Небо выбрало нас

« Наше слово »
8
от
Среда, 20 февраля, 2013 (Весь день)
2066
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2013/02/20/top68.ru-nebo-vybralo-nas-18137.jpg?itok=L6nulYUI

В нём и сейчас угадывается кадровый военный - по строгой выправке, дисциплинированности и ответственности. Полковник ВВС в отставке, бывший командир учебно-авиационного полка, мастер спорта по пилотажу, лётчик-снайпер Владимир Павлович Завьялов сегодня возглавляет один из важных участков в администрации Мичуринского района - отдел ГО, ЧС, мобилизационной подготовки, общественной безопасности. 

Наперекор обстоятельствам

  Судьба словно специально проверяла его на верность избранной профессии. Владимиру Завьялову, с детства мечтавшему о военной авиации, серьёзно подготовившему себя для службы в армии, пришлось бороться с обстоятельствами за право стать лётчиком. Среднюю школу он окончил с хорошими отметками, кандидатом в мастера спорта по гимнастике. Без проблем прошёл две врачебных комиссии - в г. Жердевке, где он родился, и в Тамбове. Для поступления выбрал престижное Харьковское высшее лётное училище, отправил туда через военкомат документы, успешно сдал экзамены, и в третий раз получил «добро» от медиков. Казалось бы, вопрос решённый, и он с радостью сообщает в письме родителям: «Я - курсант!»
Но вдруг как снег на голову - неприятная новость: учиться придётся в Барнауле, так как в Харьков прибыли 18 выпускников суворовского училища, а они зачислялись вне конкурса. Кто-то не захотел ехать в далёкий Барнаул, а Завьялов вместе с другими новичками дал согласие на перевод и отправился к месту учёбы.
…На станции Поворино состав «завис» на целые сутки. А до дома - рукой подать. И Владимир упросил командира отпустить его на несколько часов, чтобы повидаться с родителями. Но в силу семейных обстоятельств, о которых Завьялов говорить не любит, был вынужден доложить начальству, что дальше не поедет. Свою мечту, однако, он не предал. Работал токарем на заводе и упорно занимался спортом, чтобы быть в форме, снова готовился к поступлению.
  На следующий год выбрал открывшееся после длительного перерыва Борисоглебское высшее военное авиационное училище лётчиков имени Героя Советского Союза В.П. Чкалова. Сюда со всех концов бывшего СССР приехало большое количество абитуриентов. Конкурс - 12 человек на место. Владимир хорошо сдал экзамены по математике и физике, а вот сочинение его подвело: получил «тройку». И вновь ему представился шанс схватить улетающую птицу счастья за хвост. «Тройка» по русскому не умалила достоинств толкового абитуриента, выделяющегося среди других прекрасной физической подготовкой. Жалко было отпускать такого парня. И Владимира приняли в училище, но не на лётный факультет, где уже все места были заняты, а на штабной, пообещав, что при первой же возможности его переведут. Штабистом Завьялов становиться явно не собирался - он грезил полётами, небом, и поэтому вскоре начал атаковать командование письмами, в которых просил дать ему возможность стать пилотом. Писал даже в ЦК ВЛКСМ, начальнику политотдела Московского военного округа…
  «Помог случай, - рассказывает Владимир Павлович. - У одного из курсантов отец был знаком с главкомом ВВС Павлом Степановичем Кутаховым. Мне посоветовали, как выйти на него. Отослал по указанному адресу письмо, в котором рассказал о своём горячем желании служить Родине, защищать её в небе. Вскоре в училище пришёл приказ о направлении меня на врачебную комиссию и допуске к лётной практике. Я был счастлив, воодушевлён, хотя и понимал, что нелегко будет догнать остальных. Полёты уже заканчивались, а меня только начали учить на правах отстающего. Никто не верил, кроме меня самого, что за такой короткий срок можно достичь каких-то реальных результатов. Но когда командир эскадрильи майор Муха провёл со мной вылет, он уверенно доложил выше- стоящему начальству: «Этому курсанту можно и нужно учиться дальше».

