Актёр Вячеслав Шолохов: «Я сельский рассказовский паренёк, первой «хитовой» ролью была роль Бабы Яги»

20 ноября 2020, 15:01 1292
public://article-images/2020/10/30/news-nid119349-184012.jpg
Фото: архив Тамбовского драмтеатра

Он часто приходит в театр пораньше, пока никого нет – в тишине и одиночестве поиграть на рояле. Дома не хочет беспокоить соседей. Пишет стихи. А его любимый релакс – в сильную метель долго бродить по городу... Вячеславу Шолохову 32 года. Много это или мало? Вероятно, знает только он сам. Тонкий, ищущий в ролях и в жизни глубину и смысл, совсем не эпатажный, а спокойный и вдумчивый актёр уже сыграл на сцене тамбовского театра несколько десятков ролей и попробовал себя в кино. Он, как сам признаётся, достаточно закрытый человек, и некоторые части нашей с ним беседы просил не публиковать. Его право.

Вячеслав Шолохов выпускник кафедры сценических искусств ТГУ имени Державина и Московской летней международной театральной школы. С отличием окончил музыкальную школу по классу баян. Дважды лауреат международного конкурса чтецов имени Чехова. Лауреат театрального фестиваля имени Рыбакова. Работал в Тамбовском молодёжном театре, на протяжении десяти лет – с 2010 года и по настоящее время служит актёром в Тамбовском государственном академическом драматическом театре. Сыграл на сцене несколько десятков ролей. Снимался в эпизодах в фильмах: «Жила-была одна баба» (18+), «Дельта-2» (16+) и в документальных – «Сталинградская битва» и «Рахманинов» (12+), где исполнил главную роль.

 

 

– Слава, чем для тебя является театр? Как возникло решение стать актёром?

– Не хочу произносить какие-то банальные высокопарные фразы. Театр – это, прежде всего, место работы, но, к счастью или сожалению, это действительно целый образ жизни и мыслей. Актёрство – прекрасная, но очень нелёгкая, порой жестокая профессия, и путь по сцене далеко не всегда усыпан звёздами. А желание стать актёром, оно, как у многих моих коллег, оттуда – из детства, разумеется. Играл в школьной и клубной самодеятельности – я сельский рассказовский паренёк, первой «хитовой» ролью была роль Бабы Яги.

 

– В чём высший смысл творчества и жизни в целом? Что в ней ты более всего ценишь, что в ней волнует и беспокоит?

– Творчество – это то, что делает жизнь значимой и интересной, добавляет миру новые краски и объёмность. Творчество просто позволяет себя по-настоящему уважать. А смысл жизни?.. Если бы я знал, то на один важнейший вопрос для меня стало бы меньше. Видимо, смысл в самой жизни – сам его создаёшь и сам находишь.

Сегодня уже волнует и беспокоит быстротечность времени, процесс дальнейшего личного становления, иногда проблемы выбора. А ценности, они ведь меняются в процессе взросления... Сегодня я очень дорожу семьёй, работой, друзьями.

 

 

– Много этих друзей? Не секрет ведь, что актёрская среда и настоящая дружба – понятия не всегда совместимые. Зависть, театральные интриги, сплетни...

– У меня очень много по-настоящему хороших знакомых и просто добрых товарищей. А друзей мало. Но так, вероятно, и должно быть. Настоящих друзей много быть не может, иначе это уже не друзья. В дружбе нужно очень многому соответствовать, уметь прощать недостатки... Боюсь, что сам я друг не совсем идеальный и не всегда. Но я стараюсь, я над этим работаю. Это очень большой труд и большая ответственность.

А интриги, зависть, сплетни... Вероятно, и в нашем театре это есть, но мне кажется, что совсем в ничтожном варианте. Я мало что об этом знаю. Во всяком случае, лично мне как-то пока удаётся в этом и не участвовать, и самому не быть их предметом. Я чаще всего узнаю о разных «историях» в театре последним. К счастью. Очень не хочется в этом во всём...

 

– Реалии настоящего театра оказались сильно далеки от того, какими ты их представлял, когда решил стать актёром?

