О Петровых начистоту

« Жердевские новости »
9
от
Среда, 25 февраля, 2015 (Весь день)
669
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/02/25/top68.ru-o-petrovykh-nachistotu-51004.gif?itok=oj2uAHWV
Мои сегодняшние герои – это жители д. 2-я Александровка Анна Ивановна и Иван Николаевич Петровы, которые живут вместе душа в душу уже более полувека.
 
«Быстро ли пролетели 50 лет?» – спрашиваю я у них. «Кажется, что очень быстро, – отвечают они мне в один голос. – Наша жизнь прошла в труде». А затем они стали рассказывать о прожитом, погрузившись в воспоминания. О чем-то говорили с улыбкой, но иногда в их глазах блестели слезинки.
 
Оба они родились в этой деревне. Правда, Анна – из той части, которую называют здесь Хлебиновкой, а Иван – из Николаевки.
 
Глава семьи с горечью вспоминает свое голодное послевоенное детство. Мать с трудом тянула на себе всю семью. Чтобы хоть как-то прокормиться, в ход шло все: лебеда, жмых, речные ракушки. Есть хотелось постоянно. Спасаясь от голода, мать увезла Ивана в Сталиногорск, где была возможность отоваривать продуктовые карточки, но уже в 1947-м  они снова вернулись на родину. За время их отсутствия здесь мало что изменилось. Доходило до того, что брали овечьи шкуры и из кожи, нарезанной на длинные полоски, варили бульон. Однажды поздней осенью по дороге в школу маленький Ваня забрел на колхозное поле в поисках мерзлой картошки, а грязь была такая непролазная, что единственные теткины сапоги, которые были на нем, намертво завязли, и домой он пришел в одних голенищах. Ох и досталось ему тогда!
 
Так случилось, что в избе, в которой они жили, дед был единственным мужчиной. Остальные – женщины: тетки, невестки, снохи. Как трудно им было без мужской опоры! Так что вся надежда была на подрастающего Ивана.
 
В 16 лет он уехал в Магнитогорск, где выучился плотницкому делу. Там он и остался в бригаде плотников на металлургическом заводе. Вспоминает, как однажды к ним на завод приехала делегация,  во главе с   Джавахарлалом Неру и Индирой  Ганди – индийскими  лидерами. Отец и дочь заключали контракты на строительство подобного завода и в их стране.
 
А еще Иван Николаевич бережно хранит комсомольскую путевку, по которой молодых ребят направили на строительство Куйбышевской ГЭС. Там их плотницкая бригада трудилась на отделке школы, клуба и общежития. После того, как гидроэлектростанция была сдана в срок, Петров остался работать здесь слесарем, а по вечерам учился на шофера. Из Куйбышева его и призвали в ряды Советской армии. Служить довелось на Дальнем Востоке, в городе Советская Гавань Хабаровского края, куда эшелон с новобранцами добирался аж 28 суток! Службу там он вспоминает с удовольствием. Иван попал на катер, обслуживающий водолазные работы. Он был компрессорщиком – подавал воздух водолазам. Было не так легко, как кажется. Порой случались и чрезвычайные ситуации. Как, например, китайский сухогруз, заходя в порт, задел и повредил лежащий на дне кабель, по которому Сахалин снабжался электричеством. Пока остров жил на резервном освещении, бригада И. Петрова в очень непростых условиях ликвидировала аварию. Затем была работа в хозчасти. Всего же Иван Николаевич отслужил два года семь месяцев. Его оставляли на сверхсрочную, но он вернулся домой, хотя знал, что жизнь в отличие от отлаженной армейской его ждет несладкая. Но дома его мужские руки были нужнее. Когда Иван вернулся, деда уже не было в живых, а женщинам одним было совсем тяжко. Даже отапливать их небольшой саманный домик  было целой проблемой. Так, им приходилось вязать пуховые платки, чтобы, продав их, купить немного навоза для печки. С приходом Ивана жить стало немного полегче. Он устроился в колхоз, где ему выделили старенький ГАЗ-51 без колес, который ему пришлось доводить до ума, и вскоре начал строить дом, а то в старом стало совсем тесно.
 
Несмотря на все трудности, молодость брала свое, и по вечерам парни и девчата собирались в местном клубе, где отплясывали под старенький патефон. Там, в клубе, Иван и обратил внимание на красавицу Анну. Как только увидел ее, сразу понял, что всю  свою жизнь хочет прожить именно с ней.
 
