/images/banners/1120_180_1.jpg

Испытания на прочность

« Наш вестник »
46
от
Среда, 12 ноября, 2014 (Весь день)
1087
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/11/12/top68.ru-ispytaniya-na-prochnost-45554.jpg?itok=vioDM9ky

В августе этого года нашему земляку Аркадию Полякову исполнилось 89 лет. Солидный возраст, но на память фронтовик не жалуется, многое из того, что осталось далеко позади за плечами, он хорошо помнит.  Его воспоминания будто нанизываются на одну крепкую нить, имя которой жизнь. Жизнь, через которую прошла Великая Отечественная война, навсегда оставив горькие отметины в душе и на теле.

В августе  сорок третьего
 
Август, пожалуй, особый месяц в жизни Аркадия Кузьмича. И не только потому, что это месяц его рождения. В августе сорок третьего, когда ему еще и восемнадцати лет не исполнилось, принял он под Брянском свое первое боевое крещение. Сюда курсант Оренбургского пехотно-пулеметного училища Аркадий Поляков был переброшен со своими товарищами по учебе в связи со сложной обстановкой на Центральном фронте.  Враг отступать не желал, рвался в мощные атаки. А наши войска, противодействуя им, стремились подвинуться вперед. Бои шли  смертельные. Нашему фронту неотложно требовалось пополнение живой силой; долго не размышляя, на подмогу отправляли необстрелянных юнцов - курсантов. 
Аркадий Кузьмич вспоминает, как их погрузили в эшелоны - и прямым ходом на передовую.  Высадили ребят на одной из станций вблизи линии фронта, и сто километров еще  - пешком. В составе 31-й гвардейской пехотной дивизии 99-го гвардейского полка вступил бывший курсант Поляков в бои с фашистами. Был вторым номером расчета станкового пулемета. Враг лупил из минометов по нашим позициям нещадно, сильные обстрелы взметали всё, не разбирая. Некогда прекрасные заливные луга, что были вокруг, превратились в страшный, не поддающийся описанию пейзаж. Несмотря ни на что, советские воины рвались вперед, освобождение каждой пяди родной земли давалось, к сожалению, большой кровью.
Этот день, 12 августа 1943 года, Аркадий Поляков запомнил на всю жизнь. При  очередном вражеском обстреле погиб почти весь пулеметный расчет, в составе которого он был, а его самого ранило в ногу осколком. Он-то в пылу боя устремился было вперед: подумаешь, какой-то осколок его зацепил… Но девушка-санинструктор настояла на своём - в медсанбат. И, оказалось, что не зря. Вытащили из ноги большую осколок, отправили лечиться на Северный Кавказ, в Железноводск. Находился парень в госпитале долго - с августа сорок третьего по 5 января сорок четвертого: рана долго не заживала. И никто не мог определить, почему. Рентгена тогда не было, а что там, внутри её, притаился в глубине еще один вражеский "трофей" - совсем маленький осколочек, определить никак не могли. Сейчас бы в один миг его вычислили, а тогда…
 
