Люблю и горжусь

« Сельская новь »
51
от
Среда, 17 декабря, 2014 (Весь день)
900
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/12/17/top68.ru-lyublyu-i-gorzhus-47544.jpg?itok=_-LQzZzP
Папиного отца, деда Толю, я почти не помню. Он умер в 1974-м, когда мне было шесть лет. Похороны помню ясно, болезнь, что забрала его, переживания в семье помню. А вот деда… Отрывочно.
 Вот он ведёт меня на прогулку по Тамбову. У нас было любимое место - железнодорожная ветка, пересекающая Мичуринскую улицу. Идём по шпалам, дед шагает широко, я семеню рядом. Почему по железной дороге? Он всю жизнь на ней проработал. Вот и на пенсии, видимо, скучал. Помню  восторг, который испытывала, если дед усаживал меня, уставшую,   на плечи. Он был высоким, статным, сильным и красивым. Мне совсем не страшно, держась за шею деда Толи, взирать на мир с высоты его роста. Перед глазами его голова, лысина, родная и любимая. Уходящие вдаль рельсы, как путь, по которому идти и идти…
Позже, когда его не стало, наша большая шумная семья собиралась в доме бабушки за столом, начинались воспоминания, рассказы, от которых нас, детей, было не оторвать. Говорили и о деде, его привычках, его принципиальности и честности, удивительной эрудиции и интеллекте. Удивительно это было потому, что родившийся в 1912 году в многодетной семье путейца, на станции Ломовка Платоновского района, он, увы, смог окончить лишь четыре класса. Мать, к тому времени оставшаяся вдовой, тянула шестерых  детей. Анатолия отправила в Тамбов в ремесленную школу. С четырнадцати лет он начал работать на железной дороге. 
В 39-м познакомился на танцплощадке с молоденькой работницей метеостанции. Вера, Веруша, Верок, как он её любовно называл, стала верной спутницей на всю жизнь, полную испытаний и трудностей, но такую честную и счастливую.
В 40-м родился мой папа, в 44 - дочь Элла, в 46-м - Володя. 
Вот они то и были главными рассказчиками о деде во время семейных посиделок. Мы, ребятишки, зная, где бабушка хранит красную коробочку с наградами капитана Анатолия Прокофьевича Кудрина, доставали её и рассматривали медали, гладили металл, изучали рисунок лент на колодках. В этой коробочке лежали две медали "За боевые заслуги", медаль "За взятие Варшавы" и самая весомая награда - орден Красной Звезды. 
Совсем недавно на сайте "Подвиг народа" нашла документ - представление к награде - медали "За боевые заслуги". Из него всё становится понятно. Что война для лейтенанта, а позднее капитана Кудрина была работой, сложной и ответственной. Был контужен в мае 45-го. 
Из наградного листа лейтенанта Кудрина Анатолия Прокофьевича, помощника военного коменданта ж.д. участка и ст. Прага Варшавской ж.д.
Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:
“Лейтенант Кудрин в период с 20 декабря 1944 года по 3 января 1945 г. работал на станции Минск-Мазовецкий в должности Помощника Военного Коменданта по выполнению заданий Командования на выгрузку оперативных эшелонов в период подготовки к наступлению.
Во время дежурств лейтенанта Кудрина под его непосредственным руководством выгружено 37 эшелонов. Среднее время простоя одного эшелона под выгрузкой  при норме 1 час 30 м. составило 1 час 17м.
Своим добросовестным отношением к порученному делу лейтенант Кудрин содействовал бесперебойному приёму поездов под выгрузку и отправке порожняка.
Лейтенант Кудрин за успешное выполнение заданий Командования по выгрузке оперативных эшелонов достоин представления к Правительственной награде - медали "За боевые заслуги".
20.02.1945 г.
 
А вот что чувствовал, что переживал родной мне человек,  я по-настоящему поняла, только прочитав  письма дедушки и бабушки военного и послевоенного времени.
 
Тамбов 15.05.1945г.
Здравствуй дорогой мой Толичка!!!
Шлю тебе свой горячий привет и хорошие пожелания, крепко, крепко тебя целую.
Толя, это письмо пишу уже в мирное время, нет теперь войны, кончилась проклятая война, как много она принесла горя людям.
Поздравляю тебя, дорогой мой, с Победой и желаю теперь быстрей вернуться домой, где тебя ждут двое твоих маленьких детишек и любящая тебя твоя жена.
Да! Большинство людей пережили очень много горя за период войны, в том числе и твоя семья. 
Но! В этом освобождении нас от страдания есть и твоя доля труда.
 
20 мая 1945г.
Здравствуйте дорогие мои, родные Веруша, Валерочка и Эллочка!
Шлю вам, мои ненаглядные горячий привет и самые лучшие, сердечные пожелания! Крепко обнимаю и целую вас.
Милая Верок! Здоровье моё идёт успешно на поправку. Стало легче ходить, меньше боли от ушиба и главное всё в порядке. Целы и руки, и ноги. Правда, пока ещё, как видишь почерк несколько не тот, что был, но уже много лучше.
Очень сильно скучаю. Ведь безделье, в которое я попал, для меня очень трудно. 
Сильно, роднуша, скучаю по тебе, моя любимая и одна мечта о предстоящем отпуске является утешением.
… В июне рассчитываю лично обнять тебя, моя хорошая  и любимых сынку с дочкой. Как хорошо об этом думать! Как хорошо мечтать о предстоящей встрече. Как много хочется сказать тебе, моя маленькая, как хочется быть с тобой.
 
