«Однополчане вспоминали былые времена, но не войну»

« Народная трибуна »
15
от
Среда, 8 апреля, 2015 (Весь день)
1360
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/08/top68.ru-odnopolchane-vspominali-bylye-vremena-no-ne-voinu-53510.jpg?itok=yFu3qcbs
Сегодняшняя собеседница корреспондента газеты «Народная трибуна» – жительница Нащёкинского сельсовета Любовь Анатольевна Куликова. У неё большая и интересная жизнь. Однако предметом нашего разговора стала отнюдь не её судьба, а долгий и длинный путь её отца ­ участника Великой Отечественной войны Анатолия Ивановича Иванова, который, к сожалению, не дожил до такого радостного события – 70­летия Победы в великой войне. 
 
- Любовь Ана­тольевна, расскажите, в какой семье рос герой нашей сегодняшней пуб­ликации – ваш отец Анатолий Иванович?
 
 - Мой отец - наш земляк, родился в деревне Трубниково в 1921 году.   В семье до 1940 года родилось десять детей: шесть сыновей и четыре дочери. Мой папа был средним, четвёртым сыном. Старшие братья Виктор, Николай и Александр ещё до войны окончили Тамбовский вагоноремонтный техникум. А мой папа не успел - в сентябре 1940 года его взяли в армию. 
 
- Где Анатолий Ива­нович проходил службу? И что вы знаете о его участии в Великой Отечественной войне?
 
   - Службу он проходил курсантом в 154-м полку НКВД до августа 1941 года на Карело-финской границе в Выборгском районе Ленинградской области. В числе других обеспечивал охрану особо важных объектов: ГЭС №10 и №11, бумажного комбината, вискозной фабрики, подстанции и других сооружений. 
 
С августа 1941 года часть была расформирована. Дальнейшее участие в боевых действиях проходило в 260-м гаубичном артиллерийском полку, он служил командиром отделения разведки, и в 393-м артиллерийском полку - командиром вычислительного отделения. Бывший агроном 2-го отделения зерносовхоза (ныне посёлок Озёрный Бондарского района), его однополчанин, позднее товарищ по работе Егор Иванович Ерёмин вспоминал, что все бои на подступах к Ленинграду были ожесточённые. Са­­мые трудные сражения шли на Синявинских высотах под Ленинградом. Лили проливные дожди, а потому в окопах стояли сутками по пояс в воде. Постоянные бомбёжки, артобстрелы. Других подробностей, к сожалению, не знаю. 
 
На фронте папа вступил в ряды КПСС. В мае 1943 года был тяжело ранен в правую ногу при миномётном артобстреле. С войны пришёл без ноги. Награждён медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и «За Победу над Германией». 
 
- Как сложилась судьба его братьев и сестёр?
 - Его старший брат  Виктор Иванович всю войну служил шофёром, возил генерала. С боями дошёл до Берлина. После окончания войны служил в Коврове, потом в городе Шахты. После демобилизации работал водителем-дальнобойщиком. На фронте познакомился со своей будущей женой - радисткой Зоей, они поженились. У них родились двое детей. Награждён орденом Отечественной войны II степени, имел и другие награды. 
 
Второй брат Николай Иванович окончил железнодорожный техникум ещё до войны. После мобилизации был направлен на учёбу в военное артиллерийское училище. После обучения служил в разведке, хорошо знал немецкий язык. Окончил Московскую железнодорожную академию. Имел звание подполковника. Служил в Петропавловске-Камчатском, Тернополе. Был женат, воспитал троих детей. Какими наградами был награждён, я точно не знаю, но, помню, в детстве, когда он к нам приезжал в гости, у него вся грудь была в орденах и медалях. 
Третий брат Александр Иванович всю войну служил в железнодорожных войсках. Ваго­­н­оремонт­ный поезд, при котором он служил, в боевых действиях участия не принимал, но под бомбёжки вражеской авиации попадал часто. Их бригада восстанавливала железнодорожные пути, мосты, станции на минском и архангельском направлениях. После войны женился, у них с супругой родилось четверо детей. 
Сестра Лидия Ива­новна ушла на трудовой фронт, под Москвой копала окопы, работала на торфоразработках. После войны осталась работать в Москве. 
 Остальные братья и сёстры работали в тылу, некоторые ещё были детьми.
 
