Победители невидимой смерти

« Знамя »
16
от
Четверг, 23 апреля, 2015 (Весь день)
1380
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/23/top68.ru-pobediteli-nevidimoi-smerti-54300.jpg?itok=FvItNc2H

26 апреля 1986 года произошёл взрыв ядерного реактора на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. Мощный выброс радиоактивных веществ надолго сделал огромную площадь полностью непригодной или опасной для жизни. Но последствия аварии могли бы быть ещё более чудовищными, если бы не люди, вставшие на защиту страны от невидимой смерти.  

О подвиге ликвидаторов последствий Чернобыль­ской катастрофы, среди которых были военные и гражданские лица, мы неоднократно рассказывали на страницах районной газеты. Труднее все­го пришлось тем, кто ту­шил пожар на энергоблоке и первым начал устранять по­следствия аварии. Многие из них погибли.

Но опасная и напряжённая работа продолжалась и в 1987 году, и позднее. Необхо­димо было предотвратить распространение радиационного заражения на ещё большие площади, уменьшить причинённый катастрофой вред. О том, как это было, мы попросили рассказать участника тех событий, полковника ВДВ в отставке Ю.С. Халикова.

— Ликвидация последствий аварии потребовала большого напряжения сил всего Советского Союза. Вскоре после взрыва во всех военных округах начали формировать полки гражданской обороны и направлять их в заражённую зону, — вспоминает Юлдаш Сафарович. — Меня назначили заместителем начальника оперативной группы гражданской обороны СССР по материально-техническому обеспечению. В зоне аварии я провёл 115 дней, начиная с 1 февраля 1987 года. Выяснилось, что жи­тели Средней Азии менее восприимчивы к лучевой бо­лезни, чем северяне. Сказы­вается наша привычка к повышенной солнечной ра­диации. Поэтому среди ликвидаторов аварии было не­мало уроженцев среднеазиатских республик. Тем не менее, впоследствии многие из моих товарищей умерли от болезней, вызванных ра­диацией. Наверное, можно было как-то уклониться от опасной командировки, но у нас не было такого обыкновения. Родина посылает — значит, надо.

В обязанности Ю.С. Ха­ли­кова входило обеспечение участвовавших в ликвидации аварии частей всем необходимым — от продовольствия и обмундирования до горюче-смазочных материалов. Тре­бовалось всего очень много. Например, спецодежду меняли дважды в день, а использованную выбрасывали. Лич­ному составу требовалось также постоянно мыться, пи­таться особым образом, по­стоянно соблюдать строжайшие меры безопасности. Жи­ли военнослужащие в большинстве в палаточных лагерях. Руководство, в том числе и Юлдаш Сафарович, размещалось в городе Припять, где до катастрофы жили сотрудники электростанции. В помещениях не открывали окон, трижды в день мыли полы, принимали другие меры для предотвращения заражения.

В задачу полков ГО входила уборка радиоактивных материалов, вплоть до верхнего слоя почвы, и захоронение их в могильниках. Туда же отправлялось использованное оборудование, за­щитные костюмы, одежда и так далее. Меры безопасности помогали, но всё равно ликвидаторы получали из­рядные дозы радиации. Осо­бенно опасными были осадки — снег, а потом и весенние дожди. От них вдали от строений и транспорта предписывалось укрываться под специальными плащ-палатками. Всех постоянно проверяли врачи, но, полученные ликвидаторами дозы радиации, по словам Юлдаша Сафаровича, в отчётах часто занижали.

— Самое опасное в радиации — её невидимость и не­осязаемость. Приходи­лось по­стоянно напоминать себе и другим о неизбежных последствиях малейшей беспечности, — добавляет полковник Халиков. — Особенно тяжело оказалось весной. В обезлюдевших городах и сё­лах цвели сады. Никогда пре­жде не видел такой буйной растительности, огромных цветов и наливавшихся на гла­зах фруктов. Помню не­обычайно крупные ландыши и цветы малины. Реки кишели рыбой, кабаны и олени выходили к населённым пунктам. Но всё это несло в себе смерть.

Помимо работы по захоронению радиоактивных отходов, военные охраняли заражённую зону от посторонних лиц. Всё население оттуда было спешно эвакуировано сразу после взрыва на АЭС. Но отдельные жители, в основном старики, категорически отказались уезжать и остались в опустевших деревнях. Им тоже требовалась помощь военных.

Авария на Чернобыльской АЭС стала крупнейшей радиационной катастрофой в истории. Хочется надеяться, что таковой она останется и в будущем. Последствия её сказываются до сих пор. Но если бы не каждодневный героизм участников ликвидации, многие из которых живут и в на­шем районе, то последствия могли оказаться намного ужаснее. Однако благодаря их усилиям и готовности к самопожертвованию, ущерб удалось снизить настолько, насколько это во­обще возможно. Каждый из нас обязан об этом помнить.

Кстати...  
Это кажется невероятным, но полковнику Халикову уже который год всё никак не могут предоставить российское гражданство. Видимо, нескольких десятилетий службы в рядах советских воздушно-десантных войск, войны в Афганистане, участия в ликвидации Чернобыльской аварии, многих лет службы на российской военной базе в Тад­жи­кис­тане (где, кстати, Юл­даш Сафа­ро­вич встречался с президентом Пу­ти­ным в 2012 году) для этого недостаточно. В отличие, скажем, от «великих заслуг» одного не лю­бящего платить на­логи французского ак­тёра, которому гражданство предоставили в течение нескольких дней.    

Автор: 
Дмитрий Хатунцев
Читайте также:
Наверх