Герой "Бессмертного полка"

« Уваровская жизнь »
23
от
Среда, 3 июня, 2015 (Весь день)
618
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/03/top68.ru-geroi-bessmertnogo-polka-57033.jpg?itok=elrzYxnQ

В год 70-летия Великой Победы в нашем городе впервые прошла акция "Бессмертный полк". Она оставила неизгладимый след в памяти уваровцев - и тех, кто принял участие в шествии, и тех, кто просто вышел вечером 8 мая на главную улицу. Казалось, что не портреты дедов и прадедов несут в руках их потомки, а сами герои войны вернулись, чтоб напомнить нам всем, какой ценой досталась Победа, сколько жизней было отдано за наш сегодняшний счастливый и мирный день. В "Бессмертном полку" "прошагал" и Василий Иванович Сатин - фронтовик, прошедший всю войну, от первого её дня и до последнего и умерший от ран через два года после Великой Победы. О нём и о своём трудном военном детстве поведала его дочь Нина Васильевна Мерзлякова.

Родился Василий Сатин в 1913 году в Уварове. Он рано остался сиротой, вырос под присмотром старшей сестры. В двадцать четыре года женился на своей землячке Василисе Фёдоровне. Вскоре родилась у них дочка Валя. Начинать семейную жизнь было непросто, в Уварове тогда заработать было негде. Родственники, которые жили в Калинине (ныне - Тверь), позвали к себе. В те годы шло активное строительство Рыбинского водохранилища, требовалось много рабочих рук. Поехали, посмотрели - действительно, работа хоть и нелёгкая, зато жильё дают и "живые" деньги платят. Василий Иванович устроился в пожарную часть. В 1940 году на свет появилась Ниночка. Но недолгим было счастье молодой семьи. Всё перечеркнула война. Василия призвали в первые же дни. Даже попрощаться с родными не довелось: утром заступил он на смену, а оттуда его и многих других мужчин прямо на фронт забрали. Женщинам же приказали срочно готовиться к эвакуации: враг стремительно наступал, а водохранилище было в числе объектов, которые в первую очередь подвергались бомбёжке. Опасения оказались не напрасными.

- Мне был годик с небольшим и я, разумеется, ничего не помню, - говорит Нина Васильевна. - А мама рассказывала, что когда нас переправляли по водохранилищу на "большую землю" налетели вражеские самолёты, началась бомбёжка. Пароход, на котором мы плыли, остался невредим, а вот судно, которое шло следом за нами, пошло ко дну…

Вернулась Василиса Фёдоровна с дочками в родное Уварово, в свой крохотный, крытый соломой домишко. На первых порах родственники помогли обустроиться. Письма от отца приходили регулярно. В них он успокаивал жену, старался подбодрить, что, мол, всё хорошо, бьём ненавистных фашистов. Это потом уже, когда пришёл, рассказал, как мёрзли солдаты в окопах да в наспех вырытых землянках: "Утром проснёмся, а шинель к земле накрепко примёрзла. Но шинель - это ещё полбеды, а вот когда волосы примерзнут - отдирать ух как больно…". А ещё в каждом письме Василий просил жену беречь себя и дочек.

И она берегла. О себе забывала, жила только детками. Невыносимо трудно было тем, кто воевал, но не легче было и в тылу. По возвращении в Уварово Василиса пошла работать в колхоз. С раннего утра и до поздней ночи пропадала в поле, за любую работу бралась, чтобы хоть как-то прокормить дочек.

- Вот вроде и край у нас плодородный, картошку сажали, но она почему-то как на грех вырастала мелкой, - вспоминает Нина Васильевна. - За зиму запасы подъедались, оставляли самую мелочь на семена. С весны в ход шла и лебеда, и крапива, из них и суп варили, и в хлеб подмешивали. На зиму тоже старались травки разной насушить. Сытости-то от неё может и не будет, но какие-никакие витамины, полезные для растущего организма. Нас мама кормила, а сама жила впроголодь. Помню, налила она нам однажды похлёбки, а сама как обычно вышла куда-то. А мы с Валей решили посмотреть, куда же мама всё время девается, когда мы за стол садимся? Вышли в сени, там погреб у нас был. Слышим, а оттуда мамкины всхлипы доносятся. Подошли, прислушались, а она там рыдает и причитает: "Господи, дай мне силы". Знаете, я на всю жизнь этот её плач запомнила… Однажды вечером мама не пришла с работы. Уже ночь настала, а её всё нет и нет. Мы с сестрой в слёзы. А наутро выяснилось: от голода закружилась у мамы голова и она упала с комбайна. Отвезли в больницу, там посмотрели, руки-ноги целы, просто потеряла сознание. Потом появилась у нас коровка. Откуда она взялась - точно не знаю, наверно кто-то из родственников нас пожалел, дал тёлочку, она и стала нашей кормилицей.

"Что помогало пережить войну? Во-первых, все верили в победу, - рассуждает Н.В.Мерзлякова. - Про иной исход даже не думали, иначе и жизни бы не было. А во-вторых, все были очень дружные. Война сплотила не только солдат, кто был на передовой, но и тех, кто, не жалея сил, трудился в тылу. Не было тогда ни богатых, ни бедных, всё старались делить поровну. И детей не делили на своих и чужих. По нашей улице все женщины с ранней весны и до поздней осени работали в поле. Старшие дети приглядывали за младшими и не только за своими братишками и сестрёнками, но и за соседскими ребятишками".