– Ко многому был готов. К чему-то – нет. Мне грех жаловаться на невостребованность на нашей сцене – играю много, роли интересные. Но, конечно, хочется большего. Может, чаще менять амплуа, больше пробовать себя в глубоких психологических образах. Мечтаю, конечно, о какой-то яркой и масштабной роли.

 

 

– Чем увлекаешься в свободное время, как отдыхаешь?

– И не спорт, и не рюмка. Я даже не болельщик. Это так скучно. Увлекаюсь психологией, люблю читать, импровизировать на гитаре, фортепиано. Недавно вот перечитывал дневники Олега Даля. Очень сильно.

Люблю просто гулять по городу, слушать его звуки, мелодию. И поэзию очень люблю. Особенно Есенина! Совсем недавно стал по-настоящему, как мне кажется, понимать «осенние» стихи Пушкина. Но до понимания всего его творчества, боюсь, мне ещё далеко. Он гений. Люблю читать стихи и со сцены. А музыкальную композицию «Пилигримы» мы вдвоём с народным артистом РФ Юрием Томилиным по стихам Бродского делали. Мне очень над этим работать понравилось. И, повторюсь, музыка, конечно... Это даже не релаксация, это такой интимный разговор с Богом...

 

– Я знаю, что ты и сам стихи пишешь...

– Ну, стихи – это очень громко сказано. Просто иногда пытаюсь изложить на бумаге собственные мысли, эмоции.

 

– Например?

– Только не судите строго. Я не поэт, я актёр.

Вроде звёзды светят как обычно.
Как всегда идут дожди косые...
Только листья падают быстрее
И на солнце мёрзну я всё чаще.

На последнем вздохе проползаю
город, в поисках немого адресата.
Я хочу поговорить с китами,
Ну хотя бы посмотреть на них немного...

 

 

– Какую роль мечтаешь сыграть?

– Мне очень интересен образ Зилова из «Утиной охоты» Вампилова. Там такая бездна психологизма, духовного надрыва! Вот бы в чём покопаться, разобраться, понять и прочувствовать. Я пока не достиг «кризиса среднего возраста», но это так завлекает своей глубиной и эмоциями. И, напротив, очень хотел бы попробовать себя в роли лёгкого, изящного, воздушного Хлестакова. Но, может, тоже поискать в этом образе «второе дно», подтекст такой... Как же здорово его играет Евгений Миронов!

 

– А Гамлета? Я всегда думал, что все актёры об этом мечтают...

– Нет. Однозначно. Гамлетом нельзя «стать», нельзя научиться им быть. Гамлетом нужно родиться! И Смоктуновский, и Высоцкий создали такие великие образы Гамлета именно потому, что сами были «одного с ним роста». Это запредельная величина...

 

 

– Хотел бы больше сниматься в кино? А если для этого придётся навсегда уехать из Тамбова?

– Конечно, хотел бы! Но... Здесь снова встаёт вопрос выбора. Ну, невозможно жить в Тамбове, быть плотно задействованным в театре и мотаться на пробы или съёмки в Москву или ещё там куда. Тут – или, или. Либо всё здесь оборвать и начать там «с чистого листа», как сделал, например, мой хороший знакомый Женя Харитонов, либо не морочить себе и окружающим голову. А за Женю я очень рад. Главная роль в «Брестской крепости» (16+) и Толстой... Но мы же совершенно не знаем, какова была цена его «стоптанных ботинок»! Я не готов. У меня хорошая работа и любимая жена здесь.

 

– Твои самые большие достоинства и самые большие недостатки как актёра и как человека?

– Стараюсь быть честным по отношению к людям и к профессии. Стараюсь быть сдержанным, корректным и не ставить себя выше других. А недостатки... Думаю, что слишком склонен к самокопанию, к самоанализу. Часто не хватает в жизни и профессии элементарного упорства, «усидчивости». И прочих недостатков хватает, но это не для печати. Завидую людям, которые могут публично «обнажаться», но это совсем не моё. Я к таким экспериментам не готов – знаю, что, чересчур открывшись, почувствую себя незащищённым и уязвимым. Мне это некомфортно. Нет, не будем...

Альберт Зверев

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Наверх