Мы из рода Городилиных

« Инжавинский вестник »
15
от
Среда, 8 апреля, 2015 (Весь день)
1270
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/08/top68.ru-my-iz-roda-gorodilinykh-53379.jpg?itok=sIZTTgp6

В наше время, как никогда ранее, у людей всколыхнулось похвальное желание рассказать о своей родословной, тем самым отдавая дань памяти дорогим и любимым родителям и пращурам. В Интернете создаются “Альбомы памяти” с фотографиями, приходят письма с рассказами о людских судьбах в редакции газет. Эти рассказы, как правило, вызывают большой интерес у читателей. В адрес авторов приходят добрые отклики. Особенно их бывает много, если в публикуемой статье заходит речь о земляках, о тех, кого знали и помнят.

Сегодня своими воспоминаниями и впечатлениями делится с нами уроженка села Ивановка Землянского сельсовета Раиса Васильевна Воробьёва, в девичестве Городилина. Она родилась и выросла в большой крестьянской семье. Получила два образования: зоотехническое и педагогическое. Работала в районном обществе “Знание”, корреспондентом-организатором местного радиовещания, председателем профкома совхоза “Инжавинский” и воспитателем Инжавинской коррекционной школы-интерната. Зарекомендовала себя человеком исполнительным и добросовестным, близко принимающим к сердцу чужие невзгоды и стремящимся помочь. О своих родителях, а также старших брате и сестре, сражавшихся на фронте, её рассказ.

Родительский дом - начало начал

Часто, смотря телепередачи о наших знаменитостях, которые купаются в роскоши, задумываюсь: а счастливы ли они? И чем они счастливее тех, кто прошёл тернистый путь своей судьбы и получал удовлетворение, добившись в жизни чего-то своим трудом? В числе таких мои родители Городилины - Василий Михайлович (1890 - 1966) и Ольга Ивановна (1888 - 1987). Семья была многодетная: родилось 11 деток, из которых выжили 7, остальные умерли в раннем возрасте. Мои родители были крестьяне. И хотя их образование заключалось только в умении читать и писать, они по своей природе были людьми интеллигентными. А выражалось это во многом - внутренней культуре отношений. Например, папа никогда не повышал голос на свою жену и детей. Если надо было кого-то пожурить, говорил спокойным, уравновешенным голосом. Дети его не боялись, но уважали. Было стыдно, когда на семейном совете он кому-то из нас делал замечание.

- Родители воспитывали нас трудолюбивыми, в уважительном отношении к ним и другим людям, - всегда с гордостью подчёркивали мои старшие сёстры Александра и Мария. - Они были не безразличны к чужой беде. Помогали тем, кому жилось ещё тяжелее, чем им. Редкий день в нашем доме не оставались на ночлег странники - люди из другой деревни. Ведь в ту пору многие селяне ходили по своим нуждам в другие деревни, райцентр пешком. Преодолеть за один день 30 - 40 километров не каждому было под силу. Вот и пускали их на ночлег крестьяне. Это было в порядке вещей - приютить, подкрепить их силы. Чаще всего в нашем доме бывали люди, не имеющие своей семьи и живущие подаянием.

На долю моих родителей выпали трудные годы: революционные события, Гражданская, а потом и Великая Отечественная война. В голодном 1933 году у мамы родились двойняшки, но прожили на белом свете они всего три недели.

Папа рассказывал, как в годы Гражданской войны в деревне появлялись всадники, они кого-то из мужчин забирали с собой показывать им дорогу, разведывать в том или ином населённом пункте положение дел. Наши земляки, в том числе и мои родители, порой не знали кто эти люди - белые или красноармейцы? Что надо говорить, как себя вести, чтобы не получить нагайкой и вообще остаться в живых - могли и порешить.

Родители с ранних лет приучали нас к труду: полоть и убирать огород, готовить корм для коровы. Мы руками рвали траву на колхозных полях, засеянных подсолнухом, просом и пшеницей. Собирали колоски, оставшиеся после уборки, хотя за это и наказывали, если замечали.

Папа работал в полеводстве, а зимой на животноводческой ферме. Мама работала в школе: убирала помещение, топила печь, помогала по хозяйству директору школы, за что ей платили продуктами. Работала мама и дояркой. Во всех этих делах ей помогали дети. В конце 30-х годов жизнь стала чуть-чуть налаживаться. Женился старший сын Пётр, выдали замуж сначала мою сестру Александру, потом Марию, а перед самой войной Веру.

