От Москвы до Берлина. Лейтенант Петров!

« Трудовая слава »
44
от
Среда, 29 октября, 2014 (Весь день)
1210
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/10/29/top68.ru-ot-moskvy-do-berlina-leitenant-petrov-44875.jpg?itok=Ma2E0Gec
   Жителя столицы, ветерана Великой Отечественной вой-ны Леонида Александровича Петрова, наведывающегося в сампурское Бахарево к родственникам жены, краевед Валерий Самойлов встречал и раньше, а вот обстоятельно поговорить им удалось лишь минувшим летом. И разговор этот быстро превратился в монолог человека, прошедшего тяжелыми фронтовыми дорогами тысячи километров. В рассказ солдата, воевавшего с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года. Рассказ Победителя, оставившего свой автограф на рейхстаге...
  Выпускника средней школы города Сураж, что на Брянщине, Лёню Петрова призвали в армию в октябре 1940 года, когда ему исполнилось 18 лет. Судьба в лице армейского начальства определила его в 197-й зенитно-артиллерийский дивизион, который весной 1941 года вошел в состав формировавшейся в районе Борисоглебска, Новохоперска и Бутурлиновки Воронежской области 217-й стрелковой дивизии. 
  В мае зенитчиков из штабного Борисоглебска отправили в Белоруссию - в полевые лагеря, где бойцы на учениях отрабатывали стрельбу по воздушным и наземным целям. Занятия закончились 15 июня 1941 года…
  В первый же день войны, 22 июня, на палатки и артиллерийские позиции лагеря посыпались бомбы, а вскоре солдаты вступили в бой с рвавшимися на восток немецкими войсками. В этой кровавой сумятице дивизион понес жестокие потери: кто-то погиб, кто-то был ранен, кто-то попал в плен.
  Разрозненные группы оставшихся в живых бойцов возглавил батальонный комиссар Колонтаев, выведший около тысячи человек в район Припятских болот. Затем, форсировав Днепр, отряд вышел из окружения и присоединился к основным силам дивизии, занявшим оборону в районе Брянска. 
  По нашим данным до этого 217-я стрелковая дивизия в составе спешно сформированной в июле 28-й армии принимала участие в Смоленском сражении (10 июля – 10 сентября 1941 года), закончившемся окружением наших войск. 
 Части армии вели ожесточенные бои в окружении, в одном из которых, 4 августа, погиб командарм, генерал-лейтенант В. Качалов. Из окружения удалось вырваться лишь отдельным подразделениям и разрозненным группам. В итоге армия 10 августа была расформирована, а 217-я стрелковая дивизия вошла в состав созданной тогда же 50-й армии – Прим. Ред.
В сентябре на наши позиции пошла в наступление бронированная армада 2-й танковой группы Гудериана, рвавшейся на Москву.  Фронт был прорван и над тысячами бойцов вновь нависла угроза окружения. 
  В двух словах невозможно описать весь трагизм и накал того сражения - одного из многих сражений Великой Отечественной. Проигрывая противнику в живой силе и особенно вооружении, мы отчаянно цеплялись за каждый клочок родной земли. Отступали, отправляя к праотцам все больше и больше захватчиков. Контратаковали и, обливаясь кровью, вновь отступали…
  Прорвавшись, к реке Оке в районе Калуги 20 октября вышли всего 1600 солдат и офицеров 217-й дивизии при 16 орудиях и 6 минометах. Три недели назад их было почти 12 тысяч!..
Ценой больших потерь противнику удалось подойти к Москве.  Стараясь взять столицу в клещи, немцы устремили разгон своих танковых и моторизованных частей на Тулу. Ситуация в городе сложилась тяжелейшая. Оборонявшихся было катастрофически мало.
Рядового Петрова вместе с другими уцелевшими зенитчиками дивизиона (зениток у них давно не было) передали в распоряжение 732-го Тульского зенитно-артиллерийского полка, которому суждено было сыграть важную роль в боях за славный город русских мастеров. 
Вооруженные мощными 85-миллиметровыми зенитными пушками, батареи полка были страшным врагом для танков Гудериана и именно поэтому выдвигались на самые опасные направления. 
