Герой родной земли - герой Победы дважды

« Маяк »
18
от
Среда, 29 апреля, 2015 (Весь день)
822
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/29/top68.ru-geroi-rodnoi-zemli-geroi-pobedy-dvazhdy-55059.jpg?itok=UAhZSKAe
Дважды Герою Советского союза Алексею Рязанову посвящается…
( продолжение №17 от 22 апреля 2015 года)

Победа! Нужно учиться дальше

Осенью наши войска продолжали наступательные действия, тесня врага к Риге. Полк ежедневно вылетал на боевые задания, прикрывая штурмовиков. Вскоре установилась нелётная погода. В свободное от боёв время комполка проверял технику пилотирования, когда комэска поднимались в воздух и чётко выполняли фигуры высшего пилотажа. Первым в небо поднялся Алексей Рязанов. Молодые лётчики были в восторге от мастерства комэска, как и от проверочно-показательных полётов И.  Шмелёва и И. Степаненко.

Со следующего дня предстояло сопровождать штурмовики, осуществляющие удары по войскам врага. В группе непосредственного прикрытия эскадрилья Рязанова, в ударной группе - эскадрилья Степаненко. Обе эскадрильи не допускают истребителей противника к нашим штурмовикам. "Илы" сначала бьют по артиллерии и танкам "эрэсами", потом строятся в круг и накрывают их бомбами. Сверху, построив над "Илами" купол, "Яки" Рязанова отбивают атаки "Ф-190". "Илы", выполнив задачи, на бреющем полёте возвращаются домой. На этот раз не обошлось без потерь. На разборке комполка Марков, участвовавший в воздушном бою, подводя его итоги, указал на причины, что мы ослабили осмотрительность в групповом бою. За промахи и расплатились. Предстоит обучение по осмотрительности.

В боях за освобождение Риги полк готовился с наземными частями к сопровождению штурмовиков и проведению разведки. На партсобрании предложение - "Уберечь бы нам Ригу", - поддержали майор Рязанов, командиры эскадрилий и другие лётчики. На обращение пехотинцев, опубликованной фронтовой газетой "На страже Родины" (10.10. 1944 г.), что лётчики с воздуха им обязательно помогут, Герои Советского Союза майор Алексей Рязанов, капитан Иван Степаненко (боевой счёт каждого 25-26 самолётов противника) и другие заверили, что пусть смелее идёт в бой родная пехота. Наша сила - единство действий на поле боя.

12 октября полк вылетел на поддержку наших войск, атакующих Ригу. После освобождения Риги полк перелетел на аэродром близ Елгавы, а потом и на аэродром у Салдуса. Здесь состоялось вручение полку ордена «Красного Знамени». Знамя части несёт заместитель командира полка Герой Советского Союза А.  Рязанов, ассистенты - Герои Советского Союза командиры эскадрилий майор И.  Шмелёв и капитан И. Степаненко. Группу представителей соседних полков возглавлял командир авиадивизии полковник Г.  Зайцев. Зам командующего воздушной армии Н.  Сухачёв прикрепляет к алому стягу полка орден "Красного Знамени". Комполка целует боевое знамя и передаёт его А.  Рязанову. Духовой оркестр играет Гимн СССР и авиационный марш "Всё выше, выше и выше". Знамя плывёт вдоль строя лётчиков, и помещают его в расположение штаба.

Декабрь 1944 года оказался морозным и ветреным. Группы штурмовиков ежедневно поднимаются в воздух и действуют в районе Салдус. 28 декабря 21 самолёт нашего авиаполка, прикрывая их действия, провёл тяжелый бой с сорока "фокерами". По одной машине сбили Рязанов, Степаненко и ещё три лётчика.

Новый 1945 год был отмечен праздничным столом и в торжественной обстановке. Комполка Марков поздравил всех с праздником и сообщил, что Рязанов и Степаненко представлены ко второй Золотой Звезде Героя Советского Союза и наградные листы уже подписаны командиром дивизии полковником Г.  Зайцевым. По 30 самолётов сбили Рязанов и Степаненко в "дуэльных и групповых боях". После торжественной части - художественная. Здесь первый приз за исполнение "Барыни" был присужден А. Рязанову. Можно было подумать, что "будто всю жизнь Алексей тем и занимался, что выступал на сцене", - пишет И. Степаненко.