С боями по Крыму
 
А тогда, после нескольких месяцев пребывания в госпитале, выписали Аркадия Кузьмича… с повязкой на ноге. Нарушение, конечно, но и самому молодому человеку давно приелась больничная обстановка, не терпелось  попасть на фронт, некогда там будет думать о злополучной ране. 
Пересыльный пункт - и снова мой собеседник отправляется на передовую. Попал в 129-ю минометную бригаду резерва Главнокомандующего, где произошла его "переквалификация" -  он стал телефонистом. Бросали воинское подразделение туда, где приходилось особенно туго нашим войскам. Январь сорок четвертого, Крым, оборона города Керчи. 
Не забыть Аркадию Полякову завязавшиеся ожесточенные схватки с фашистами под Керчью, который через несколько месяцев, в апреле, был наконец-то освобожден. Телефонную связь командования с огневыми точками наш земляк обеспечивал четко. Порой враг такой обстрел ведет -  головы не поднять, а задачу выполнять надо. И живым остаться тоже надо. Улучив короткий момент затишья, наш земляк - быстрее вперед, чаще ползком, по-пластунски, а если где удавалось, и короткими перебежками. Разматывал полевой телефонный кабель, обеспечивал связь между нужными пунктами. Тяжелым снаряжение было - катушка с кабелем, в придачу и боевое оружие при себе, на войне с ним расставаться нельзя. 
Освободили Керчь, далее в наступление по Крыму пошли. Вот Балаклава, вот вплотную к Севастополю приблизились. И хотя враг неистовствовал, он под стремительными ударами наших войск  отступал  к мысу Херсонес, западной оконечности горного Крыма. А дальше некуда -  кругом одна вода. Фашисты в панике торопливо загружались в баржи, чтобы уйти на них по Черному морю в Румынию. Но наши войска позволить этого не могли. 
Своими глазами наблюдал Аркадий Кузьмич, как врага топили наши штурмовики "Илы". Бьют с высоты по баржам -  взрывы, пламя, черный дым… Зло должно быть наказано!
- И что удивительно, - отметил мой собеседник, - рана моя на ноге затянулась почти сразу, как я попал в Крым, один только шрам остался. 
 
Медаль  за Кёнингсберг
 
Минометная бригада, в составе которой находился мой собеседник, после изматывающих наступательных  боев по освобождению Крымского полуострова была обескровлена. Ее перебросили в центральную часть страны на переформирование и пополнение живой силой и техникой. Короткий миг передышки, и вновь погрузились в эшелоны, которые теперь помчали  на границу с Восточной Пруссией. На дворе была осень сорок четвертого. Вначале, вспоминает Аркадий Поляков, стояли на новом месте в обороне, в бинокли видели немецкие дома, в душе рвались вперед, побыстрее добить фашистскую нечисть. Как и в Крыму, мой собеседник был телефонистом. 
Зимой, продолжает мой рассказчик, пошли наши войска на этом участке фронта в наступление. Тут и сильные морозы нагрянули, и враг отчаянно сопротивляется. Самым памятным для ветерана является штурм столицы Восточной Пруссии - Кёнингсберга, это происходило уже в апреле сорок пятого. Немецкое командование приняло все возможные меры, чтобы подготовить крепость к длительному сопротивлению в условиях осады. В Кёнингсберге имелись подземные заводы, многочисленные арсеналы и склады, под землей немцы могли перебрасывать свои войска, куда нужно. Словом, как в метро. Но не удались врагу все его замыслы. В результате этой операции основные силы восточно-прусской группировки немцев были разгромлены. Завершение штурма было  отмечено салютом высшей категории - в Москве 324 орудия совершили 24 артиллерийских залпа. Была учреждена медаль "За взятие Кёнингсберга", которой был удостоен и телефонист Аркадий Поляков. 
Но бои продолжались, теперь уже за крепость Пиллау (ныне город Балтийск Калининградской области), продолжает свой рассказ котовский ветеран. Только в конце апреля  эта крепость пала. А остатки врага, засевшие на косе Фрише-Нерунг, сдаваться не хотели. Коса была узкой  - где-то метров четыреста, с обеих сторон вода. Сосновый лес, её покрывавший, был весь искорёжен снарядами, порою неразорвавшимися. Добивали врага всеми силами.  Уже и акт о капитуляции Германии подписан, а отдельные бои на злополучной косе всё еще шли - вплоть до 13 мая. Самым обидным было погибнуть  после того, как разнеслась радостная весть о  долгожданной Победе. 
- Пусть и  немного, но наши бойцы погибали, - горько вздыхает Аркадий Кузьмич.
Дал о себе знать  немецкий трофей
 