  - Я был наводчиком одного из орудий, - вспоминает Леонид Александрович. - Мы вели огонь по надвигавшимся со всех сторон танкам. За время боев нам удалось подбить 6 «панцеров» и 10 бронетранспортеров немцев. Из расчета уцелело нас трое - два «номера» погибли, а командира тяжело ранили. Из 350 человек дивизиона в строю осталось всего 50…
Как известно, парад гитлеровцев на Красной площади не состоялся. Выдержав жестокий натиск, Красная Армия перешла в наступление. А боец Петров в числе других представителей спец. родов войск, затесавшихся в период отступления в пехоту, отправился в тыл - на переформирование.  
  Жизнь в Трегуляевском военном лагере под Тамбовом была не сахар: кормили неважно, а главное - не было вооружения. Занятия ограничивались шагистикой, изучением устава и теоретической части. Потерявший многих товарищей, видевший сожженные им танки с паучьими крестами, Леонид рвался на фронт. 
- Когда к нам прибыл командир отдельной пулеметной роты, -  продолжает нить воспоминаний ветеран, - и спросил: «Кто знает пулемет «Максим»?», - я сразу поднял руку…
  Рота базировалась под Мичуринском, на станции Кочетовка, прикрывая ее от налетов с воздуха. А бомбили этот крупнейший железнодорожный узел постоянно. Тем более, что линия фронта проходила совсем рядом - через Воронеж, где летом 42-го шли жестокие, кровопролитные бои. 
  Майская катастрофа наших армий под Харьковом предопределила летнюю трагедию на южном участке войны. Гитлеровцы, перенаправив свой удар на Сталинград и Кавказ, устроили поредевшей, потерявшей в плохо организованных наступательных боях десятки тысяч солдат, сотни танков, пушек и самолетов Красной Армии кровавую мясорубку в степях между Доном и Волгой. Одним из первых городов, который планировал захватить вермахт в ходе операции «Blau» был Воронеж.
  …Пулеметную роту, в которой служил Леонид Петров, спешно перебросили к дымящемуся пожарами, рушащемуся от авиационных и артиллерийских налетов городу в начале июля. Зенитчики, замаскировав, расположили свои счетверённые пулеметные установки на левом берегу реки Воронеж, ждали атаки врага.
  - Я раньше никогда не видел результатов стрельбы наших пулеметов по наземным целям, - рассказывает старый солдат. - Мы подпустили гитлеровцев метров на 300 и открыли шквальный огонь. Как косой их косили. Оставшиеся спешно отступили…  
  Впрочем, это была лишь маленькая победа, а в целом было не до салютов. Ценой больших потерь фашисты захватывали плацдарм за плацдармом. Сражаясь на левом берегу Днепра, героический 498-й полк потерял многих бойцов - две его роты погибли почти полностью. 
В критический момент боя старший сержант Ф. Черных, раненый в обе ноги, теряя сознание, первой гранатой подорвал немецкий танк, а второй - себя вместе с врагами... 
  Спустя две недели зенитчики получили приказ вернуться в Кочетовку, где для командира расчета, а затем отделения и взвода старшины Петрова продолжились армейские будни. 
Незадолго до нового 1943 года его неожиданно вызвали в Тамбов, в штаб Ряжско-Тамбовского дивизионного района ПВО, где предложили стать комиссаром батареи 733-го зенитно-артиллерийского полка противовоздушной обороны, прикрывавшего с воздуха областной центр, станцию Кочетовку и Котовск. Наравне с мужчинами в нем сражались с захватчиками и 200 тамбовских женщин.
  С этим полком комиссар, а затем командир 6-й батареи лейтенант Петров прошел сквозь дым и смерть Курской битвы, освобождал Брянщину, Белоруссию и Польшу, сражался с самолетами люфтваффе у знаменитого Кюстринского плацдарма в апреле 1945-го, где, скрипя зубами, хоронил однополчан - молодых еще девчат. 
  Победу дважды раненый за годы войны Леонид Александрович встретил в поверженном Берлине, начертав на рейхстаге в назидание всем врагам России: «От Москвы до Берлина. Лейтенант Петров!»
  733-й полк, который мы с полным правом можем назвать Тамбовским, расформировали в сентябре 1945 года, но, спаянные крепкой фронтовой дружбой, бывшие зенитчики и зенитчицы долгие годы съезжались на встречи в город, который они отстояли от врага. 
О том, как сражались за Родину дочери Тамбовщины - о фронтовом пути полка - мы обязательно расскажем в одном из ближайших номеров «Трудовой славы». 
 
Автор: 
Владимир Поветкин
Читайте также:
Наверх