Пике в огненном небе

« Наш вестник »
20
от
Среда, 13 мая, 2015 (Весь день)
535
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/05/13/top68.ru-pike-v-ognennom-nebe-55939.jpg?itok=wZUQJhmY

Этого мужчину с широкой, светлой улыбкой на лице, которого вы видите на фотографии, котовчане хорошо знают. Знают и как героя Великой Отечественной войны, и как бывшего преподавателя военного дела средней школы №2, и просто как хорошего, душевного, отзывчивого человека. 

Так хотелось отомстить за отца
 
Станислав  Михайлович  Тимошин в скором времени отметит свое 90-летие, многое он повидал за свою жизнь, но, как и раньше, не снимает улыбку с лица,  охотно делится своими воспоминаниями, накопленным опытом с молодежью. Тяжелые годы войны, приведшие нашу страну к Великой Победе,  в его памяти  останутся навсегда, времени не стереть их.
 
Родился Станислав Тимошин в 1925 году в Средней Азии. После окончания восьмилетки поступил в горный техникум. В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, учащиеся этого учебного заведения были направлены на Урал, в город Соликамск - восстанавливать работу эвакуированного с Украины химического комбината. Выполняли ребята все задания, какие поручали, на совесть.
 
Вскоре мой собеседник узнает, что на фронте погиб его отец. И тогда он, будучи 17-летним пареньком, решает тайком сбежать на фронт, горя желанием мстить врагам за близкого человека.  
 
Путь до передовой был неблизким; чтобы осуществить задуманное, Станислав, например, прятался под вагонами эшелонов, устремлявшихся  на запад. Мог в таком случае и под колеса угодить… 
 
Все попытки попасть туда, на фронт, где велись жестокие, отчаянные бои с врагом, оказались в тот период для него неудачными. Паренёк смог добраться только до города Карабаш, что на Урале; здесь жила его дальняя родственница. 
 
Когда же на фронт?
 
Но желание попасть на передовую не угасало, напротив, крепло и крепло. Зимой 1942 года, когда Станислав, с помощью родственницы устроившийся на Карабашский медеплавильный завод токарем, бесперебойно вместе с другими выпускал снаряды для фронта, он узнал, что на Урале формируется  танковый корпус. Туда и захотел попасть Станислав Тимошин. Он не уставал бесконечно обивать порог городского военкомата с просьбой призвать его в армию. Но военкому так надоели эти хождения, что он приказал запереть парнишку в одном из кабинетов. Почти тут же весь состав военкомата убыл на три дня в один  из районов для мобилизации добровольцев, о Станиславе же впопыхах забыли…  
 
За трехдневный прогул, пусть и не по своей вине, молодому рабочему Тимошину грозил трибунал. Военком, спасая парнишку, отправил его в Свердловское военное училище. Но командование, прибывшее на смотр войск, новенького, как будущего лейтенанта, забраковало: какой уж там офицер из такого маленького ростом, щупленького  паренька… Решено было отправить его в маршевую роту - подкормить и на передовую. 
 
Но в дело вмешался случай в виде представителя авиационной школы штурманов и стрелков-радистов, который прибыл набирать пополнение. Дальнейшая воинская судьба Станислава Тимошина наконец была определена. Осталось подучиться в  ускоренном темпе - и на фронт.
 
Сорок три боевых вылета
 
В звании старшего сержанта и в качестве стрелка-радиста Станислав Тимошин был направлен в 362-й авиационный полк авиации дальнего действия. Дальнюю авиацию можно сравнить, например, с партизанской войной: бои всегда на территории врага, надежда только на самого себя, на мастерство  штурмана и пилота, на весь слаженный экипаж (он состоял из 12 человек).  Бомбили крупные месторасположения фашистов, где наблюдалось большое скопление их боевой техники и живой силы. В составе своего экипажа наш земляк сделал 43 боевых вылета, громя ненавистного противника. 
 
- Мы бомбили Тильзит, Ригу, Данциг, Хельсинки, Будапешт, Гросхайдекруг, Либаве, Кенигсберг, Виндаве, Берлин, - вспоминает мой собеседник. - Пришел ты, враг, на мою землю, теперь вот получай "подарки" с неба от советской дальней авиации. И получали по полной программе.
 
С чувством выполненного долга
 
Когда бомбили Ригу, продолжает свой рассказ Станислав Тимошин, боевые условия заставляли действовать наиболее слаженно и чётко. Наши тогда не потеряли ни одного самолета. За успешные действия при налётах на Ригу полк, в котором воевал наш земляк, получил наименование "Рижский". 
 
Трижды довелось ветерану бомбить Берлин. Он, как сейчас, помнит  долгую дорогу до логова фашизма, длительностью в 6-7 часов только в одну сторону - в воздух поднимались из-под Москвы, с аэродромов других близлежащих городов. 
 
