Крестная мама для жердевского учительства

« Жердевские новости »
40
от
Среда, 1 октября, 2014 (Весь день)
758
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/10/01/top68.ru-krestnaya-mama-dlya-zherdevskogo-uchitelstva-43926.gif?itok=xr9KoBYf
Евгения Алексеевна Насонова. Это имя  в сфере образования нашего района почти легендарное. Учитель физики и математики по образованию,  ее, конечно же,  больше  помнят как инспектора РОНО. В общей сложности она отдала педагогике около 40 лет. Глядя на эту маленькую улыбчивую женщину, даже не подумаешь, что в следующем году ей исполнится 80!
 
У ИСТОКОВ ПРОФЕССИИ
Решение посвятить свою жизнь  учительской профессии, пришло к Евгении Алексеевне еще в школе. Тогда, с  увлечением впитывая в себя знания, которые давала на уроках блестящий учитель математики  школы № 1 (тогда именовавшейся Чибизовской средней) Р. М. Полина, девушка представляла, как и она будет стоять перед классом, объясняя ученикам мудрые математические законы, обучая  их логически мыслить и находить решения для задач и уравнений любой сложности. Нужно отметить, что и русский язык был сильной стороной прилежной ученицы. Её сочинения на 18  и более листах, в которых не было ни единой ошибки, учительница русского языка и литературы частенько зачитывала всему классу и была очень огорчена, когда любимая  ученица не стала  в будущем её преемницей. Но она не знала, что  весомым аргументом не в пользу профессии словесника была для Евгении мысль о том, что ей  ночами  придется проверять  тетради своих учеников с такими же вот трактатами.
 Поэтому после окончания школы она с легкостью поступила в Тамбовский государственный педагогический институт, который  окончила в 1958 году по специальности «Учитель физики и математики».
 
НА КРАЮ СВЕТА
Наверное, нет такого человека, который не слышал бы в школе слова учителя: «Эй, там, на Камчатке, потише!». А Евгения Алексеевна  при  упоминании о Камчатке вспоминает удивительный край на  самом дальнем востоке нашей необъятной страны, куда по распределению направили весь их курс – 45 человек! Путь до будущего места работы был неблизкий: десять суток они поездом добирались от Москвы до Владивостока, затем еще пять суток теплоходом до Петропавловска-Камчатского. Там группа разделилась на тех, кто продолжит дальше свой путь на западное побережье Камчатского края, и тех, кто на южное. Среди тех, кто выбрал западное и еще пять суток ждал, когда их самолет примет побережье, была и Е. А. Насонова.  На этом их путь к будущему месту работы не закончился. Около десяти часов они провели  в качке в Охотском море, пока их старенький катер не причалил к рыбацкому поселку Пымта-3. Несмотря на поздний час, встречать их  вышел и стар и млад. Учителя здесь были людьми уважаемыми, хотя больше трех лет, на которые и был заключен договор, здесь никто не задерживался.
Евгению Алексеевну вместе с учительницей начальных классов поселили сначала в гостинице, где жили сезонные рабочие,  а затем  в один из деревянных бараков, продуваемых со всех сторон. Хороших условий, конечно же, никто не обещал. За пресной водой приходилось  идти на пристань, которая, как вспоминает Евгения Алексеевна, всегда была завалена рыбой. Рыба  и была основной едой в этой  местности. Остальные продукты доставлялись с материка. Вместо привычной нам школьной практики по   уборке овощей на полях колхозов и совхозов,  молодой учительнице  со своими учениками  приходилось ставить сети. Поставят, потом  спешат на уроки, а вечером опять на пристань – собирать улов. Со временем девушка научилась разбираться  и в местных обычаях, и в жизненном укладе этого края, который полюбила всей душой. Научилась готовить разные блюда из ценных для нас сортов рыбы, передвигаться по тундре на собачьей упряжке, перебираться  с кочки на кочку по болотистой местности и избегать встреч с медведем.
 