- Когда ваш отец вернулся домой, надо было учиться жить заново… 
 - Да, жизнь потихоньку пошла своим чередом.       В 1944 году мой отец женился на моей маме. Жили в землянках на пасеке в Корнеевом саду, расположенном на территории Нащёкинского сельсовета. Тяжело было выживать. Мама вспоминала, что картошку сажали шкурками, но урожай выкапывали хороший. Хлеба почти не было, добавляли в муку толчёные картофельные очистки и лебеду. 
 В 1945 году у них родился сын Виктор. Мама рассказывала, что купала его в корыте на печке, потому что в землянке было очень холодно. Работал папа помощником пасечника, потом учётчиком во 2-м отделении зерносовхоза (позднее из совхоза «Бондарский» выделили два отделения, из них был образован совхоз «Озёрский»), продавцом  в сельпо, счетоводом. Родителям дали жильё по месту работы. Шесть семей жили в одной квартире. Отделяли своё пространство занавесками. Но жили очень дружно. Иногда по мелочам ссорились, но только по мелочам. Потом он окончил курсы бухгалтеров в Воронеже. Работал бухгалтером, заместителем главного бухгалтера, нормировщиком, заправщиком в совхозе «Озёрский». 
 
- Любовь Ана­то­льевна, а какой характер был у вашего отца?
 - О военных годах службы он не любил рассказывать. И вообще, по натуре был очень молчаливым человеком. Папа был хорошим гармонистом и отлично пел. У нас дома по праздникам собирались фронтовики со своими жёнами и детьми, вспоминали старое время, войну не любили вспоминать. Пели русские народные песни, песни времён гражданской войны и первых пятилеток, но особенно любили военные.   И, надо отдать должное, пели очень здорово. 
Папа был добрым для всех односельчан, любил своих детей и нашу маму Екатерину Гри­­­горьевну. 
Помню, когда они с мамой качали мёд с наших пяти ульев, он посылал нас с младшим братом Колей собирать всех ребят для того, чтобы полакомиться медовыми срезками с рамок. Перед нами ставили целый таз этих срезок, и мы лакомились ими и пирогами. Всем соседям раздавал по банке мёда. А когда кто-то в селе заболевал, он всегда посылал к больному маму с банкой мёда. 
Жили трудно, у родителей было пятеро детей да ещё бабушка пожилая. Мама иногда ворчит, а он цыкнет на неё и скажет: «Катя, дай Бог дать, да не дай Бог взять». Это только один эпизод их с мамой  разговора. 
О папиной жизни до 1950 года я знаю из рассказов мамы, его младшей сестры Анастасии Ива­новны Манушкиной и его фронтового товарища Его­ра Ивановича Ерёмина. Кроме основной работы в зерносовхозе, папе надо было, как и всем мужикам, заготовить сено на зиму корове. Он, передвигаясь на одной ноге, сам косил. Вечером протез снимал с ноги, а она вся была растёрта в кровь. Мама иногда говорила ему: «Что ж ты не попросишь помощи в совхозе, ведь ты ногу потерял на фронте?» А он ей отвечал: «Катя, не надо просить, нас много таких вернулось, кто без ноги, кто без руки, а кто и того хуже. Я сам справлюсь». Научился валять валенки. Это очень трудоёмкая ра­­­бота, но для нашей семьи он всё делал сам.
 
- Наверное, вашей семье приходилось несладко после войны?
   - О послевоенном времени вспоминаю: работали от зари до зари, не покладая рук, не только взрослые, но и дети. Летом я и мои подруги с четвёртого класса помогали нашим мамам обрабатывать сахарную свёклу, окапывали приствольные круги яблонь в совхозном саду, а потом готовили ток к приёмке зерна. Во время уборки урожая мы, как и взрослые, вручную деревянными лопатами разгружали зерно и нагружали им машины для отправки на элеватор, кто постарше, трудились на сортировке.  И завершалась наша работа 31 августа перед школьной линейкой. Да ещё дома мамам надо было помочь по хозяйству и посидеть с младшими братьями и сёстрами. 
Братья со своими старшими товарищами работали прицепщиками на пахоте, крыли щепой крыши домов и строящихся помещений для совхозного скота. А младшие ребята тоже готовили ток, возили воду в поле, помогали пасти скот. А дома хлопотали в огороде и по хозяйству. Зимой дети играли в разные подвижные игры, игрушек не было, особенно любили играть в «войну». Только никто не хотел быть немцем или полицаем. 
 
- Любовь Ана­тольевна, что для вас Великая Отечественная война?
 - Мы, дети, рождённые после Великой Оте­чес­т­вен­­ной войны, ужасов её своими глазами не видели. Но последствия нас окружали постоянно, и, наверное, по наследству нам пе­­ре­­дались те муки и страдания, которые перенёс весь наш народ. И мы не вправе забывать об этом, обязаны передать всю правду о войне детям и внукам, чтобы никто и никогда не мог переиначить нашу историю.
Ещё хочу отметить, что всё, чему учил меня отец и перед школой, и перед поступлением на работу, мне в жизни очень пригодилось. Я очень сожалею о том, что папа был неразговорчив, что он рано умер. Сейчас его внуки задают мне вопросы, и он на них ответил бы  лучше других… 
 
Автор: 
Беседовала Валентина Шишкина
Читайте также:
Наверх