И вот пришла война...

Недолго пожили они мирной семейной жизнью. Моего старшего брата, Петра Васильевича, 1912 года рождения, мобилизовали на фронт буквально в первые дни начавшейся Великой Отечественной войны. От него пришло оптимистичное письмо-треугольник: “...бьём немцев под Москвой, всё будет хорошо, не волнуйтесь”. Он погиб в сентябре 1942 года. Помню, как убивалась от горя мама и переживали все родные. Мама, когда было можно, ходила за восемь километров пешком в церковь, в соседнее село Курдюки, чтобы постоять там на службе, помолиться перед образами, зайти потом на кладбище и помолиться у могилок, где были захоронены её умершие маленькие дети. Она никогда не сетовала и не жаловалась на свою судьбу. Росла сиротой, с семилетнего возраста воспитывалась у своего старшего брата.

У погибшего на войне старшего брата остались жена и два сына - погодки Иван и Анатолий. Первое время его жена жила в семье мужа, а потом ушла к своей матери, так как та была больна. Но дети большую часть времени находились у бабушки и дедушки Городилиных. Их опекуном и наставником по жизни: и когда они подросли, и когда отслужили срочную в армии, был младший брат Петра - Валентин, 1931 года рождения. Помогал, особенно когда они строились, и словом, и делом, до самой своей кончины в 1992 году. Вот такая любовь и забота о ближнем всегда проявлялись в нашей семье, передалось это качество детям от родителей. Теперь и они, когда необходимо, подставляют плечо своим племянникам.

В годы войны никто из нашей семьи не остался в стороне от грозных событий, каждый как мог приближал светлый день Победы. На фронте сражался муж сестры Александры, 1914 года рождения. А она, оставив на попечение бабушки своего сына, копала окопы под Воронежем на трудовом фронте. На трудовом фронте в 1943 - 1944 годах в разрушенном войной Сталинграде был мой отец Василий Михайлович. В феврале 1944 года до Тамбова он добирался с помощью военных санитаров. Отсюда за ним ездили родственники, так как он был слишком истощён и не мог уже передвигаться самостоятельно.

Старшие сёстры работали в колхозе. На себе переносили по 20 килограммов семенного зерна с элеватора до села Ивановка, а это 25 километров. Молотилки на току передвигали своими силами и верили, что все эти трудности закончатся, наступит мирная жизнь и всё у них наладится. Никогда не унывали, хотя жили впроголодь, но в поле ехали с песнями. Это поднимало их моральный дух. Нелёгкая им досталась доля. Непосильный труд подорвал здоровье. Рано ушла из жизни по этой причине моя сестра Антонина, 1928 года рождения.

Фронтовичка Вера

Большой оптимисткой была, такой осталась и поныне, в нашей семье моя сестра Вера Васильевна, 1922 года рождения. Ей довелось в годы войны отмерить весь путь до Германии. 23 февраля 1941 года они расписались с Григорием Антоновичем Аникиным и сыграли свадьбу. Её муж жил и работал в Кирсанове. Молодожёны строили планы на будущее, загадывали, сколько у них будет деток и как они их назовут. Не успели налюбоваться друг другом, как в их жизнь вторглась война.

В воскресный день утром 22 июня они отдыхали на реке Вороне, а когда в полдень возвращались в город, эту весть им сообщил друг мужа. Вера вспоминает: около старой площади в городе Кирсанове собралось много людей. Из громкоговорителя звучал голос диктора Левитана, повторяя сообщение о начале войны и о том, что победа будет за нами.

Этой же ночью её мужа забрали на фронт. Он был пулемётчиком и в своих письмах сообщал, что бьёт фашистов под Москвой, награжден первой солдатской медалью “За отвагу”.

Вера вернулась жить к родителям, так как ещё не была прописана по месту жительства мужа. Вскоре, решив тоже пойти бить врага, обратилась в Инжавинский военкомат с просьбой отправить её на фронт. Она служила в железнодорожных войсках. Это была очень нелёгкая служба. Ведь фашисты то и дело совершали налёты, бомбёжками разрушали и уничтожали железнодорожные пути, подвижной состав. Железнодорожникам приходилось с риском для жизни стараться как можно быстрее восстановить разрушенные участки, ведущие к линии фронта, чтобы обеспечить дальнейшее передвижение составов с боевой силой и техникой на передовые позиции, а оттуда отправить раненых в тыл. По железнодорожникам стреляли пулемётными очередями, сбрасывали бомбы. Много боевых подруг моей сестры Веры погибло у неё на глазах.

