И в детскую взрослую жизнь!

« Ровесник »
5
от
Среда, 9 февраля, 2011 (Весь день)
868

Уютные комнаты с хорошим ремонтом, спортзал с новыми тренажёрами, коллективный просмотр фильмов, интересные игры, – чем не рай для подростка? Правда, на окнах – решётки, превращающие солнечный свет в клетки, на дверях – маленькие окошки, в которые всегда смотрят чьи-то глаза, добрые воспитатели, но с милицейским прицельным взглядом и нет мамы.…И золотая клетка никогда не заменит пусть серый и голодный, но дом. "Хочешь быть взрослым, отвечай за поступки как взрослый", – часто говорят родители своим детям. Есть грань, переступив которую отвечать будешь уже не стоя в углу или сидя дома, когда друзья гуляют, а ограничением свободы и отлучением от семьи.

 

Перекрёсток выбора
Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей УВД по Тамбовской области существует уже давно и ранее был детским приёмником-распределителем. Здесь находится место, которые сами служащие Центра называют перекрёстком двух дорог: или ты одумаешься и начнешь свой путь с "чистого листа", или так и пойдёшь по "кривой дорожке" через спецшколы и училища закрытого типа до взрослой тюрьмы. Начальник Центра – приятая женщина с добрыми глазами – подполковник милиции Ольга Сергеевна Афанасьева говорит, что задача перевоспитания подростка здесь не ставится – слишком мало времени у них на это. А вот профилактика – другое дело:
– У нас есть уникальная возможность проводить профилактическую работу, так как мы находимся с ребятами с утра и до ночи, проводим разнообразные беседы, тестирования, занятия. И вся наша работа направлена на то, чтобы предотвратить повторное правонарушение.

Гуманность или ошибка?

Раньше постановления о направлении в Центр выносили Комиссии по делам несовершеннолетних, которые были ближе к семьям, знали обстановку, проблемы и могли оперативно сработать, дабы предупредить более серьёзное правонарушение. Иногда туда обращались сами родители, которые не могли справиться с трудным подростком, и тогда при наличии правонарушения его помещали в Центр. Сегодня этого уже нет: любые действия происходят только по решению суда. И здесь начинается интересная история.
– Психологически судей можно понять, – говорит Ольга Сергеевна. – Только что на скамье подсудимых находился ярый рецидивист двухметрового роста с соответствующим лицом, а после этого заходит мальчонка 11 лет, у которого за плечами три кражи и который отрицательно характеризуется по месту жительства, учёбы. Судья смотрит на него с жалостью: как же такого маленького да куда-то отправлять? И всё это отходит в сторону. Судьи часто думают, что Центр – тюрьма. Но это и не колония, скорее досуговый центр, основная работа которого – отвлечь подростков от противоправных поступков.

 Несвобода свободной не бывает

– Разлука с привычной обстановкой и режим, ограничение свободы пусть даже и в комфортной обстановке многим ребятам уже за несколько дней помогают переосмыслить своё поведение”, – уверена старший воспитатель Центра майор милиции Елена Александровна Гильфанова. В Центр помещают на разное время, но строго от 1 до 30 суток. У многих ребят дома такие условия, что Центр кажется раем. Были случаи, когда дети отказывались ложиться на чистые простыни, а залезали под кровать – срабатывала привычка спать дома в таких условиях. Но бывают и другие дети и другие семьи – с виду благополучные, обеспеченные. В них из-за тотальной занятости родителей на работе детей воспитывает улица, где царят законы силы и принципа "Будь как все.
Есть и другие дети, которых толкает на преступление авантюризм и любопытство, желание проверить свои силы. Голодного можно накормить, а обеспеченному дать необходимое внимание, но желание украсть из-за любопытства может привести к желанию убить из-за интереса… Кажется, вот это и есть самое страшное…

На КПП предъявите паспорт…

Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей находится в отдалении от жилой части города. Из окон Центра подростки не видят гуляющих сверстников, шумные игры в футбол, хоккей… У них всё это есть, но строго по расписанию. Под боком у Центра – база ОМОНа, на плацу часто проходят построения. Наверное, для многих ребят мужчины в форме становятся образцом мужественности и силы. А дома… Дома хочется кушать, мама пьяная, папа дерётся, а у кого-то есть ли он вообще, отец? Хочется бежать, но куда? Жить, но как? И в животе так сильно бурчит – хочется кушать, а в голове лишь одна мысль: в палатке с пирожками сидит старая бабушка, она меня не догонит, и в ларьке нужно всего лишь разбить окно, чтобы достать ту вкусную шоколадку с длинноухим кроликом…

Их судьбы…
На Новый год все подростки Центра получили подарки. Один паренёк пришёл к воспитателю и спросил, а можно ли маме отвезти половину. Мама одна, ей очень тяжело, отца нет.
Главная проблема в том, что после Центра подросток попадает в ту же среду, из которой он пришёл. И всё, что было вдруг понято в Центре, уже не имеет значения, ведь ты остаёшься один на один с миром, который тебя не понимает и не принимает.
Был в Центре ребенок семи лет – добрая и невинная душа в этом возрасте, а пойман на воровстве. Воспитатели учили его грамоте.
Был мальчик Ваня из Моршанска. Он прошёл спецучилище, убегал оттуда, попадал в Центр и опять возвращался в спецучилище. И закончилось всё только тогда, когда его забрал к себе дядя в другую область. Жизнь по-другому пошла: парень устроился на работу, женился, ребёнок родился. А вся проблема-то была в детстве, а точнее в его окружении, из которого ему помогли выбраться.
Володя Б. сейчас находится в спецшколе. Он пришёл в Центр семилетним мальчиком. Все, кто Володю помнят, говорят о нём с улыбкой:
– Пришёл мальчик такой хорошенький, рыженький с голубыми глазами – ему только в "Ералаше" сниматься, - рассказывают сотрудники Центра. – Многие товарищи советовали: "Ты сейчас на суд поедешь, попроси тётеньку судью, скажи, что больше так не будешь". Он приходил обратно, довольный такой и говорил: "Я ничего не сказал, и она меня отпустила!" Смотрим, через некоторое время ему семь суток дали, потом 15 суток. И закончилось всё очень плохо: сначала родителей лишили родительских прав, мальчишку отправили в детский дом, но там тоже не сложилось. Мама умерла, а папа, когда ребёнок сбежал из детского дома домой, оставил его ночевать в подвале. Сейчас ему уже почти 14 лет, и он находится в спецшколе в Воронежской области. Парень с несчастной судьбой. И уже давно не такой улыбчивый как раньше, но глаза всё равно голубые-голубые.

Что в итоге?
Если Центр становится перекрёстком, то, что же получается на выходе? Варианта два. В первом случае подросток возвращается к своему привычному образу жизни и рано или поздно попадается на совершении правонарушения – и тогда опять Центр. Но, как показывает практика, со временем увеличивается количество преступлений и степень их тяжести увеличивается. Когда-то он был маленький мальчишка, а теперь уже подросток, достигший возраста уголовной ответственности за содеянное. Впереди – спецшкола или спецучилища закрытого типа, раскинутые по всей бескрайней России. Конечно, всегда есть шанс остановиться, оглядеться и изменить свою жизнь. И найдутся неравнодушные люди, которые протянут руку помощи маленькому человечку. Но не проще ли это сделать в родном городе, находясь на том самом перекрёстке между беспросветным одиноким будущем и чистыми кроватями и заботливыми воспитателями Центра?

 

Автор: 
Наталья БОЛДЫРЕВА
Читайте также:
Наверх