После войны Аркадий Поляков служил в армии еще пять лет. В мае 1952 года закончил в Ленинграде годичные курсы политсостава, стал офицером. Отправившись в отпуск на родину - в Ряжск, решил навестить двоюродную сестру, проживавшую в Мичуринске. И эта поездка оказалась судьбоносной, он познакомился с веселой девушкой Зинаидой, которая работала на железной дороге дежурной по станции. Это была любовь с первого взгляда,  потому что из отпуска Аркадий уже вез с собой в Литву, где служил, молодую жену Зинаиду. В ноябре этого года будет уже 62 года, как супруги Поляковы вместе. 
А Аркадий Кузьмич вспоминает:
-Едва привез Зинаиду в Литву, как заболел. Воспалились все суставы, не один месяц провел в госпиталях, лечили, только толку не было. Пришлось комиссоваться, дали вторую группу инвалидности, передвигался только с бадиком. А мне ведь в ту пору было всего 27 лет. Вернулись на родину Зинаиды - в Мичуринск. Кто тогда мог предположить, что таким образом дал о себе знать немецкий трофей - тот маленький осколочек в ноге, который врачи в годы войны не выявили. Лишь только когда в 1956 году старая фронтовая рана открылась, всё и выяснилось, благо, уже появился в то время рентген, он и помог. Сделали в Тамбове операцию, встал я наконец твердо на ноги, сняли с меня инвалидность.
В те непростые времена Аркадия Кузьмича всеми силами поддерживала супруга Зинаида Ивановна, как поддерживала его и позже, когда тот, работая на железнодорожной станции Кочетовка, сперва получал среднее образование в вечерней школе, а потом заочно учился в Воронежском железнодорожном техникуме. В Котовск семья Поляковых переехала в 1972 году, когда Аркадия  Кузьмича направили сюда начальником станции Тамбов-2. Вместе  с ним на работу спешила и Зинаида Ивановна, 38 лет отдавшая железной дороге. Супруги вырастили двоих сыновей, старший, к сожалению,  рано ушел из жизни. Гордятся они двумя внуками, один из них известный в городе певец Борис Поляков, радуются успехам правнучки. В 2012 году в канун Дня семьи, любви и верности супруги Поляковы были  удостоены медали "За любовь и верность". “Мы долгое эхо друг друга”, - нередко говорит так о себе с мужем  Зинаида Ивановна.
И, наверное, это о нем, фронтовике, поется в песне: "Меня старость дома не застанет". Несмотря на солидный возраст, состояние здоровья, Аркадий Кузьмич является членом городского  совета ветеранов, активно работает в составе комиссии по социально-правовой защите представителей старшего поколения, выступает с воспоминаниями о Великой Отечественной войне перед воспитанниками детских садов, учащимися школ, студентами техникума. Его боевой путь отмечен  орденом Отечественной войны I степени, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За взятие Кёнингсберга", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".
 
Не забудет страна  своих героев
 
Наш долгий разговор в уютной квартире Поляковых в многоэтажном доме на улице Колхозной неизменно возвращается к Великой Отечественной войне. В сердцах тех, кто ее пережил, никогда не зарубцуются раны. 
Вот и старший брат Аркадия Кузьмича  Анатолий,  рослый, красивый парень, будучи летчиком дальнего бомбардировщика, погиб в сорок третьем. На обратном пути следования  от пункта бомбардировки в тылу врага самолет Анатолия был прошит зенитным снарядом, члены экипажа были убиты, а летчик Поляков с перебитой ключицей, раненый в голову сумел в тяжелом состоянии дотянуть  на своей израненной боевой технике до родного аэродрома. Из кабины его вытащили уже мертвым. Похоронили героя в Рязани. 
Великую Победу приближали как могли, фронт и тыл были единым целым. Супруга моего собеседника Зинаида Ивановна Полякова - труженица тыла, в годы войны работала на железной дороге в Мичуринске. Не сосчитать, сколько военных эшелонов она и ее коллеги со слезами на глазах пропустили на передовую, молясь о том, чтобы хранил Бог наших воинов. Ее вклад в дело Победы был отмечен медалью "За трудовую доблесть".
Память о войне передается от поколения к поколению, и так будет всегда. Не забудет страна своих героев, имена победителей.
 
 
 
Автор: 
Тамара Сантылова
Читайте также:
Наверх