Юрий Мизис: об основании Тамбова, набегах на крепость и воеводе Боборыкине

17 апреля 2020, 10:06 5524
public://article-images/2020/04/16/news-nid113073-171209.jpg
Фото: http://tambovlib.ru

В воскресный день 17 апреля 1636 года, в праздник Светлой Пасхи, на южных рубежах Московского государства была заложена крепость Тамбов. Об истории города, мифах и фактах рассказывает авторитетный тамбовский историк, профессор Юрий Мизис.

 

-  В сознании многих наших земляков существует гордое убеждение, что непобедимая крепость Тамбов 200 раз подвергалась нападениям врагов и ни разу не была взята. Это так?

- Вынужден тамбовчан разочаровать. Это миф. Во-первых, никто тогда не считал, сколько таких набегов было. А во-вторых, непосредственно саму крепость татары никогда и не штурмовали, а ограничивались только грабежами по её окрестностям. Ведь их войско представляло собой лёгкую конницу, вооружённую только луками и копьями. Куда им было штурмовать такую мощную крепость, как Тамбов, вооружённую артиллерией - 33 пушки, и ручным огнестрельным оружием гарнизона из 1500 служивых людей? За всю историю на наш город нападали только один раз, но это были «свои» - войска Степана Разина.

Но это нисколько не умаляет заслуги Тамбова перед Отечеством. Все возложенные на него задачи город выполнил с честью и в полном объёме - южная граница государства была для недругов закрыта раз и навсегда.

 

- Неприступность тамбовской крепости объясняется ведь и очень правильным выбором московскими властями места для её строительства?

- Тут тоже очень занятная история. Молодому и горячему царскому стольнику Роману Фёдоровичу Боборыкину было предписано заложить крепость южнее - примерно в районе Кузьмино-Гати. Но он, не поставив Москву в известность, по совету опытного строителя крепостей подьячего Фёдора Наквасина самовольно решил строить её на месте впадения Студенца в Цну. Проявил вопиющее самоуправство.

Но, лучшее место и выбрать было трудно! Оно находилось на возвышенности и со всех сторон было защищено естественным природным ландшафтом: достаточно глубоководными в то время реками и непроходимым для вражеской конницы Цнинским бором, переходящим в болота. С третьей стороны детинец укрепили глубоким рвом и валом.

 

- Роман Фёдорович сильно «схлопотал по шапке», когда в столице об этом прознали?

- За свою «самодеятельность» он не получил ничего. Ничего, кроме благодарности! Ведь история вскоре показала, как он был прав. А вот по поводу его «выдающейся» личности... Тут есть некоторые вопросы. Человеком он был безусловно ярким и неординарным, но, как это в истории часто бывает, весьма противоречивым. Роман Фёдорович Боборыкин (по старому написанию Бабарыкин) в 1636 году, в свои 25 лет, уже имел при царском дворе большой авторитет - с 1632 года был успешным Шацким воеводой и приходился царю дальним родственником. Был смелым человеком, умел брать на себя ответственность, совсем не считался с тогдашними авторитетами. И часто тратил значительные собственные средства на государственные нужды - на ремонт Татарского вала, на закупку для Тамбова лошадей, оружия, продовольствия. Однажды даже продал для этого своё родовое имение!

Но... человеком, по свидетельству современников, он был, мягко говоря, жёстким, страшно скандальным и неуживчивым, регулярно забрасывал царя жалобами на своих многочисленных врагов, совсем не гнушался «подобрать» у соседей «где чего плохо лежит». Смело запускал руку даже в царскую казну. Жил по принципу: сколько у государства не воруй, а своего всё равно не вернёшь. Жил в полный рост и на широкую ногу.

А уж его денежные и политические споры и склоки с оппонентами просто поражают своей дерзостью. Он, представьте только, вдрызг конфликтовал с самим Патриархом Никоном. Тот в гневе его проклял, но Боборыкин и ухом не повёл, а накатал царю очередную кляузу, в которой лихо обвинил Патриарха в том, что он тайно проклял и всю царскую семью. Разбирались в истории долго и громко...

 

- И традиционный вопрос: что означает имя нашего города?

- Версий до сих пор существует множество. От совершенно дурацких - мол, татары, безуспешно штурмуя нашу крепость, почему-то по-русски кричали: «Там Бог!» Там Бог - Тамбов... Глупость, конечно, полная. До лингвистических: переводят мордовско-мокшанское слово – «тонба» и как гиблое место, топь, и как перекрёсток. Лично мне последняя версия нравится намного больше. Оно исторически логичней, ведь Тамбов действительно построен на месте старинных торговых путей. Но окончательно определённо ответить на этот важный вопрос, как мне представляется, уже невозможно - документальных источников принятия решения о наименовании крепости не сохранилось. А, возможно, их и не было.

Но разве это как-то мешает нам сегодня любить свой замечательный город? Конечно, нет!

Альберт Зверев

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Наверх