“К НАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР!”
Еще там, на Камчатке, Евгению Алексеевну  уговаривали  поработать инспектором РОНО, но она отказалась, да  и подошло время возвращаться на материк, на свою малую родину. И  в Жердевке, посмотрев  её аттестат и трудовую книжку, К. И. Воронина,  возглавляющая  районный отдел народного образования, предложила работу инспектора. Но Евгения Алексеевна хотела работать только в школе. Долго ждать свободной вакансии не пришлось: как только её любимая учительница математики Р. М. Полина ушла в декретный отпуск, тут же Евгения Алексеевна  была принята на её место. Но одновременно с преподаванием она  часто помогала проверять школы района. Вспоминает, как с проверками приезжали в Туголуковскую школу, где директорствовал В. Н. Моторин. По иронии судьбы, вскоре он был назначен заведующим РОНО, и Евгения Алексеевна стала работать под его началом. 
И вот  с 1961 и по 1994 год  Е. А. Насонова – бессменный инспектор Жердевского РОНО, а на общественных началах еще и инспектор по кадрам. А сколько их, кадров – учителей и воспитателей – прошло за эти годы  через её добрые заботливые руки! Скольких она  направила в образовательные учреждения района, попутно помогая своим советом, делясь бесценными знаниями и опытом. В любой момент все могли рассчитывать на поддержку с ее стороны. В жизни многих она сыграла важную роль, став не только наставником, но и другом, помогая в решении проблем и находя выход из самых сложных ситуаций. Не зря в районе Евгению Алексеевну считали мастером инспекторских проверок. Душевная уравновешенность, тактичность и доброжелательность – важные для инспектора качества  –  помогали   ей быть объективной, и оценки работы педколлектива она  ставила по заслугам.
Инспекторы много времени проводили в школах: проверяли прохождение программного материала, воспитательную работу с детьми. А школ, не в пример нынешнему времени, в районе было очень много – в каждом селе и деревне. Так как своей машины в отделе не было, ездили  на общественном транспорте, а в непогоду, когда из-за непролазной грязи или метелей  автобусные рейсы отменялись (но не отменялись проверки), приходилось добираться и в тракторной тележке, и на лошадях. Такие командировки не были однодневными, поэтому проверяющие  неделями жили в школьных интернатах, если они  были, или в плохо отапливаемых школьных помещениях.
Чтобы не забывать предмет, Е. А. Насонова вела часы математики в вечерней школе. Требовательная к другим, она и себе самой не делала никаких поблажек. Евгения Алексеевна вспоминает случай, как однажды после одной из проверок в Чикаревской школе,  разыгралась такая непогода, что добраться до Жердевки на каком-либо транспорте не представлялось возможным. Тогда, не долго думая, она отправилась в город пешком. Какая была необходимость? А дело в том, что вечером у нее были часы математики  у вечерников. Преодолев  немалое расстояние, промокшая до нитки, она все же пришла в школу вовремя. Но, увы! Дети оказались менее ответственными, и в такую погоду прийти на занятия не рискнули.
 
ПУСТЬ В ЖИЗНИ БУДЕТ ВЕЧНАЯ ВЕСНА
Многие учителя и воспитатели района благодарны Евгении Алексеевне за то, что она в свое время уговорила их получить высшее образование, добилась для них звания «Ветеран труда», часами перелопачивая архивы, чтобы найти недостающие годы и месяцы необходимого для этого стажа. У самой Евгении Алексеевны стаж – 35 лет, девять из которых она проработала с Б. Е. Лучниковым, который, как и сотни других педагогов, среди которых и автор этих строк, считает Евгению Алексеевну Насонову своей крестной мамой, давшей путевку в профессиональную жизнь.
Находясь почти 20 лет на заслуженном отдыхе, Евгения Алексеевна по-прежнему интересуется тем, что происходит в школах района и в области образования. И в канун Дня учителя обращается к своим коллегам со словами:
– От души поздравляю вас с профессиональным праздником, желаю, чтобы вы всегда чувствовали своих учеников и понимали их. Старайтесь научить их не только предмету, но и жизни. Будьте требовательными  и  в то же время любящими учителями. Не бойтесь отдавать свое тепло детям.
А мы в свою очередь желаем Евгении Алексеевне Насоновой, чтоб в её жизни была вечная весна, а если и наступит осень, то пусть она будет золотой. 
 
Автор: 
И. Старова
Читайте также:
Наверх