- Поначалу, по неопытности, мы во время бомбёжек пытались укрыться в стоящих на железнодорожных путях поездах, но командир запретил это делать, разъяснив: именно поезда бомбят в первую очередь, тогда погибнете все сразу. Он отдал распоряжение во время налёта вражеской авиации бежать врассыпную и укрываться в образовавшихся воронках от снарядов или под мостом. Таких воронок вокруг было предостаточно. Бытовавшее мнение, что дважды в одно место снаряд не попадает, не оправдалось - многие погибли, укрываясь в этих воронках. Фашисты всеми силами стремились воспрепятствовать восстановлению транспортной связи. Участки, где такие работы велись, часто подвергались массированному обстрелу. И отдыхали, и ели солдатскую кашу бойцы железнодорожных войск в этих воронках от бомб.

Однажды их командир на время отбыл в ближнюю к железнодорожным путям деревню. Налетела вражеская авиация и уничтожила всё её население. Погиб и командир их воинского подразделения.

“Хочу на передовую позицию, к мужу...”

Все четыре года войны супруги слали друг другу письма. Григорий Антонович в своих посланиях был немногословен, но за скупыми фразами чувствовалась его любовь и тревога за жизнь Верочки.

- Счастливая ты, Вера, - вздыхали боевые подруги, присаживаясь рядышком и заглядывая через плечо в написанные её мужем строки. - Мы с тобой ровесницы, я ещё ни разу с парнями не целовалась, а ты успела замуж выйти. Муж тебе вон как часто письма шлёт, - приговаривала одна из них.

Вера решила попроситься нести службу поближе к мужу. Обратилась к начальнику штаба, показала адрес на солдатском письме-треугольничке.

- Ты хоть понимаешь, что это за место, где воюет твой муж? - спрашивал пожилой майор, внимательно изучая адрес на лицевой стороне письма-треугольничка. - Это центральный фронт, самые передовые позиции. Служба у них ещё опаснее, чем та, что несём здесь. Там смерть вовсю хозяйничает.

- Мне всё равно, - отвечала Вера, - вместе с мужем буду делить и опасности, и трудности. Что мне бояться?- упрямо твердила она. - Там, где мой муж, должна быть и я, хоть санитаркой, хоть связной. А если нужно, я и из пулемёта научусь стрелять по фашистам. Всё смогу, привычна к трудностям, выросла в большой семье.

- Да ты совсем ещё девчонка по возрасту, тебе домой живой вернуться нужно, деток нарожать, а кто там, на передовой воюет, у того на это шансов намного меньше,- отвечал он. И убеждал:

- Пойми, что ты здесь очень нужна. Кто же будет восстанавливать железнодорожные пути, если все вот так, как ты, захотят воевать на передовой линии фронта? Здесь ты не менее важное дело вершишь, чем твой муж там.

И всё-таки позже Вера добилась своего и последние годы войны была на фронте связисткой. Способствовал этому случай. Однажды на железнодорожных путях она потеряла сознание - на здоровье отразились нелёгкое детство, скудное питание на фронте и изнурительный, тяжёлый труд на железной дороге. Молоденькие девчата таскали на себе тяжёлые шпалы, куски рельсов. Теперь на носилках Веру доставили в госпиталь. Военврач сделал заключение об отправке её в тыл, иначе не выживет. Вот тогда-то, после лечения и была она направлена в войска связи. Эта служба тоже очень нелёгкая, ответственная, но уже без той изнурительной физической нагрузки, что была в железнодорожных войсках. И кормёжка была чуть лучше. А свои фронтовые сто граммов она меняла на сахар. Это придавало ей сил.

День Победы встретила в Польше

Нашей землячке, а моей старшей сестре Вере Васильевне довелось под обстрелом форсировать Днепр на ходящих ходуном понтонах. Она участвовала в освобождении Киева, Львова. Война для неё закончилась в Польше, в красивом городе Кракове. Там и встретила день Победы. Как связистка, она первой узнала весть о капитуляции фашистской Германии.

В Кракове они с подругой жили на квартире у одного старого поляка. 16 апреля собрались отметить Верин день рождения, а этот поляк сказал: “Ни о чём не заботьтесь, я накрою вам стол”. И он действительно не поскупился на самую изысканную по тем временам еду. Как выяснилось, этот день совпал с праздником католической Пасхи. Этим и объяснилась такая его щедрость.