8 января 1945 г. устанавливается погода. Рязанов со своей четвёркой составляет группу непосредственного прикрытия "Илов", идущих на задание. И. Степаненко идёт с превышением над всей кавалькадой, и он должен не допустить истребителей противника к "Илам" и к машинам Рязанова. Штурмовики, отбомбив артиллерию врага, уходят. Одна из групп "фоккеров" уничтожена эскадрильей Степаненко, а другая - разогнана группой майора Рязанова. 26 января 1945 г. Рязанов сбил еще один самолет врага, 48-й по счету с начала войны, но был подбит зенитным огнем, тяжело ранен, третий раз за весь период военных действий, но посадил свою боевую машину на аэродром. После ранения Рязанова и его госпитализации первую эскадрилью ведёт уже комполка А.  Марков. Выздоровев, А. Рязанов возвращается в полк. Германия безоговорочно капитулирует.

Однако армия не теряет бдительности. Полк несколько дней вылетал для барражирования и наблюдения за порядком. Занятия начались после Дня Победы по развёрнутому плану боевой подготовки и расписания занятия летного и технического состава, составленного начальником штаба полка и заместителем командира майором Рязановым. Лётчики полка барражируют над отрядом пленных, сдающих оружие, боеприпасы. Кругом белые флаги. Советские солдаты, офицеры принимают и подсчитывают оружие, имущество, людей поверженного врага. Война закончилась.

Рязанов с восхищением и глубокой задумчивостью говорил о трудностях и важности победы над жестоким и сильным врагом 9 мая вечером на митинге полка. За годы войны полк совершил более 5 тысяч боевых вылетов, общее число сбитых в воздухе вражеских самолётов с учётом уничтоженных на аэродромах составляет около тысячи, говорили выступающие Егорычев, Рязанов и Шмелёв. На концерте художественной самодеятельности лётчики, инженеры, техники, солдаты, офицеры никогда ещё не пели так душевно, с чувством, дружно, громко, как в этот вечер ликования всей страны.

Алексею Рязанову навсегда памятны события, как Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 г., так и 18 августа 1945 г. митинг, посвящённый Дню Воздушного Флота СССР. Стройными рядами на аэродроме стояли лётчики, инженеры, весь личный состав полка. Комполка Н.  Миронов вызывает из строя А. Рязанова и И. Степаненко. "Поздравляю вас, дорогие товарищи!" - говорит комполка и оглашает Указ Президиума Верховного Совета СССР. Рязанов и Степаненко награждаются второй Золотой Звездой Героя Советского Союза. Крепкие и тёплые руки друзей подбрасывают героев вверх под громкое и тягучее "Ура!", троекратно отзывающие эхом над полем аэродрома. Перед лицом фронтовых товарищей Алексей и Иван клянутся служить Родине так же честно и самоотверженно в мирное время, как и героически сражались в годы войны с врагом. Рязанов не раз вспоминал торжественные моменты вручения ему самых высоких наград Родины, как свидетельство оценки его неустрашимого мужества и непревзойденного героизма. Впереди были напряжённые годы академической учебы.
 
 
На страже мирного неба

Августом 1946 г. А. Рязанов приехал в родное село и расположился в небольшом каменном доме, предоставленном его маме сельским советом. Спустя неделю, на яблочный спас, Преображение Господне, 19 августа была сыграна свадьба А. Рязанова и Анны Наволокиной, участницей Великой Отечественной войны, кавалера ордена " Красного Знамени" медицинского работника, старшего лейтенанта, голубоглазой красавицы села, за сердце которой он боролся с местными парнями ещё с середины 30-х годов. С обеих сторон гуляли родители, братья, сёстры, дяди и тёти, близкие и дальние родственники. Невежин Владимир Алексеевич, в ту пору 14- летний подросток, недавно рассказывал: "Всех не перечислишь, гуляла вся Хохловка, весь порядок. Накрытые столы с деревенской пищей и напитками, московскими деликатесами стояли дома, во дворе Елисея Степановича и на улице". Знаменитая памятная свадьба, о которой на селе до сих пор ходят разговоры. Через год в молодой семье родилась Наташа, названная так в честь матери Анны, а ещё через 2 года появился и Володя. Поначалу молодожёны жили в общежитии, а позже получили небольшую двухкомнатную квартиру на Корчагинской улице столицы, что недалеко от ВДНХ.

После окончания войны Рязанов учится в военно- воздушной Академии им. М. Фрунзе вместе с такими прославленными асами, как А.  Покрышкин, И.  Степаненко и др. По окончании в 1950 году Академии / факультет ПВО/ работал в штабе Московского военного округа, в штабе ВВС и войсках ПВО страны.