День Победы Нина Васильевна не помнит. Ей тогда всего-то пять лет было. Зато как отец вернулся домой помнит до мельчайших подробностей. Случилось это событие в сентябре 1946 года. Отца в этот день ждали, видимо как-то он сообщил о приезде. Утром проснулись Валя с Ниной, а в доме полно родных, все радостно хлопочут, суетятся. Но дверь из горницы в кухню почему-то прикрыта, девчонки решили выйти, да бабушка их не пустила. Сказала, что папка пришёл, сейчас он умоется и все за стол сядем, будем праздновать его возвращение. Папа… Какой он? Девчонки совсем его не помнили. В самом начале войны он прислал фотокарточку, её мама бережно хранила. Но что снимок? Картинка да и только. И вот наконец он тут, совсем рядышком, в соседней комнате. Нина улучила момент, когда взрослые отвернулись, украдкой пробралась к двери и заглянула в щёлочку. Отец стоял возле печки и уже вытирал полотенцем свои чёрные, как смоль, волосы. А рядом - мама, с улыбкой она глядела на отца и словно светилась вся от радости.

С приходом мужа Василиса Фёдоровна воспряла духом, засветились счастьем её глаза. Пусть весь израненный, больной, но живой же пришёл. Что ни говори, а мужчина в доме - это стена, за которой не страшны никакие житейские невзгоды… Василий Иванович устроился в пожарную часть. Она располагалась рядом с третьей школой. Нина с Валей частенько бегали к нему на работу, а он всегда в кармане держал для них крохотные кусочки колотого сахара: "Помню, прибежим к нему, а он нас посадит на колени, прижмёт к себе, достанет гостинцы, отряхнёт от крошек и мы их за щёку скорей. Позже, уже во взрослой жизни, всяких деликатесов нам доводилось попробовать, но вкуснее тех сахарков ничего не было!".

Но недолго длилось это безмятежное счастье. Война вскоре дала о себе знать. В одном из боёв получил В.И.Сатин тяжёлое ранение, в лёгких осталось множество осколков. Да четыре холодные военные зимы, проведённые в окопах, тоже не прошли бесследно. В общем, признали врачи у Василия Ивановича туберкулёз, да ещё и в открытой форме. Тогда очень многие приходили с войны с этим страшным заболеванием. Детям категорически запретили проживать с отцом в одном доме. Нину забрали к себе бабушка с дедушкой, Валю взяла тётя, которая жила рядом. А мама осталась ухаживать за мужем. Но несмотря на строгие запреты докторов, девчонки всё же тайком от всех бегали к отцу повидаться. Чтобы вылечить мужа, Василиса продала кормилицу-коровку. "Может, лучше бы она отца молоком отпаивала, он бы подольше пожил. Но врач сказал, что нужны деньги… В общем, деньги взяли, а помочь так ничем и не смогли ему, - горестно вздыхает Нина Васильевна. - Вскоре похоронили мы своего папку. Ненадолго пережила его мама: на работе она простудилась, заболела крупозным воспалением лёгких, и врачи не смогли её спасти, за сутки "сгорела".

Где точно служил гвардии красноармеец Василий Сатин, в каких частях, дочери не знают. Никакой информации нет. Может, надо бы сделать запрос в Центральный архив, да по молодости всё некогда было, работали, а теперь и самих уже здоровье подводит… Всё, что осталось от отца, - это старенький фронтовой снимок да ещё благодарственная грамота за подписью главнокомандующего группой войск Красной Армии маршала Советского Союза Конева, члена Военного Совета генерал-лейтенанта Крайнюкова и начальника штаба генерал-полковника Маландина. Такие грамоты, вероятно, вручались всем, кто возвращался с фронта домой. В ней - слова благодарности за ратный подвиг и напутствие на мирную трудовую жизнь: "Дорогой товарищ! Великая Отечественная война победоносно завершена. В жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками Красная Армия под руководством великого полководца Генералиссимуса Сталина отстояла честь, свободу и независимость нашей Родины, обеспечила миллионам людей возможность от фронтовой жизни снова вернуться к мирному созидательному труду. Вы возвращаетесь на родину с ПОБЕДОЙ. В суровые годы войны Вы честно выполнили свой патриотический долг - достойно несли службу в рядах доблестной Красной армии, заслужившей своими ратными подвигами всеобщую любовь нашего народа. Выражаю уверенность, что безграничная любовь к советской Отчизне, вдохновлявшая Вас в дни Великой Отечественной войны, будет неиссякаемым источником Ваших трудовых подвигов в дни мирного труда".

- Когда в этом году объявили о том, что Уварово присоединится к акции "Бессмертный полк", я решила, что наш отец непременно должен "вступить" в него, - говорит Нина Васильевна. - Он достоин памяти! Знаете, я часто думаю, какой короткий срок отмерила ему судьба. Но как много он успел за свою жизнь…

Фото Е. Уваровой

Автор: 
Татьяна Сиднева
Читайте также:
Наверх