Домой - по шпалам

С войны Вера Васильевна вернулась домой месяцем раньше мужа. Доехала до Иноковки поездом, вещи оставила у знакомых и 18 километров до дома шла пешком. Да не шла, а, можно сказать, бежала - такой радостью переполнялось её сердце. Война закончилась, наступила мирная жизнь, а значит впереди ждёт столько хорошего! И если уж в войну выжили, преодолели все трудности, то теперь всё будет нипочём!

Возвращалась домой и мечтала поесть домашних щей, снять сапоги, гимнастёрку и надеть платье. Шла не по деревенской улице, а сократив путь, за домами. Уж больно поскорее хотелось увидеть родителей и всех своих родных. Радости их не было предела.

Когда Вера узнала о том, что муж вернулся с фронта, она не стала ждать поезда, который должен был пойти лишь на следующий день, а помчалась пешком за 50 вёрст до места, где жили его родители. Стоит ли говорить, какой желанной была встреча молодых после четырёх лет разлуки, прошедших испытаний? Они зажили душа в душу. Исполнилась их мечта, родилось трое детей: первенец - сын Станислав и две дочери - Наталья и Нина.

В свои 93 года радует родных выпечкой

Веру Васильевну в Кирсанове многие знают. Она работала в детском отделении городской больницы. Помнят улыбчивую, заботливую тётю Веру бывшие маленькие пациенты, уход за которыми их матери доверяли ей со спокойной душой.

Она и сейчас такая же - улыбчивая, доброжелательная, хлебосольная. Несмотря на свои 93 года, может приготовить выпечку, приглашает к столу, заварив свой фирменный чай на травах. Сейчас Вера Васильевна живёт, купаясь в любви и трогательной заботе своих детей и внуков. Младший внук - сын дочери Наташи - строит большой, красивый дом с башнями. Самую красивую комнату на первом этаже отделывает для бабушки Веры. Такая любовь и забота по отношению к ней- награда за все перенесённые испытания, что выпали на её долю, и за её светлую, чистую, добрую душу.

Мамино наследство

Всегда с большой любовью вспоминаем мы своих родителей. Уже после войны наша мама ходила пешком к дочери Вере в Кирсанов. Да иногда, в летнее время, ещё и босоногая, так как жили бедно, обувь берегли. В те годы не бывало у них никакой подходящей обуви. Однажды, когда наша мама шла зимой через поле, она увидела возле стога соломы волков. Закрыла глаза и пошла дальше с замиранием сердца, читая молитвы. Бог сохранил её.

Мама всегда старалась кому-то помочь. Однажды соседка попросила её вывести из хлева корову. Та не поддавалась, изловчившись, протаранила маме рогами живот. Благо, в этот день к её знакомым в деревне на отдых приехала родственница, работавшая в Москве медсестрой. Она оказала первую медицинскую помощь, на машине маму отправили в райцентр в больницу. Её сопровождали соседи, держа на весу носилки, чтобы на ухабах не причинить вреда. В тот день в Инжавинской больнице дежурил опытный, прошедший войну, хирург из Красивки Александр Гаврилович Рязанов. Пять часов длилась операция. Когда она закончилась, он вышел из операционный весь взмокший от усталости и напряжения. На вопрос, каково состояние нашей мамы, есть ли надежда, что она будет жить, ответил:

- Жить будет ещё долго и переживёт многих из нас.

В ту пору маме было 60 лет с хвостиком. Она правда жила долго - почти до 98 лет. Действительно пережила этого замечательного хирурга, рано ушедшего из жизни от неизлечимой болезни и оставившего о себе очень добрую память. Эта память и сегодня живёт в сердцах тех, кто его знал, кому он спас жизнь.

Наша мама всегда была для нас примером, не разрешала хныкать и жаловаться, а учила стойко переносить все трудности, бороться с невзгодами. В наследство от неё мы получили эту закалку, определившую наши судьбы. Никто из рода Городилиных на трудности не сетовал, всего в жизни добивался сам. Получив образование, профессию, все мы работали на совесть. Эти качества передали и своим детям. В этом, по-моему, и заключается человеческое счастье.

Фото из семейного архива Раисы ВОРОБЬЁВОЙ

Автор: 
Любовь Пьянова
Читайте также:
Наверх