Особенно примечательным, радостным и торжественным был для Рязанова 1954 год. В начале июля 1954 года, получив краткосрочный отпуск, Рязанов прибыл в родное село и поселился у своего брата Сергея в небольшом деревянном домике, выходящим тремя окнами на Церковный пруд. Председатель колхоза В. Ерин  выделил Герою видавший виды "Газик", а Токарёвка предоставила милиционера для охраны. Вот-вот должны появиться и его фронтовые товарищи, сослуживцы, на открытие бюста. Ближе к середине дня собирались на ромашковой лужайке, перед домом, любопытные подростки и смотрели за каждым шагом своего кумира. Не уступающий нам любопытством, открытостью, характером, подсаживался А. Рязанов с Золотыми Звёздами и громадой орденов на груди. Нашим вопросам не было конца: Приходилось ли прилетать из-за линии фронта на немецком самолёте, страшно ли воевать высоко в небе? Был у нас, по нашим детским понятиям, и самый главный вопрос: А видел ли Сталина? Внимательно осмотрев каждого из нас и решив, что нам можно доверять, ответил: "Да". Однажды нас, нескольких Героев, "прихватил" Василий, привёл к своему отцу Иосифу Виссарионовичу со словами: "Папа, посмотри, каких я орлов к тебе привел!". А дальше? - "Короткая беседа и буфет"...

С раннего утра курсировали две грузовые машины с жителями села между Кочетовкой и Токарёвкой, где состоялось открытие бюста А.  Рязанову в романовском саду (ныне районный парк). Парк целый день шумел, словно улей. Несмотря на страдную пору, несколько тысяч жителей района прибыли на торжество.

На трибуне руководители области, соседних районов и Токарёвки, Рязанов со своими боевыми товарищами, тоже Героями Советского Союза. Оглашается Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении второй Золотой Звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина А.  Рязанова и об установлении бюста на родине Героя. Затем официальные поздравления, короткие, от всей души речи, трогательные слова о Герое - однополчан А.  Рязанова, о его вкладе в разгром врага и боевых подвигах. Оркестр исполняет "Гимн Советского Союза". В своём трогательном и чувственном слове Рязанов выразил огромную благодарность всем присутствующим на открытии его бюста и сказал, что в трудные и тяжёлые годы борьбы с врагом он постоянно получал поддержку матери, родных, близких ему людей, односельчан и токарёвцев: "Без поддержки народа наша Победа была бы невозможна".

В середине 50-х годов командование направляет А.  Рязанова в Академию Генштаба, где он учится с А.Кожевниковым, И. Кожедубом, И. Степаненко  и другими воздушными асами. По окончании учёбы в Академии А. Рязанов командовал воздушной дивизией в Волгограде, затем был отозван в штаб войск ПВО страны. Уже в мирное время А. Рязанов был награждён орденом Ленина, третьим по счёту. Удостоен звания  "Заслуженный военный лётчик СССР" в 1970 году, генерал майор авиации (1970 г.). На командных и штабных должностях служил по июль 1975 г. С августа 1975 г. генерал майор А.  Рязанов в запасе. Умер и похоронен в Москве в августе 1992 г.
 
Как дела, родное село?

А. Рязанов любил малую родину и ежегодно проводил в ней часть своего отпуска. Останавливался Алексей Константинович, в основном, у Марии Павловны Наволокиной, которая была замужем за братом жены героя, реже – у Д. Фроловой, двоюродной сестры, у дядей по матери – Петра Акимовича и Максима Акимовича. В свой каждый приезд в Кочетовку он не один раз, постоянно, навещал свою тетю, Анну Акимовну, вышедшую замуж в М. Даниловку. Встреч с ним ждали односельчане в клубе и на полях в горячую пору, ученики и учителя в школе, в местном доме культуры.

Алексей Константинович хорошо знал общественные и технические науки, новинки литературы, был в курсе общественной и политической жизни страны и не торопясь отвечал обстоятельно на любой вопрос школьника, учителя, инженера, колхозника или пенсионера, что всегда располагало к нему знакомых и незнакомых людей. Знания, эрудиция, находчивость, да и его положение предопределяло его оценки внутренней и внешней политики страны. Его кругозор был необычайно широк – от военной тематики, политической, научной, экономической до сложных философских рассуждений. В своих выступлениях он был точен, опирался на цифры, называл имена полководцев и военноначальников, учёных в области авиации и космонавтики, поражал образностью народного и литературного языка. Он был самобытен, верен крестьянским традициям. Будучи известным человеком, не терялся среди генералитета и вместе с тем говорил с односельчанами, как равный с равными.

