжении десяти из них он меняет подковы двум-трём лошадям ежедневно, хотя занятие это не из лёгких.

– Когда я только начинал, мог подковать две ноги, – признаётся наш собеседник, – потом у меня просто заканчивались силы. Сейчас, если не прерываться, голов по десять в день можно делать.

Николай работает на ипподроме, тренирует рысистых лошадей и выступает с ними на соревнованиях. Как тренер он оканчивал Хреновскую школу наездников в Воронежской области, а вот на коваля учиться не стал: что-то перенял у отца, тоже профессионального наездника и по совместительству коваля, что-то подсмотрел у других мастеров.

– Ковать я начал просто потому, что кому-то надо ковать, – вспоминает Николай. – Ковалей на самом деле не так много, да и стоит это недёшево: перековать лошадь кругом – это в среднем две тысячи рублей. Рысака чуть дешевле, верховые дороже за счёт объёма работы – крупней копыта.

Статус самоучки не мешает Николаю выполнять работу качественно: у него огромный опыт и множество клиентов. Время смены подков, проблемы и анатомические особенности копыт он не просто знает – чувствует.

Николай Матвеев родился во Пскове и, прежде чем заключить контракт в Тамбове, успел поработать и в Москве, и за рубежом, в Финляндии. Ковать приходилось везде, в Москве в том числе на заказ. В прошлом году жеребец Флодар, подкованный Николаем, выиграл Большой Всероссийский приз Дерби, а управляла им супруга Николая Ирина. В семье лошадьми занимаются они с женой, отец, мать, брат и сестра – то есть все.

Подкова на счастье

Рассказывая, Николай привёл вороного орловского рысака Зяблика.

Ковка, пояснили нам, бывает разной: горячая, к примеру, обеззараживает, убирает все неровности; ортопедическая смягчает ход и делается на стельку или на силикон. Нам Николай показал самую обычную, которая подходит здоровым лошадям и занимает в среднем час времени. Из инструментов для неё требуется: наковальня, молоток, клещи («крокодил»), два ножа - для стрелки и для копыт...

– Пилочка для ногтей, – шутит наш собеседник, беря в руки полуметровый рашпиль.

Прежде чем поставить новую подкову, нужно снять старую, расчистить и обточить копыто. Лошадей куют с двухлетнего возраста раз в месяц-полтора, в зависимости от индивидуальных особенностей и времени года. Зимой реже, потому что под ногами мягкий снег, мало заездов, да и рог растёт медленнее; летом всё наоборот. Зяблика предстояло не просто перековать, а, как в аналогичной ситуации выражаются водители, «переобуть» – поменять шипованные зимние подковы на летние.

Зимние при этом отправились в ящик до следующего сезона – их можно будет использовать ещё и ещё, пока не износятся. Иногда друзья, знакомые и посетители конюшни просят у коваля ненужные подковы как сувенир – на счастье.

– Даём, – говорит Николай, – если есть что дать. Часто старые подковы настолько старые, что никуда не годятся. Да и счастье ведь приносит подкова, найденная на улице, – так вроде говорят?

Лошади подкова приносит устойчивость на дорожке, защиту от стирания копыт и предотвращение болезней. Мастер подбирает её по размеру копыта, подгоняет молотком под форму, сажает на гвозди. Последние имеют особое сечение и бьются в край, не дальше так называемой белой линии, за которой начинается «живое».

Кнут и пряник

Работать с задними копытами сложнее, чем с передними, из-за особенностей строения ноги. Сами лошади их ковку переносят хуже. Вот и Зяблик, до того стоявший смирно, на четвёртой ноге занервничал и задёргался. Когда уговоры и угрозы не помогли, Николай обратился к крайней мере – позвал Ларису Леонидовну, свою маму, находившуюся тут же на конюшне. С помощью специального приспособления она подержала коня, и тот дотерпел до окончания сеанса.

– Лошади умные, но прежде всего они животные, – делает вывод наш герой. – Избалованное животное – ошибка многих владельцев. При любой работе с лошадьми нужно помнить про кнут и пряник: за провинности наказывать, но гуманно, за хорошее поведение поощрять. Поначалу всё приходится объяснять, потом они реагируют уже на интонацию.

Эмоциональная связь, которая устанавливается между человеком и животным, тоже очень важна. И кони, и люди неравнодушны к соревнованиям: для наездника это всегда выплеск адреналина, а момент триумфа – то, ради чего проводится большая, рутинная работа. Лошади тоже любят выигрывать, они понимают, что их награждают. Профессиональный век лошадей, которые находятся в постоянном стрессе и не получают удовольствия от состязаний, долгим не бывает.

Автор:Вера Дашкова