/images/banners/1120_180_1.jpg

Женская доля

« Уваровская жизнь »
49
от
Среда, 3 декабря, 2014 (Весь день)
1512
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/12/03/top68.ru-zhenskaya-dolya-47064.jpg?itok=LTiBOaL8

Не так давно Таисии Дмитриевне Богатырёвой исполнилось 95 лет. Даже представить трудно, сколько временных промежутков, которые стали историей страны для нас, для Таисии Дмитриевны являются вехами её собственной жизни.

Родилась Тая в 1919 году в крестьянской семье на Урале, в Пермской области. Их село Таман располагалось на берегу реки Камы. Родители жили небогато, и к тому времени, когда Тая немного подросла, её старшие сёстры, брат уже имели собственные семьи. Отец трудился в колхозе, мать по состоянию здоровья работать не могла. Окончив семилетку, в четырнадцать лет Тая уехала из дома в город Березники. Девушка поступила в фабрично-заводскую школу при содовом заводе. Стоит заметить, что сейчас Березники - крупный промышленный центр Пермской области, и в те далёкие тридцатые годы здесь бурно развивалась промышленность. Содовый завод имени Ленина входил в состав химкомбината.
Тая в фабрично-заводском училище получила современную даже по нынешним временам профессию - наладчика контрольно-измерительных приборов. Профессия на заводе нужная и важная, приборы, контролирующие производство, всегда должны были быть исправными, ну а если вдруг что-то выйдет из строя - скорее починить. К тому же надо было следить и за измерительной аппаратурой. Придя на предприятие, Тая стала работать по специальности. Ей нравилось на заводе, устраивала и профессия: у неё получалось выполнять все порученные задания быстро и умело. Была у Таи сноровка, в работе всё спорилось. Берясь за какое-то дело, девушка всегда старалась выполнить его на отлично, за что и ценили её. К тому же зарплата была хорошая, коллектив дружный. Правда, всего насколько женщин, в основном же на содовом трудились мужчины, но относились они к девчатам по-доброму.
Как все девушки, Тая любила петь, танцевать, была заводной и весёлой. Жила в общежитии с такими же заводскими девчатами. Был у неё и парень, с которым встречалась. Но началась война…

Во время Великой Отечественной войны Березниковский содовый завод был переподчинён Министерству обороны. Некоторые цеха перепрофилировали для нужд обороны страны. В то время газета "Правда" писала: "Урал принял на свои могучие плечи главную тяжесть снабжения Вооружённых сил нашей страны". Труд в тылу был сравним с подвигом на полях сражений. Так, в одном из цехов наладили выпуск самовоспламеняющейся жидкости "КС" для поджога вражеских танков.
Как вспоминает Таисия Дмитриевна, с первых дней войны для рабочих и служащих были введены обязательные сверхурочные работы. Рабочий день для взрослых увеличился до одиннадцати часов, для подростков до 16 лет - до десяти. И всё это при шестидневной рабочей неделе, все отпуска отменили. За станками, на сборке в основном стояли теперь женщины и мужчины, которые по возрасту или по броне не были отправлены на фронт. Было тяжело, голодно. На предприятии, пытаясь поддержать рабочих, в обед кормили жидкой болтушкой, в неё наливали 5 граммов постного масла и добавляли зелёную пареную капусту, а то и просто разводили муку. За милую душу ели кашу-затируху, но её давали редко. На свою рабочую карточку Тая могла отоварить четыреста граммов хлеба.
Она и сейчас помнит, как спешила после смены в магазин, отстаивала очередь и получала в руки кусок хлеба. Он был для неё таким вкусным, что пока она доходила до дома, от кусочка не оставалось ни крошки. Выдавали рабочим и талоны с надписью "Мясо". Но мяса в глаза не видели, а карточки отоваривались сухими грибами. Их по чуть-чуть распаривали кипятком, для запаха и вкуса. Сахара на одну карточку приходилось полкилограмма, которых на месяц ну никак не хватало. Поэтому Тая хорошо помнит вкус солёного чая. Пустой кипяток пить не хотелось, потому и подсаливала воду.
После работы проходила мимо рынка. Там можно было купить всё, в том числе и драгоценный хлеб. Но буханка стоила триста рублей. Для Таи это было очень дорого. Она, конечно, могла позволить себе купить одну буханку, а как жить дальше?
Во время войны Таю Богатырёву послали на курсы повышения квалификации на завод в Москву. Там учили работать с новыми приборами, настраивать их, было интересно и посмотреть на столицу, и получить новые знания. Особенно удивило Таю, что в столовой, где кормили рабочих, была хоть и очень простая еда, но зато давали вместе с тарелкой похлёбки кусочек хлеба. Даже удивительно было, как могли его так нарезать - были кусочки тонки, как листик бумаги. Но это был хлеб, самый дорогой в то время продукт…
От холода, недоедания люди слабели. Однажды на заводе заболела знакомая девушка. Тая её постоянно навещала. А потом выяснилось, что у подруги - брюшной тиф, и она вскоре умерла, а Тая заразилась сама, да и те девчата, что с ней работали, тоже. Но выжила, выкарабкалась. И снова на работу, на завод.
За качественное выполнение рабочих заданий Тая Богатырёва не раз награждалась почётными грамотами, премировалась. Когда я спросила Таисию Дмитриевну, какая же была её жизнь, она сказала: "Одна работа, тяжёлая работа…"
Война, несмотря на то, что шла она далеко от тех мест, где жили Богатырёвы, коснулась всех. Мобилизация шла или на фронт, или на работы. Отца, так как он был уже в возрасте, отправили работать в лесничество. Тая старалась навещать своих родителей и даже в тяжёлое военное время всегда пыталась привезти им хоть какой-нибудь гостинец. Когда стало немного полегче с продуктами, это могла быть булка белого хлеба или арбуз.
Весёлая, жизнерадостная Тая старалась никому не показывать, что у неё на душе. А на душе было тяжело. Её парень, с которым она встречалась до войны, которого провожала и ждала, погиб на фронте. Вместе с радостью победы она переживала снова печаль о погибшем друге. Но время зарубцовывает раны. Надо было жить, работать, думать о будущем.
Война окончилась, но послевоенные годы были тоже нелёгкими. Сохранялась карточная система, правда, теперь каждый день был ожиданием не плохих вестей, а хороших. Сначала повышались нормы продуктов, выдаваемые по карточкам, а потом была совсем отменена карточная система. Главное, что кругом царил мир, а с трудностями справляться привыкли. Создать семью у Таисии Дмитриевны не случилось. Её ровесники почти все полегли на фронтах Великой Отечественной…