Лучший из лучших

…Спустя четыре года без пяти минут офицерам на торжественном построении вручали дипломы и погоны. Приехавший на церемонию по поводу первого выпуска главком Кутахов вспомнил о том письме и вызвал Завьялова из строя.
«Молодец, лейтенант! - сказал он, вручая Владимиру красный диплом. - Вижу, что не зря тогда поверил тебе. Служи достойно!».
Завьялова, с отличием окончившего военное училище, уже ждали в одном из строевых полков. Но перед самым отъездом к месту службы его и ещё нескольких выпускников вдруг пригласил к себе начальник училища. «Принято решение оставить вас лётчиками-инструкторами, - заявил он ошарашенным таким известием молодым офицерам. - Знаю всё, что вы хотите сказать, но не горячитесь, а послушайте. Вот ты, Завьялов, сам эту школу прошёл. Тебя могли списать? Могли! Кто тебе помог, научил летать? Твой наставник. Поймите, научиться летать несложно, а вот научить этому другого может не каждый, только самый лучший из лучших. Так что вам большое доверие оказано. Подумайте хорошенько, прежде чем отказываться…»
Так Владимир Павлович начал свою службу лётчиком-инструктором в Жердевском учебно-авиационном полку и быстро стал продвигаться по служебной лестнице, что неудивительно: дело своё он любил и выполнял его на совесть, меньше всего думая о карьере. Прошёл путь от лётчика-инструктора до заместителя командира полка. Побывал в спецкомандировках в Иране, Мозамбике, на Кубе. Поступил в Военно-воздушную академию имени Героя Советского Союза лётчика-космонавта Ю.А. Гагарина. А в 1988 году его назначили командиром учебно-авиационного полка Тамбовского высшего военного училища им. М. Расковой, который базировался в Мичуринске. В этой должности он прослужил до 2002 года, ушёл из армии по выслуге лет.