- Во время последнего налета на Берлин мы совсем, можно сказать, обнаглели,  - рассказывает Станислав Михайлович, - опустились на высоту 150-200 метров. Из кабины я увидел вдруг какое-то странное животное. Оказалось, это был  жираф (пролетали-то как раз над зоопарком), это животное я видел впервые в жизни. Вот и таким боком может обернуться война.
 
На всю жизнь врезался в память ветерана Великой Отечественной войны и такой эпизод:
- Это было перед окончательным взятием советскими войсками Берлина. Наш бомбардировщик летит мимо какого-то городского высокого здания. На самой его верхушке "красуется" гитлеровский флаг, советские солдаты устремляются вверх, чтобы сорвать его, а фашисты им мешают, поливают огнем. Ну, думаю: сейчас вам, вражины, дам прикурить. И стал с огромным рвением стрелять по противнику. Потом вижу: один из наших солдат зацепил полотнище и содрал его... Так что из Берлина наш экипаж возвращался домой довольный, с чувством выполненного долга.
 
 
Виват, победители!
 
Восемь благодарностей Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина получил каждый член экипажа бомбардировщика, на котором летал Станислав Тимошин, за успешные операции. За бомбардировку Инстербурга мой собеседник был награждён медалью "За отвагу". 
 
Бесценной реликвией являются  для него и другие медали: "За взятие Кенигсберга", "За взятие Берлина". Все они украшают китель нашего земляка.
 
С особой гордостью вспоминает ветеран участие своего боевого полка в первом Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года. Военная эскадрилья красивым строем прочертила московское небо, приветствуя наших солдат, с гордостью маршировавших по Красной площади. Мы выстояли, мы победили!
 
С 1948 по 1952 годы Станислав Михайлович также участвовал в воздушных парадах в Москве (на первомайском, ноябрьском и в честь Дня авиации). Мой собеседник признаётся, что ему нравилось летать, небо покорило его сердце. А сослуживцы всегда считали его везунчиком, говорили: если он летит с ними на борту самолёта, то никакой беды не стрясется. 
 
Русая коса судьбы сплела
 
В 1947 году Станислав Михайлович экстерном сдал экзамен в техническое училище, получил офицерское звание младшего техника-лейтенанта и был назначен на должность начальника связи авиационной эскадрильи. В Белоруссии влюбился в девушку Анну, которая работала в библиотеке воинской части. 
 
- Это ее красивая длинная русая коса сплела  навсегда наши судьбы, - шутит ветеран.
 
Создали влюбленные семью, постарались навести уют в землянке, где даже держали поросёнка. Через некоторое время родился первенец Валерий. Потом Станислава Тимошина перевели в Брянскую область, а оттуда в закрытый военный городок в Крыму. В 1951 году родилась дочь Людмила. 
 
В 1952 году мой собеседник переведён на работу в лётно-испытательный институт. Судьба его по-прежнему продолжала испытывать на прочность. В следующем году он принял участие в испытании первой водородной бомбы в Семипалатинске; потом трижды работал на полигоне на Новой Земле, участвовал в учениях в Тоцком. 
 
От бескрайнего моря к вековым соснам
 
Когда в 1960 году Станислава Тимошина демобилизовали по состоянию здоровья, то решено было всей семьёй  переехать в Котовск. Когда-то от сослуживца мой собеседник был хорошо наслышан об этом прекрасном городе. Так берег моря, где жили, Тимошины навсегда сменили на живописную среднерусскую природу. 
 
Глава семьи Станислав Тимошин устроился в школу №2, был лаборантом в физическом кабинете, а когда в школьную программу ввели военное дело, стал обучать ему ребят. Проводил соревнования, формировал в учениках умение жить в полевых условиях, даже к азбуке Морзе приобщал. Всегда ветеран находился в движении, в работе.  
 
А когда здоровье ухудшилось, попросился Тимошин быть художником-оформителем. Справлялся с делом отлично. А еще коллеги уважали Станислава Михайловича за золотые руки, он мог отремонтировать буквально всё: к нему несли обувь, часы, утюги, зонты…
 
Пока бьется сердце
 
Многие ученики Станислава Тимошина пошли по стопам своего учителя, связали жизнь со службой в армии. Среди них, например, офицеры разного ранга Игорь Симонов, Александр Пахомов, Александр Скосарев, Сергей Токарев, Геннадий и Валерий Татарниковы, Андрей Ходаев. 
 
Мой собеседник, кстати, является еще и основателем педагогической династии. Его дети  Валерий и Людмила в свое время пошли по стопам отца, посвятили свою жизнь школе, в которой преподавал Станислав Михайлович. В средней школе № 2 учились также три внука и правнучка ветерана. 
 
 И сегодня, празднуя 70-летие Великой Победы, Станислав Тимошин готов часами рассказывать своим внимательным собеседникам о разных эпизодах из своей боевой биографии. 
 
Война прошла через сердце Станислава Михайловича, и, пока оно бьется, боль того горького времени так и будет жить в нем, сколько бы десятилетий ни минуло, ни осталось за плечами.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Автор: 
Анастасия Жидкова
Читайте также:
Наверх