/images/banners/1120_180_1.jpg

«Наша земля для врага ­ не тёплая печка…»

« Народная трибуна »
7
от
Среда, 11 февраля, 2015 (Весь день)
812
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/02/11/top68.ru-nasha-zemlya-dlya-vraga-ne-teplaya-pechka-50286.jpg?itok=6IhDzgkW
«Наша земля для врага ­ не тёплая печка…»
 
Из воспоминаний героя Великой Отечественной войны Дмитрия Пароваткина
 
   Имя Героя Советского Союза, генерал­лейтенанта в отставке Дмитрия Пароваткина хорошо известно жителям нашего района. Сегодня мы представляем вашему вниманию его воспоминания о суровых годах Великой Отечественной войны, боях и походах, в которых ему пришлось участвовать.«Мои боевые дела начались в 1939 году. Будучи командиром артиллерийского дивизиона, я участвовал в освобождении западной Белоруссии. Правда, вести бои там не пришлось, однако обстановка была по-настоящему боевой. Непрерывные осенние дожди, непролазная грязь, бессонные ночи - всё это испытали солдаты. Нам, командирам, было тяжелее вдвойне. Подразделение останавливается на отдых, а командир должен организовать охрану, проверить, не заболел ли кто, все ли солдаты накормлены. Нельзя было забывать и о «тран­спортной» силе - лошадях. В общем, иногда едва успеешь закончить все неотложные дела, а уже нужно поднимать личный состав для нового похода. Но, скажу откровенно, в этих трудных походах я получил солидную закалку, и это очень приходилось в Великой Оте­чественной войне.
   Начало войны застало меня на штабной работе в Москве. Моей задачей в первые дни её было отбирать из действующей армии артиллеристов для формирования подразделений реактивных установок («Катюш»). Так что приходилось уже тогда бывать в самом пекле, видеть войну своими глазами. В декабре после неоднократных рапортов об отправке на фронт меня назначают командиром артиллерийского полка. Впрочем, легко сказать - полка. Солдат и сержантов в нём не было совсем. Непросто было за жёстко установленный срок отобрать личный состав, а главное - научить воевать. Трудностей хватало. Помнится, к концу боевой подготовки полк должен был провести боевые артиллерийские стрельбы. Дело ясное, но артиллерийского полигона поблизости нет. Как быть?     Пришлось пойти на рискованный шаг. Но я твёрдо верил в мастерство артиллеристов. По согласованию с местной властью, предупредив обо всём население небольшого города, где располагался полк, мы в одну сторону его выбрали огневые позиции, в другую - район целей. Таким образом снаряды перелетали через весь город. Выпустили тогда их более тысячи.
   Конечно, картина хоть и любопытная, но не из приятных. Но жители городка понимали нас, да и артиллеристы не подвели. Всё прошло благополучно.И вот полк на западном фронте. Получен приказ занять оборону в стыке 10-й и 50-й армий. Фашисты тогда чувствовали себя очень бодро, вели себя нахально. С утра и до ночи курился дым над их землянками и блиндажами, расположенными на переднем крае. Образно говоря, на наших глазах они устраивали себе тёплую жизнь. Надо было дать им почувствовать, что русская земля для врага - это не тёплая печка. У меня созрел план, который командование утвердило.В ночное время солдаты в 300-400 метрах от переднего края рыли окопы для орудий. Землю выносили мешками за пределы окопов, лопаты, кирки, обувь обёртывали мягкой ветошью, чтобы не было звука. Потом ночью подвозили орудие за 500-600 метров к окопу, а затем с помощью лямок затаскивали его в окоп. Колёса орудий также обматывали ветошью. Делали всё так скрытно и мастерски, что фашисты наутро ничего подозрительного для себя в нашей стороне не находили. А между тем орудийный расчёт в течение целого дня внимательно наблюдал за выбранной целью.
    Очень точно рассчитывалось время открытия огня - буквально минуты до начала темноты. Затем несколько выстрелов, и блиндаж или дот вместе с находящимися там фашистами взлетал в воздух. Под артиллерийский грохот к окопу быстро подходил тягач и, зацепив пушку, уезжал в своё расположение. Немцы, опомнившись, обычно открывали уже по пустому месту массированный артиллерийский огонь и вели его порой часами, очевидно, считали, что уничтожили дерзкий расчёт вместе с орудием. А орудийный расчёт в это время выпивал свои фронтовые сто граммов и плотно закусывал.
    В другом же месте готовился новый окоп. И всё повторялось вновь. Таким образом полк уничтожил 90 дотов или блиндажей.Многие солдаты и командиры были тогда награждены орденами и медалями. Я был удостоен ордена Красного Знамени».

Продолжение следует....

 
Автор: 
Подготовила Валентина Шишкина (по материалам районного историко-­краеведческого музея)
Читайте также:
Наверх