/images/banners/konsalt_group_1160_120.jpg

Моршанск, Соловьиная роща...

« Согласие »
5
от
Среда, 28 января, 2015 (Весь день)
644
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/02/13/top68.ru-morshansk-solovinaya-roshcha-50402.jpg?itok=E4bFWoPF
26 января коренная жительница нашего города (моя собеседница специально это подчеркнула: коренная, в Моршанске родилась, здесь живу и умру) Валентина Михайловна Ладейщикова отметила 85-летний юбилей. Живет она на улице Моршанская, в Соловьевке – так по-старому называется этот микрорайон города. Женщина объяснила, откуда пошло это название: оказывается, неподалеку когда-то росла зеленая рощица, где по ночам давали концерты для всех влюбленных голосистые соловьи-соловушки... 
Когда я была у Валентины Михайловны с визитом, она готовилась к своему празднику: 
  на столе стояла горка мелких тарелочек, в шкафу напротив – только что протертые фужеры. Что же, юбилей есть юбилей, тем более, такая солидная, красивая дата. Самое время вспомнить прошлое и рассказать, как жилось прежде.
Валентина Михайловна - женщина трудной судьбы, родом из простой крестьянской семьи Михаила Егоровича и Прасковьи Григорьевны Матюшиных. Они, по словам Валентины Михайловны, стали супругами еще до Октябрьской революции, в те годы подарили жизнь двум ребятишкам. В первую мировую войну  Михаилу Егоровичу довелось воевать во Франции, а по возвращению домой он устроился на службу оперативным сотрудником в Моршанский уголовный розыск, воевал с бандой Антонова и очень часто, переживая, плакал, когда рассказывал жене и детям о зверствах антоновцев.
Сама Прасковья Григорьевна много лет трудилась в Моршанске на махорочной фабрике, вела домашнее хозяйство, рожала детей – в семье Матюшиных росли шестеро ребяток. Жили дружно, может быть, небогато, но не бедствовали, не голодали, это точно. Воспоминания Валентины Михайловны о довоенном детстве очень приятные, теплые: родители – в силе, любимый Моршанск – уютный, зеленый и тихий, подруги – верные, а еще – школа, начальные классы…
Накануне Великой Отечественной войны Михаил Егорович сменил место работы, ушел в речники, ведь Цна в то время была и полноводной, и судоходной. Может быть, он рассчитывал устроить жизнь родных и близких ему людей лучше и благополучнее, но 22 июня 1941 года приближалось неотвратимо, и однажды июньским утром без объявления войны немецкие войска пересекли границу СССР. Матюшиным полной чашей было отмерено военных бед и испытаний. Михаил Егорович и Прасковья Григорьевна остались без работы, кто-то из старших детей ушел на фронт, кто-то строил судьбу с поправкой на военное время.
А Валюшка, голодная русоволосая девочка, пришла однажды в военный эвакогоспиталь, сказала главному врачу: «Я очень хочу есть…». Тот пожалел ребенка: хорошо, сказал, приходи завтра. Она пришла и стала безотказной помощницей санитарок: одному бойцу судно подаст, другому одеяло поправит… Зато сухарики перепадали, сахарок, да и в столовке госпиталя, бывало, ей похлебку в тарелку наливали. В школу Валюшка ходить перестала. Не до того было.
И вот, чтобы не пропасть совсем, Михаил Егорович подался в Новотомниково, на конный завод за работой. Добирался туда пешком, на транспорт в военное время рассчитывать не приходилось. К счастью, работа для него наш-лась. Взяли конюхом, а семью, заколотив старый дом, со всем нехитрым скарбом он перевез в село на конной подводе. 
Стали Матюшины жить в Новотомниково, трудились, понятно, на конном заводе – и родители, и Валюшка. Девочка телят пасла, на быках работала, за жеребятами ухаживала… Всяко испытать пришлось: и с волками за околицей встречалась, и рыдала от бессилия, когда усталые быки отказывались работать и неподвижно подолгу лежали в борозде.
