Хотя воевать - не женское дело

« Наш вестник »
48
от
Среда, 26 ноября, 2014 (Весь день)
842
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/11/26/top68.ru-khotya-voevat-ne-zhenskoe-delo-46302.jpg?itok=84CyPUSk

Мария Липецкая, участница Великой Отечественной войны, встретила меня у подъезда своего дома № 26 по улице Мичурина, бойко повела по лестнице на третий этаж в свою квартиру. 

Планы на жизнь
 
И я еще раз подивилась тому, сколько энергии таят в себе люди, повидавшие на своем веку много страданий и горя, прошедшие через суровое испытание войной, сколько в них искренней доброжелательности и оптимизма. Марии Федоровне, хрупкой на вид женщине, 93 года, а столько не дашь. И память ее не подводит, помнит о многом из того, что осталось далеко позади за плечами, в сизой дымке прошлого. Конечно, нашей героине, как и многим другим фронтовикам,  тяжело вести речь о войне, которая прошлась по ее судьбе, но она понимает, что ее воспоминания - еще одна ценная страничка в многотомном повествовании участников и свидетелей грозного военного лихолетья.
В сорок первом Марии, тогда еще носившей фамилию Островерхова, исполнилось 20 лет. Она была преисполнена хороших планов на жизнь, радужных надежд на будущее. Выучилась в Тамбове на бухгалтера, пошла, как говорится, по стопам отца, который трудился в родном колхозе по этой специальности, устроилась на работу в Знаменский здравотдел. Мечтала о том, что чуть позже у нее, как и у родителей, будут свой дом, своя большая семья. Моя собеседница выросла в большой крестьянской семье, где было пятеро детей, и среди них она оказалась золотой серединочкой - третьей по счету.
 
Стала на войне радисткой
 
Но громкоговорители, установленные на столбах, так называемые "тарелки", в воскресный день 22 июня 1941 года на всю страну прокричали беду. Мужиков из села Воронцовки Знаменского района, где жили родители Марии, из Знаменки, где она работала, провожали на войну с громкими рыданиями, с плачем на всю округу. Моей собеседнице никогда не забыть, как этот плач, будто острый нож, вонзался в сердце. Ее семья в числе первых в селе понесла горькую утрату: война отобрала жизнь ее старшего брата Ивана Островерхова, 1919 года рождения. Он служил в Прибалтике, когда раздались первые взрывы фашистских снарядов и бомб, ложившихся на советскую территорию сплошной стеной. Был сладкий утренний час, и многие военнослужащие погибли во сне, даже не осознав, что началась война; их, в том числе и её брата, просто "накрыло", как выразилась моя собеседница.  
Воевать - не женское дело. Но без них, женщин, на передовой обойтись не могли, они  выполняли роли связисток, медсестер, разведчиц, летчиц, снайперов, проявляли мужество и героизм. Нашу героиню  призвали в  1942 году. Прибыла она в Тамбов на пересыльный пункт, а оттуда поездом в город Муром Владимирской области вместе со своими ровесницами, где их обучали профессиям радиста и телефониста. Мария стала радисткой. 
Через некоторое время прибыла  моя собеседница вместе с пятью тамбовскими девушками в пункт назначения, где ускоренными темпами осуществлялось пополнение живой силой и техникой одной из ослабленных, обескровленных в тяжелых боях с врагом частей  33-й армии. Вскоре эта часть была переброшена в район Вязьмы Смоленской области. В это время на данном направлении велась Ржевско-Вяземская операция 1942 года - наступательная  операция  Калининского и Западного фронтов (по сути продолжение советского контрнаступления под Москвой),  ставшая одной из самых кровопролитных в ходе Великой Отечественной войны. 
- Нашим солдатам удавалось продвигаться вперед с большим трудом, очень медленно, нередко приходилось, как говорится, топтаться на месте, стоять в обороне, - вспоминает Мария Федоровна. - Враг, стянувший под Вязьму огромные силы,  не давал действовать более успешно, сопротивлялся отчаянно, усиливал свой натиск. Снаряды свистели, мины взрывались беспрестанно - грохот стоял невообразимый, порой не поймешь, откуда что летит… Наши боевые подразделения впереди, а мы, радисты, следом. Рация находилась в большой крытой машине, мы, девчонки, дежурили возле нее по очереди. Нам сообщали сведения с передовой, где стоял кромешный ад, а мы  передавали радиограммы  в штаб 33-й армии. Жили мы в землянках, как ни холодно, ни сыро, а укрытие от бомбежек.  Но если ты на посту - значит, как ни страшно, службу неси. 
Очень радовались девчонки-радистки, когда в бой вступали орудия нашей полевой реактивной артиллерии, прозванные “катюшами”. Они узнавали их по звуку, радостно говорили друг другу: “Катюша” наша заиграла. Ну, сейчас зададут артиллеристы проклятой немчуре жару”.
 