Но своё женское счастье Тая Богатырёва всё же нашла, у неё родились детки - её радость и забота. С тех пор вся жизнь была посвящена им. Сначала на свет появилась дочка Наденька, потом сынок Саша. Для того, чтобы воспитать их, оградить от болезней, пришлось на время уйти с завода, вернуться на родину, в Таман. Жила в родительском доме. Чтобы быть ближе к детям, устроилась нянечкой в детский садик. Было трудно, но Таисия Дмитриевна не унывала. Главное, детки рядом.
После того, как Надя с Сашей немного подросли, Таисия Дмитриевна вернулась в Березняки, устроилась работать на титаново-магниевый завод. Снова работала наладчиком контрольно-измерительной аппаратуры. От завода получила квартиру, обретя наконец собственный угол. Когда Надя вышла замуж, жить стали все вместе. Было тесновато, поэтому вскоре Надежда с мужем уехали в Уварово, на строящийся химический комбинат. Здесь была перспектива быстро получить жильё, к тому же климат отличался от уральского в лучшую сторону.
Молодой семье потребовалась помощь мамы, чтобы ухаживать за внучкой. Надя уговорила Таисию Дмитриевну переехать к ним. Так Т.Д.Богатырёва оказалась в Уварове. Сидела с внучкой, занималась хозяйством. А коль выдавалась свободная минутка, брала в руки своих "подружек" - вязальные спицы. С ними она не расставалась с тех малых лет, когда её, маленькую девчушку, научила мать вывязывать первые петли. Как часто её выручали "подружки"! Ими она вязала себе, а потом детям тёплые варежки, носочки. Вязание было и способом подработать. Очень ценились раньше шерстяные и пуховые платки. А уж Таисия Дмитриевна была настоящей мастерицей - у неё каждая петелька, рядочек ровные, как по линеечке. Без устали вязала она платки.
Дочь Надежда 27 лет отработала на химическом заводе. Начинала аппаратчиком, затем трудилась в операторской. Двадцать три года отработала в цехе аммофоса. Потом до выхода на пенсию - в цехе двойного суперфосфата. Семь лет Надежда Викторовна была председателем цехового комитета, даже начальником смены поработала некоторое время. В Уварове живёт и её брат Александр.
С мамой всегда жили и живут дружно, очень поддерживая друг друга. Таисия Дмитриевна, несмотря на свой солидный возраст, старается не грустить и не унывать, говорит, что от трудностей она никогда не сгибалась, хотя жизнь её выдалась нелёгкой. Она старалась не показывать виду. Признаётся, что силы у неё сейчас уже не те, но несмотря на это, как и прежде, до сих пор вяжет носочки и даже перчатки домочадцам. Глаза ослабли, уже не позволяют читать, но руки всё помнят. Так же, как и память. На дочкин юбилей мама прочла наизусть стихотворение Н.А.Некрасова "Женскя доля". Непростая она выпала и Таисии Дмитриевне, но не сломила, а закалила…

Фото автора.

Автор: 
Елена Уварова
Читайте также:
Наверх