Жизнь девушки тоже была нелегкой. Будучи совсем юной школьницей, Анна уже имела в колхозе свой пай свеклы, на прополке которой приходилось трудиться все лето. А еще, тоже по комсомольской путевке, Анна работала на местной ферме. Условия там были еще те! Девушкам приходилось таскать на себе тяжеленные кошелки с силосом, доить коров вручную. После 7-го класса она поступила в Чакинский техникум, но, когда оттуда пришел вызов – осталась дома, так как денег для того, чтобы оплачивать проезд и проживание, не было. Дети, которых в семье было шестеро, рано остались без матери. Отец пришел с войны инвалидом и устроился охранять заключенных, которых содержали в здании монастыря в п. Д.Бедный. В доме никогда не было вдоволь еды, питались  чем придется. Ребятишки обрадовались было, когда отец стал работать кладовщиком на продуктовом складе – вдруг что-то перепадет и им?! Но не тут-то было. Честность и порядочность не позволяли бывшему фронтовику взять что-то даже для своих вечно недоедающих детей. Когда они приходили к нему на работу и умоляюще смотрели на фляги с медом, отец сердито указывал им на ссыпанный в углу жмых. Его вот можно было взять, но только немного.
 
Тогда редко кто в деревне жил лучше, поэтому на свою жизнь и не жаловались, всем было тяжело, но все равно, вспоминают супруги, люди были тогда проще и душевнее.
 
А тогда, на танцах, Анне в первую очередь понравились глаза Ивана.
 
– Они показались мне такими родными, словно говорили: «Не сомневайся, я надежный», – признается Анна Ивановна. – Я каждый день благодарю Бога за то, что послал мне такого прекрасного, заботливого мужа, с которым не страшно было шагать по извилистым дорогам жизни, чувствуя себя как за каменной стеной.
 
– А меня в Анечке покорила ее обаятельная улыбка, – рассказывает Иван Николаевич про встречу с будущей женой. – А еще я до сих пор помню красный газовый платочек, который был у нее на шее.
 
С этим платочком он не расставался и в Волгограде, куда уехал на заработки. Уже оттуда стал писать ей, звать в гости. Анна первое время удивлялась: неужели в таком большом городе он не нашел себе никого получше? Но жизнь без Анны Иван уже не представлял. Вернувшись во 2-ю Александровку, он тут же заслал к девушке сватов, и на Михайлов день они сыграли скромную свадьбу. Жить стали с многочисленной родней мужа. Сейчас и со свекровью-то мало кто живет, сетует Анна Ивановна, а тут целых десять женщин. Так и жили большой семьей, вместе свадьбы играли, вместе провожали в последний путь… В том доме и родилась у Петровых первая доченька, Ольга. Но мечта о собственном гнездышке была всегда. И Иван решил строиться. Сруб для будущего дома он вез аж из Волоколамска. Дом поднимал сам. Тут и пригодились ему плотницкие навыки. Младшие дети, Сергей и Людмила, появились на свет уже в новом доме. Анна Ивановна тоже не сидела без работы. Трудилась в колхозной столовой, а когда стало подводить здоровье – почтальоном, затем поваром в школьной столовой.
 
Так в бесконечных трудах и заботах и проходила жизнь семьи Петровых. Даже ругаться по-настоящему было некогда. Ивану нужно было обеспечивать семью, Анне – уют в доме. Все их детки росли в большой любви. Глядя на отца с матерью, не знающих ни минуты отдыха, они сами по возможности старались во всем помогать им, были не избалованными, а самостоятельными, добрыми и желанными.
 
Постепенно дети вырастали, обзаводились своими семьями, один за другим стали появляться внуки, которые с удовольствием приезжали к бабушке с дедушкой в деревню, чтобы вволю побегать босиком по лугу, вдоволь наесться яблок и груш из сада, попариться в собственноручно собранной дедом баньке и просто поучиться у них добру, мудрости и трудолюбию.
 
Все бы ничего. Только вот здоровье стало в последнее время подводить. Подкосилось оно и после внезапной потери старшей дочери. Анне Ивановне все чаще приходится вызывать «скорую помощь». Зимой-то еще ничего – можно к ним, на край деревни, проехать машине, а вот летом – беда. Плотина, связывающая их с центральной частью села, уже много лет находится в аварийном состоянии, ездить по ней опасно для жизни. А ведь если есть дорога, есть и жизнь. Те, кто остался жить здесь, на процветающей когда-то родине, не переехал отсюда в поисках лучших условий, уповают на то, что когда-нибудь власти вспомнят о них, и во 2-й Александровке обновят наконец-то плотину. И она вдохнет в деревню новую жизнь. И старожилы поймут, что не брошены здесь на произвол судьбы, а у их малой родины появится будущее. Кстати, Иван Николаевич даже согласен вложить собственные средства, если власти решатся на ее восстановление.
 
Общаясь со счастливыми семейными парами (а то, что семья Петровых по-настоящему счастлива, видно даже невооруженным глазом), вместе шагающими к осени жизни, я всегда восхищаюсь их добрым отношениям. Люди, пережившие разные испытания судьбы, стараются довести до молодых, что только в семье – настоящее счастье. И желание Петровых – жить в благополучии и мире, хранить очаг родного дома и радоваться успехам своих детей, внуков и правнуков.
 
Автор: 
И. Старова
Читайте также:
Наверх