В 1943 году мобилизовали на фронт и Михаила Егоровича. Год спустя его жена и дочка вернулись в Моршанск, в свой старенький и плохонький домишко на Моршанской улице. Вскоре пришел с фронта Михаил Егорович – вроде бы счастье, если бы не тяжелые ранения и болячки… Только шесть месяцев отпустила ему судьба на мирную семейную жизнь. Состояние его здоровья оказалось безнадежным, и полгода спустя после возвращения он умер на руках жены и дочери. Они же Михаила Егоровича и похоронили – вдвоем везли на санках на кладбище, рыли могилу… Валентина Михайловна, заново переживая те страшные дни, плачет: «А как иначе? Никого не было, ничего не было!». К тому времени уже было известно, что их семья понесла  и другие утраты: кто погиб на фронте, кто умер в тылу, а кто-то из детей уехал далеко от Моршанска в надежде устроить достойную жизнь.
А между тем, к советским людям уже пришла победная весна 1945 года, принесшая надежду на лучшее и веру в счастливые перемены. Валентина тоже вспомнила о себе. Девушка нашла работу – в комнате сангигиены суконной фабрики и начала учиться в школе рабочей молодежи. Когда закончила восемь классов, вышла замуж, родила друг за другом двух сынов. И уже будучи мамой закончила двухгодичные курсы, куда поступила по совету незабвенной Валентины Фоминичны Лютой, знаменитого в свое время в Моршанске акушер-гинеколога.
В 60-х годах прошлого столетия Валентину Михайловну Ладейщикову приняли на работу в новенький, только что отстроенный детский комбинат суконной фабрики на ул. Воронежская: сначала патронажным медработником, а затем – в ясельную группу, где росли-воспитывались малыши-груднички.  В.М.Ладейщикова так и проработала 20 лет - до 1985 года, когда пришло время выходить на пенсию. А общий «учтенный» труд Валентины Михайловны и вовсе немаленький. Его добросовестность и честность подтверждает медаль «Ветеран труда», которую женщине когда-то вручали в праздничной и торжественной обстановке. Но, конечно, если посчитать, сколько она работала без «официального», скажем так, трудового оформления – в госпитале, на конном заводе, в какой-то артели (шила чуньки (тапки) и бурки), стаж получился бы еще более солидным. В общем, всё, чего удалось добиться женщине и заработать, далось большим трудом и нервами.
… Прошли годы. Сыны Валентины Михайловны давно выросли, подарили ей внуков, а те – правнуков. Их семьи проживают в г. Ярцево Смоленской области. Дети моей собеседницы, как говорится, нашли свое место под солнцем: Геннадий Павлович – доктор, Владимир Павлович – строитель. Это хорошие люди, образованные и уважаемые. Валентина Михайловна рассказывает о своих ребятах с удовольствием, с гордостью за их жизненные достижения.
В настоящее время она живет одна – в крепком теплом доме с горячей и холодной водой на родной Моршанской улице, с замечательным плодоносящим садом и  большим огородом. В красном углу парадной комнаты ею устроен большой молельный уголок, красиво убранный яркими искусственными цветами. Валентина Михайловна признается: да, она верит в Бога, но возможности посещать храм у нее нет – болеет, поэтому творит молитвы дома – обращение к Всевышнему давно стало для нее самой важной душевной потребностью и необходимостью.
Характер у Валентины Михайловны общительный, добрый, поэтому люди к ней по-прежнему тянутся. Назвать ее одинокой нельзя. В положенное время приходит социальный работник, часто навещают знакомые и соседи, чуть ли не каждый день звонят сыновья. Валентина Михайловна, итожа нашу беседу, повторяет, что жизнь она прожила большую и тяжелую. Но в праздничные юбилейные дни хочется говорить о хорошем, светлом и добром. Потому, несмотря ни на что и вопреки всем болячкам Валентины Михайловны и житейским трудностям, от души желаю ей долголетия, оптимизма и обязательно – радости: от общения с родными и близкими, от солнечной погоды или, может, понравившейся заметки в газете «Согласие», давней подписчицей которой она является. 
Всего Вам доброго, уважаемая Валентина Михайловна! Живите долго!
 
 
Автор: 
Н. ЧУЖЕНЬКОВА. Фото автора.
Читайте также:
Наверх