От земской до средней

« Сельская новь »
9
от
Среда, 2 марта, 2016 (Весь день)
610
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2016/03/02/top68.ru-ot-zemskoi-do-srednei-70100.jpg?itok=We3EiVh1
Первое упоминание о Покрово-Марфинской  школе относится к 1866 году. Оно содержится в "Отчёте Тамбовского училищного совета за 1866 год". После отмены крепостного права в 1861 году  в России повсеместно стали открываться школы для крестьянских детей. Крепостные до указанного события были почти поголовно безграмотными. Школы в деревнях были великой редкостью, по большей части, прихотью просвещённого  "доброго барина". Научиться читать и писать можно было в церковно-приходских школах, которые тоже существовали не везде. Грамота для "мужичья" не нужна была ни помещику, ни большинству крестьян.
 
Поэтому даже  после 1861 года,  после того, как "народное общество" в селе решало "школе - быть" и выделяло помещение  - одну или несколько изб, процесс "возникновения" её занимал несколько лет. Первыми учителями в сельских школах становились люди , хоть как-то владеющие грамотой. В большинстве своём  разного рода неудачники: недоучки различных учебных заведений, изгнанные чиновники, отставные солдаты, писари, священнослужители низшего звена.
 Крестьяне с неохотой отпускали детей в школы: с малолетства ребятишки  всячески помогали по домашнему хозяйству. Учение не  считали нужным и важным занятием. Учебный год начинался везде по-разному,  как правило, после завершения осенних полевых работ. Однако,  зимой, в середине учебного года, дети бросали учиться: у кого-то не было одежды, учебных принадлежностей, семьи многих  учеников не желали содержать школы, отапливать помещения,  платить за труд  учителям. Методы преподавания вышеупомянутых учителей были малоэффективными, так что даже относительно прилежно посещавшие школу ученики только за 3-4 учебных года овладевали навыками письма и чтения. Производить математические вычисления с применением четырёх арифметических   действий могли единицы.   Способы и приёмы  "привлечения внимания и поддержания дисциплины" не отличались разнообразием, таковыми были подзатыльники,  розги и горох на полу в углу. 
 С возникновением Тамбовского уездного земства (опять же после отмены крепостного права)  число школ очень быстро росло. С 1871-1872 учебногго года  вышеназванный  орган власти берёт на себя обязанность платить учителям  сельских школ зарплату при условии обеспечения сельским обществом материального  содержания сельских школ, как то: освещение и отопление, учебники и учебные пособия.
Пять лет просуществовав на средства крестьянского общества,  Покрово-Марфинская школа с 1871 года переходит на финансирование  Тамбовским  уездным земством. Именно поэтому во многих последующих отчётных документах время её открытия датируется этим годом . 
В 1897 году на средства земства построено здание на 120 ученических мест с квартирами для учителей. Данное здание прослужило до 50-х годов двадцатого столетия.
Наряду с земской  в 1886 году открывается церковно-приходская школа.  В это время в волостном селе Покрово-Марфино было две церкви - Святой Троицы и Покрова Пресвятой Богородицы, находились они почти рядом, в центре села, здесь  в 1893 году было построено новое деревянное здание на один класс-комплект и ночлежка для детей из близлежащих сёл и деревень. При открытии количество детей в классе было 32 мальчика и 5 девочек.  Среди архивных документов, относящихся к  этому учреждению, обращает на себя внимание "большой конкурс" на право обучаться здесь. Отказывали в приёме почти половине обратившихся. 
Из количественного состава видно, что предпочтение отдавалось мальчикам. В этих же документах указывается также, что питание организуется за
счёт обучаемых, тут  же указана норма продуктов на неделю на одного ученика - ведро картошки и 6 фунтов пшена. (Как ни напрягала я свою фантазию, не смогла составить меню на неделю ребёнку из этих продуктов, даже при условии " чего-нибудь добавить").  И всё же, преимущество церковно-приходской школы над земской в плане "привлекательности" для учеников заключалось прежде всего в наличии ночлежки-интерната, несмотря на аскетические условия существования в нём. Да и учебный процесс был систематическим, так как преподавали здесь церковнослужители. 
Ярким примером плачевного состояния народного образования в то время служит  обращение в Покрово-Марфинскую волость жителей деревни Дмитриевка, датированное январём 1917 года, в котором они просят назначить другого учителя в школу вместо нынешнего, по фамилии Орлов. Дело в том, что он занимает три должности - писаря в волости, учителя и землеустроителя.  Дети, преодолев расстояние в 3-4 км в один конец, приходят очень часто к закрытой двери. 
Неизвестно, как сложилась дальнейшая педагогическая карьера учителя Орлова, от какой работы его освободили, но занимал он сразу три должности, явно не корысти ради, а лишь из-за того, что грамотой владел. 
Статистика того времени была такова, что к 1917 году 73% населения России оставалось неграмотным, а в сельской местности показатели были  и того выше.
Именно поэтому одним из первых законов новой власти большевиков стал принятый в декабре 1919 года  "Декрет о ликвидации неграмотности населения", в соответствии с которым все не умеющие читать или писать в возрасте от восьми до 50 лет были обязаны обучаться грамоте. 
Однако, события Гражданской войны, кровавые годы "антоновщины" на Тамбовщине и их последствия растянули  выполнение этого декрета до конца 20-х годов. 
Но всё же,  в 1917-1927 гг. было обучено грамоте до 10 миллионов  взрослых.
14 августа 1930 года вышло постановление ЦИК и СНК СССР "О всеобщем обязательном начальном обучении", которое ускорило ликвидацию неграмотности населения СССР.
К 1934 году проблема неграмотности и малограмотности в СССР была окончательно решена с повсеместным введением всеобщего начального образования.
 В 1933 году в Покрово-Марфино после окончания рабфака в Воронеже приезжает  учитель истории Антонина  Семёновна Иноземцева, которая становится директором  школы, преобразованной  из начальной в семилетку, а в 1936 году в среднюю школу. Умная, строгая, требовательная, она возглавляла школу до начала войны. Затем была переведена на должность заведующего РОНО Покрово-Марфинского района. 
Перед Великой Отечественной войной начинается строительство нового двухэтажного здания школы. Во время войны в недостроенном помещении находился ссыпной хлебоприёмный пункт.
 Перевод школы в новое здание (функционирующее поныне) состоялся после войны только  в 1952-1953 учебном году.
 
Фото из семейного архива Ольги Викторовны Суворовой 
Автор: 
Наталия КОРНЕЕВА
учитель Покрово-Марфинской школы
Читайте также:
Наверх