 Вежливость, внимательность, рассудительность удивительным образом сочетались с прямотой, откровенностью и твёрдостью характера. Так, войну 1941-1945 гг. он считал неизбежной как столкновение двух идеологий, двух социально-экономических систем, стремлением Германии к европейскому и мировому лидерству. Временные неудачи Красной Армии 1941-1942 гг. объяснял временным военно-техническим и тактическим превосходством противника, нарушением взаимодействия частей Красной Армии. Причинами победы в Великой Отечественной войне он считал боевой и трудовой дух и подвиг народа, героизм миллионов солдат в борьбе с врагом, отечественную и военно-техническую мысль и союзническую и военную помощь: «А ещё мы же отстаивали свою землю, освоенные нашими предками, свои семьи, свой народ, свою Родину!» 

Рассуждая перед аудиторией, стоя за трибуной или сидя за столом, он изредка, слегка подавал вперед и вверх правую руку, подчеркивал не только повышенным голосом, но и мягким жестом начало очередной мысли или её итоги. Такое изложение материала всегда было понятно и нравилось его слушателям. Его лексика была исключительно литературна, полна аналогий, пословиц и поговорок. Слушать его можно было без конца. Но он никогда не злоупотреблял временем аудитории. Он внимательно смотрел за её настроением, поддерживая интерес небольшими отступлениями: «Так думаю и понимаю не только я, но и другие…», «А вот ещё один факт, пример …», «Если что неясно, то я повторю…» и др. Контакт у него с аудиторией был доброжелательный, ненавязчивый. Он умело поддерживал интерес и внимание публики, всегда царила поразительная тишина: «А что ещё он дальше скажет?»

Встречи с Рязановым всегда оставляли глубокий след у молодежи, старшего поколения, особенно у подростков. Школьники всех возрастов бежали в библиотеку за книжками о борьбе с врагом, старались быть похожими на него. Не случайно, видимо, что с конца сороковых годов прошлого века наиболее подготовленные юноши Кочетовки выбирают профессию летчика, ракетчика, предпочитают служить в десантных войсках и на флоте. Дело А. Рязанова продолжают службой в Вооруженных Силах РФ офицеры А. Ерин, А. Замараев, Р. Замараев.

Как и на людях, в семье Алексей Константинович был ровен, спокоен, внимателен и чуток к жене, Анне Елисеевне, заботлив и требователен к детям, Наташе и Владимиру, и внукам. Отдыхал А. Рязанов в ведомственных санаториях на юге и в Прибалтике с семьёй, родственниками и сослуживцами. Побывал он и у поверженного форта, над которым он прикрывал наших штурмовиков в конце 1944 – начале 1945 годов во время боев за Прибалтику.
Алексей Константинович тяжело переживал трагическую смерть жены, идущей на работу и ставшей жертвой дорожного происшествия.

Общественная деятельность А. Рязанова многогранна. Он постоянно выступал с лекциями в военных училищах, перед общественностью, по московскому телевидению. Он выезжал в Ростов на открытие памятной стелы служившему в его эскадрилье старшему лейтенанту Письменному, погибшему в боях под Ростовом в неравном бою.

Его дети, Владимир и Наташа, по окончании институтов создали свои семьи. Их дети, внуки Алексея Константиновича, уже выросли. Получили высшее образование, навещают, хотя и на короткое время, Б. Кочетовку, где прошли юношеские годы их знаменитых родителей.

Алексей Константинович был верующим человеком. По всем православным праздникам, - признавался он, - в детстве и юности посещал службы в местном храме. В свои зрелые годы он осенял себя крестным знамением и подолгу стоял около возвышенного места села, где некогда стоял храм. «Да и в бой шли, чего таить, мы все крестились», - вспоминал Рязанов. Не раз он посещал и красивейший храм во всей округе, что в Мордово. Душа его была расположена к Богу, свидетельствовал один из его племянников. Чёрных слов никогда и нигде никто от него не слышал, хотя жизнь его была нелёгкой, трудной, а порой и трагичной. Когда умерла его свояченица, Мария Павловна, он шел впереди процессии и нёс могильный крест. «Это мой крест и мне его нести», - отвечал он желающим облегчить его ношу. Знающие и помнящие Алексея Константиновича говорят о его космическом происхождении, позволившем ему внести большой вклад в предотвращение зла в лице Гитлера и порожденной им войны. (продолжение в следующем номере «Маяка»). 
Автор: 
М. Максина
Читайте также:
Наверх