Ногу удалось спасти
 
Ожесточенные бои  под Вязьмой продолжались. Всего за четыре месяца боёв Ржевско-Вяземской операции погибло, по официальным советским данным, около 270 тысяч наших воинов. Много  было и раненых. В их числе оказалась и наша героиня. Мария Федоровна с болью вспоминает тот страшный час. Буквально только что закончилась ее напряженная служба у рации, как начался страшный вражеский обстрел. Плохо еще было то, что немцы находились на возвышенности, наши войска были, как на ладони. Вражеские осколки достали Марию, она получила тяжелые  ранения обеих ног, одна из девушек-радисток погибла.
Полевой госпиталь, метания в бреду. Одну из ног совсем юной фронтовички уже собирались ампутировать. Врачи были молодыми, они раненую Марию пожалели, решили чуть подождать: "Если к утру температура спадет, обойдемся без крайних мер". Наверное, за спиной Марии находился ее ангел, наутро жара не было, ногу удалось спасти. Лечиться совсем молоденькой девушке пришлось долго - сперва в Московском госпитале более пяти месяцев, потом в Ижевске. 
-До сих пор дивлюсь, как я смогла выдержать многомесячные мучения, встать на ноги, - говорит Мария Липецкая. - Наверное, потому, что сильной была тяга к жизни, не хотелось  становиться инвалидом.
 
Всем желаю 
только мира
 
Поправилась Мария, поднялась на ноги - и снова ее на пересыльный пункт. "Наверное, опять на передовую", -  думала она Но члены комиссии, детально рассмотрев всю  фронтовую биографию Марии, ее долгую эпопею с лечением тяжелого ранения, направили девушку в Знаменский военкомат, которым она призывалась и где ей предложили освободившееся  здесь место бухгалтера. Так и встретила в этой должности Мария Федоровна долгожданный День Победы. Кстати, медаль "За отвагу", которой она была удостоена за участие в боях под Вязьмой, моей собеседнице переслали сюда, в Знаменский военкомат, где ее и вручили.  Дороги Марии Федоровне и орден Отечественной  войны I степени, медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".  
-На войне воевал и мой младший брат Петр Островерхов, 1924 года рождения, - рассказывает Мария Липецкая. - Был пулеметчиком, дошел до Берлина. Мы с ним при встречах, бывало, часто ее, войну проклятую, вспоминали.  Помню, одна из знакомых меня спрашивает: "Страшно на войне было?". Я ей: "Грома боишься?". "Боюсь!" - слышу в ответ. "Так вот, - говорю, - а если тысяча громов одновременно гремит, земля дрожит, дым до небес, то как, страшно?". Замолчала моя знакомая, завздыхала. А как я сейчас за Украину переживаю - не передать словами. До чего же тут дожили - мирных жителей безжалостно убивать, гражданскую войну затеяли. Я воочию видела кровь, смерть, видела, как гибли совсем юные бойцы, которые очень хотели жить, и никому не пожелаю пережить то, что довелось мне. Всем желаю только мира!
 
Гвозди б делать 
из этих людей!
 
После войны Мария завербовалась в Свердловскую область на угольные шахты. Работала добросовестно, ее труд постоянно отмечали. И в личной жизни произошли перемены: вышла здесь, на Урале, замуж, стала носить фамилию Липецкая, родила сына Юрия. Через какое-то время моя собеседница вернулась на свою малую родину - в Знаменский район; в Котовск, мастером на местный молокозавод она была направлена переводом в 1967 году, С тех пор ее жизнь связана с нашим городом. Здесь разрослась ее семья: теперь Мария Федоровна гордится  двумя внучками и пятью правнуками. Проживает она сейчас в  уютной квартире в доме на улице Мичурина со своей младшей сестрой Антониной. Когда я находилась у нее в гостях, навестить пожилую женщину пришла ее сноха Надежда, жена сына Юрия. 
-Без внимания и заботы наших близких людей мы бы не обошлись, - признается моя собеседница. - Все-таки возраст сказывается. Помогают нам хорошо!
Не так давно у Марии Федоровны  после болезни стали отказывать ноги. "Ну уж нет, сиднем сидеть не собираюсь", - заявила себе женщина и взялась использовать все способы, чтобы поспорить с болезнью. И верх оказался на ее стороне, вот, к примеру, поднимается по лестнице на свой третий этаж она достаточно шустро. 
-Но я продолжаю работать над собой, - сообщила Мария Федоровна. - Много времени отвожу физическим упражнениям, другим процедурам. Поддаваться возрасту не собираюсь.
Действительно, о фронтовиках, живущих рядом с нами,  можно  сказать словами поэта: "Гвозди б делать из этих людей, крепче не было б в мире гвоздей".
 
 
Автор: 
Тамара Сантылова
Читайте также:
Наверх