На крыльях мечты

  Уверенный в себе, строгий и справедливый, всегда готовый прийти на помощь в трудную минуту, корректный, уважительный с подчинёнными - таким знали Владимира Павловича все, кто служил рядом с ним.
  За время службы он налетал 4800 часов - цифра рекордная. «По-другому нельзя, - считает Владимир Павлович. - Командир должен быть самым умелым, опытным лётчиком. В конечном итоге вся ответственность за качество подготовки курсантов лежит на нём. Его слово решающее - кому можно доверить военный самолёт, а значит и выполнение важных задач по защите Родины, а кому - нет».
За время службы он лично подготовил 24 первоклассных пилота. Бывшие курсанты, даже те, кого пришлось отчислить, благодарны комполка за науку. «Однажды на улице подходит ко мне хорошо одетый мужчина и протягивает руку, - с улыбкой вспоминает Завьялов. - Не сразу узнаю его. «Я ваш бывший курсант, которого вы отстранили от полётов, - объясняет он мне. - И правильно тогда сделали. Иначе я мог бы всю жизнь себе поломать». Расстались мы по-дружески, я был рад услышать такое признание. С другим курсантом встретился в Москве на железнодорожном вокзале. Он работал здесь начальником и помог мне достать билеты. И тоже сам подошёл, узнав. Поблагодарил за правильное воспитание. Лётчиком не стал, но в жизни не растерялся».
  Владимир Павлович относился к своим подчинённым дружелюбно. Никогда ни на кого голоса не повысил, грубым словом не обозвал, хотя в армейской среде нецензурщина процветает. Пришлось даже уволить одного инструктора за то, что грубо вёл себя с курсантом во время учебного полёта. Парень и без того был весь в напряжении, а ему с земли одни крики да мат.
  В самые трудные полёты комполка отправлялся первым, чтобы проверить степень риска в сложных метеорологических условиях. Не подставлял других, чтобы обезопасить себя. За это его уважали и любили в полку.
  В 91-ом Завьялов окончил военную академию и ему предлагали место заместителя начальника Харьковского военного лётного училища, но он отказался. Полк стал его детищем, он отвечал за него не только перед начальством, но и перед самим собой.
   В трудные для всех девяностые годы одно за другим закрывались лётные училища, расформировывались полки. Прошли сокращения штата среди лётного и инженерно-технического состава. По пять-шесть месяцев не выплачивалась зарплата, не хватало топлива для заправки самолётов. Комполка прилагал героические усилия, чтобы люди могли с полной отдачей выполнять свои служебные обязанности. «Перед началом полётов, - вспоминает Владимир Павлович, - приходилось задавать необычный, на первый взгляд, неуставной вопрос: кто и по какой причине не может сегодня выполнять свои функциональные обязанности? Но никто и никогда не сказал «не могу». С лётчиками проще - они находились на довольствии и питались в столовой. А вот техники были по сути предоставлены сами себе. Случалось, некоторые падали в голодный обморок… Я заставлял начмеда тщательно проверять личный состав перед полётами.
   Дело доходило до того, что женщины, пытаясь как-то привлечь внимание властей к бедственному положению военнослужащих, перекрывали взлётную полосу. Приходилось взлетать обманным манёвром, по грунтовке, чтобы они не успевали добежать до самолёта. А если пилот в воздухе и надо посадить машину? Уговаривали: «Ну что вы добьётесь, если ваши мужья погибнут при посадке?»
Большая заслуга Владимира Павловича Завьялова в том, что он не допустил упразднения полка. С группой своих подчинённых дошёл до главкома ВВС и выложил ему весомые доводы, с которыми тот в конечном итоге согласился. И полк, который, как и многие другие, при министре обороны Сердюкове был преобразован по западному образцу в авиабазу, продолжает выполнять свои задачи и сегодня.
Профессия лётчика связана с риском, требует огромного напряжения сил. Причём не только физических, но и моральных. Недаром один год стажа засчитывается в авиации за два.
  На счету комполка неординарных ситуаций было немало, и все они, благодаря его профессионализму, заканчивались благополучно.
  «Однажды, - рассказывает Владимир Павлович, - во время ночного полёта с курсантом, неожиданно остановился двигатель. Мы тогда осваивали новый тип самолёта - Л-39. Всё решали считанные секунды. Я не стал докладывать на землю о случившемся - надо было действовать… На снижении сделал одну за другой попытки запустить двигатель. И с третьего раза самолёт ожил…»
Растерялся бы комполка хоть на мгновение, и всё могло бы закончиться катастрофой. Вот эта психологическая готовность к действиям в экстремальных ситуациях и отличает настоящего аса от других лётчиков.
  Завьялов спас себя, курсанта, машину и был награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах».