Тамбов 26.05.1945 г.
Здравствуй дорогой Толичка!!!
Шлём тебе самые наилучшие пожелания, и крепко, крепко целуем тебя, наш милый, дорогой!
Сегодня получили твоё письмо, которому, Толя, я очень была рада. Как мне приятно читать такие письма, благодарю тебя, дорогой мой, за хорошие слова, за сочувствие ко мне. Я, Толя, не могу читать твои письма без слёз. Когда читаю строки, написанные рукой самого дорогого для меня человека, они невольно сами текут. Милый мой Толя, вот сейчас 19 ч. 45 м. передают опять "Важное сообщение". Как хорошо, ведь мы скоро должны с тобой увидеться…
 
31 мая 1945 г.
Здравствуйте мои дорогие, родные мои Верок, Валерочка и Эллочка!
Милая Веруша! Родная моя! Пишу тебе это письмо из Берлина. Дела сложились так - когда я вышел из госпиталя, пришёл к начальству - оказывается, меня телеграммой вызвали для получения правительственной награды. Пришлось скорёхонько собраться и выехать. Таким образом,  и пришлось мне побывать в столице побеждённой Германии - Берлине.
Сегодня будет можно отправиться обратно. Дорогая Верок! В прошлом письме я писал тебе, что в течение месяца я не получаю писем от тебя. Перед отъездом сюда я позвонил по телефону и мне ответили, что для меня есть одно письмо. Очень жаль, что я не мог получить его, но я знаю, я уверен, что это от тебя, моя дорогая. Вот приеду отсюда и получу. 
Милая Веруша! Здоровье моё сейчас уже почти нормальное. Это и ты по почерку видишь. Ведь из госпиталя я писал очень плохо. Сейчас уже рука то стала твёрже. 
Вот возвращусь из поездки и буду выпрашивать отпуск. Рассчитываю к Элочкиному дню рождения быть с вами - с тобой, моя желанная, с сынкой и дочкой. Как хорошо думать об этом. Как сильно стосковался я по тебе, роднуша и по нашим малюткам. Трудно и передать это в письме.
Милая Верок! Как хочется мне сейчас быть с тобой, как хочется мне обнять, приласкать тебя и сказать много, много хорошего. Как хочется мне лично поблагодарить тебя за то, что ты у меня такая хорошая. Сердце моё преисполнено любви и уважения к тебе, моя маленькая Верок!
Сейчас иду получать награду. Верок! Всё ж мне приятно сейчас сказать тебе, что те страдания, которые переносишь ты во время нашей разлуки,  я всегда ценил и ценю.  … На тебя легла вся тяжесть забот о семье, о наших детях. И получая правительственную награду,  я считаю, что это мы с тобой вместе получаем её.
Благодарю, моя родная, и крепко целую тебя. Обними и расцелуй сынку с дочкой. Передавай привет всем родным и знакомым. До свидания, моя роднуша! Крепко обнимаю и целую тебя, моя любимая. Твой Анатолий. П/п 59994
 
В звании капитана Анатолий Прокофьевич вернулся в Тамбов, служил в комендатуре железнодорожного вокзала помощником военного коменданта до 1957 года. За это время с отличием окончил курсы при Ленинградской академии железнодорожного транспорта. В 1957-м предложили либо увольняться, либо ехать служить на Сахалин. Так и попала семья Кудриных в островной Поронайск, затем в Южно-Сахалинск. Этот путь повторила много лет спустя одна из внучек Анатолия Прокофьевича  -  Марина. С мужем-офицером восемнадцать лет назад из Тамбова она уехала на остров. Сейчас её семья живёт в Южно-Сахалинске, все места, знакомые по рассказам родных, они обошли сразу по приезду. Всё, конечно же, изменилось… Но будто сама судьба скрепляет незримую, но такую крепкую и надёжную родственную связь. 
А в далёком 1961-м году большая семья Кудриных вернулась на родину в Тамбов, где дед, демобилизовавшись,  продолжил работу в билетных кассах железнодорожного вокзала, заведовал ими. 
К тому времени, у старшего сына Валерия уже была семья, а Элеонора и Владимир - младшие дети, искали свои пути в жизни. 
Однажды, дочь с подругой, под впечатлением романтики дальних странствий и больших перемен  решили отправиться на работу в Норильск. Элеонора поделилась своим секретом именно с отцом, тот выслушал и лишь произнёс: "Что ж, ничего, подумай ещё…" Девушки уже отправили запрос в далёкий северный город и ждали ответа.  И он пришёл: жильё не предоставляется, зарплата небольшая. Взвесив всё, решили судьбу не искушать. Но решение это созрело самостоятельно, без нажима со стороны родителя, за что дочь была ему благодарна.
Он прошёл всю Великую Отечественную, с честью и самоотверженно служил там, куда направляла Родина. Но вспоминать войну, рассказывать о ней не любил. Скупыми фразами отвечал на расспросы, не кичился боевыми наградами. 
…У меня был замечательный дед. И это неважно, что мы совсем недолго знали друг друга, да и что я могла понять тогда о нём, а он обо мне. Но теперь я его знаю. Знаю и люблю, знаю и горжусь. Молодым весёлым лейтенантом, бравым капитаном, любящим и заботливым мужем и отцом, мудрым  дедом. 
 
 
Автор: 
Татьяна Морозова
Читайте также:
Наверх