На гражданке

  Когда Владимир Павлович ушёл со службы, первое время на гражданке чувствовал себя, как говорится, не в своей тарелке. Ещё недавно вся его жизнь была расписана по минутам. И он крутился в этом водовороте текущих забот, остро чувствуя свою необходимость, важность того, что делал. «Прихожу на аэродром, - вспоминает Владимир Павлович, - и уже сам запах керосина какой-то родной. Люди - все на своих местах. Техника в порядке. А когда поднимаешься в небо… Это чувство полёта трудно передать словами… Восторг, радость, гордость…»
  Без дел бывший комполка, конечно, не остался. На момент увольнения из армии он был действующим депутатом Мичуринского горсовета, и ему пришлось поработать в должности исполняющего обязанности заместителя председателя муниципалитета. За полтора года он понял, что не его это призвание, и когда глава Мичуринского района С.В. Щукин предложил ему возглавить отдел ГО и ЧС, согласился, о чём не жалеет.
   «Когда я вник в суть моей новой работы, - говорит Владимир Павлович, - я понял, что здесь можно сделать много полезного. От чрезвычайной ситуации, будь то стихийное бедствие, техногенная катастрофа, пожар, никто не застрахован… Необходимо знать, как предотвратить беду… С помощью главы района, который уделяет большое внимание обеспечению безопасности населения, сделано немало. Ежегодно из бюджета района выделяются на эти цели денежные средства в размере более одного миллиона рублей. Созданы единая диспетчерская, аварийно-спасательная службы, оснащённые всем необходимым для работы, действий в чрезвычайных ситуациях. Проводим командно-штабные учения, занимаемся вопросами противопожарной безопасности, в том числе установкой автоматической пожарной сигнализации. Для школ, детских садов, клубов, медицинских учреждений приобретены противогазы. Индивидуальными средствами защиты обеспечены рабочие администрации. Делаем систему оповещения по району. Это живая работа, видишь плоды своего труда».
Активно занимается Владимир Павлович общественной деятельностью. Он - заместитель председателя городской ветеранской организации, помогает бывшим военным, их семьям решать множество житейских проблем.
«Больше всего ценю в людях справедливость и честность, - признаётся Владимир Павлович. - У нас в авиации это было в крови у каждого. Когда твоя жизнь зависит от того, кто рядом с тобой, по-другому нельзя».
   Он внимательно следит за всеми событиями, которые происходят в армии. С горечью говорит о том, что за последние годы была разрушена система высшего военного образования, ведь сегодня в стране действует только одно лётное училище - в Краснодаре, и мичуринская авиабаза является его филиалом. Беспокоят его и необоснованные изменения в армейской структуре - упразднение полков, дивизий. «А у нас воинские уставы написаны кровью», - говорит Владимир Павлович. - Исторически сложился свой, особый тип армии, ведь территория страны огромная».
Ещё, как считает он, у людей притупилось чувство патриотизма, особенно это очевидно в молодёжной среде.
   Завьялов не молчит: волнующие его проблемы нашли отражение в письмах, которые были направлены в министерство обороны, в высшие органы государственной власти. С приходом нового министра обороны он надеется, что положение в армии изменится к лучшему.
Семья

   Вместе с Владимиром Петровичем идёт по жизни его верная спутница - жена Мария Алексеевна. «Она моя вторая половина, - говорит Владимир Павлович. - Без неё не стал бы я полковником, командиром полка».
   Они дружили со школьной скамьи. Когда Владимир поехал в Харьков, Мария отправилась вслед за ним. Поступив в институт, девушка бросила его, чтобы быть рядом с любимым человеком. Поженились, когда Завьялов учился на втором курсе училища, и Мария Алексеевна разделила с ним все тяготы армейской жизни, во всём поддерживала своего мужа, создавала ему надёжный тыл, домашний уют. А вскоре и на работе они были вместе: супруга комполка стала начальником секретной службы батальона связи. Когда прапорщик Завьялова вышла в запас, её сменила дочь Светлана, окончившая два вуза. Другая дочь, Варвара, занимается бизнесом.
  Подрастают внуки. Самый старший, Дмитрий, как ни пытался приобщить его дед к военной профессии, выбрал себе другую стезю - юриспруденцию, правда, военную. Самому младшему, названному в честь деда, пока только полтора года. А вот десятилетний Андрей с малых лет мечтает стать лётчиком. Знает все марки самолётов, собирает модели - их у него более пятидесяти, регулярно ездит с дедом на авиа-шоу в Жуковский, Тамбов и другие города. Владимир Павлович увлечение внука одобряет и рад, что смог передать любовь к героической, мужественной профессии своему наследнику. Кто знает, может, и он тоже выберет себе настоящую мужскую работу - защищать Родину.

…Когда Владимир Павлович слышит гул самолёта, он не может оставаться равнодушным. Поднимает голову, пытаясь рассмотреть маленькую серебристую точку в вышине. «Летают ребята наши, летают… Значит, не зря старался сохранить полк, аэродром».
И не зря небо выбрало его своим верным другом…

Фото из архива В.П. Завьялова

Автор: 
Галина Свиридова
Читайте также:
Наверх