Пока не будет похоронен последний солдат…

« Город на Цне »
22
от
Среда, 27 мая, 2015 (Весь день)
2062
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/05/27/top68.ru-poka-ne-budet-pokhoronen-poslednii-soldat-56202.jpg?itok=qGPO1sfj
Поисковая вахта в Велиже – маленьком райцентре Смоленской области, расположенном в 18 км от белорусской границы, не первая и даже не десятая. Минимум раз в год, а чаще всего, два, на протяжении уже семи лет наш небольшой отряд занимается в его окрестностях работой, которая не может стать рутиной – подъёмом и перезахоронением советских солдат, погибших   в боях 1942–1943 гг.
 
Миг поездки
 
И в этот раз сборы были недолгими – не первая вахта давно уже сформировала необходимое снаряжение – и вечером наша команда выехала по направлению к Москве. Дорога предстояла длинная, больше 1000 км, но это отнюдь не уменьшало энтузиазма и радости. Выбраться хотя бы на неделю в лес из города – редкое удовольствие.

График движения уже выработан годами, а потому мы счастливо минуем главную дорожную напасть – транспортный узел «Москва» с его перманентными и многокилометровыми пробками, не забыв отметить, что «хвост» «из Москвы в Тамбов» становится всё длиннее, и «слегка» поругав Собянина за отсутствие указателей при въезде-выезде на постоянно реконструирующуюся и достраивающуюся МКАД, что лишает провинциала всяких гарантий  попасть именно на желаемое направление. Опыт, хорошая погода и с каждым годом улучшающаяся дорога позволили добиться желаемого результата – рано утром мы въехали в Велиж…

 
Велиж как он был
 
Велиж – очень старый городок. Первые поселения относятся ещё к домонгольским временам, когда на Лидовой горе была построена небольшая крепость, удобная не только для контроля за движением по Западной Двине (часть пути «из варяг в греки»), но и для обороны – влезть на почти отвесный склон и сейчас весьма непростая задача. Жизнь в город вдохнула императрица Екатерина – солидные особняки, мощёная булыжником мостовая…

Польские паны и купцы-евреи. Перед Великой Отечественной войной Велиж был тихим еврейским местечком: об этом и сегодня напоминает заброшенное кладбище, ухаживать за которым некому – за несколько лет оккупации фашисты уничтожили почти всех родных и близких умерших.

 
Велиж как он есть
 
Если автомобильные дороги с годами становятся всё лучше, то районный центр Велиж в лучшем случае остаётся всё таким же – захолустным местечком, жители которого зарабатывают себе на жизнь, работая в органах власти всех уровней и ветвей, рубя бани и дома для жителей более удачливых городов и обслуживая вышепоименованных работников.

В прошлом году жизнь слегка оживилась, когда просел мост через Западную Двину, служащий не только движению транспорта через город, но и соединению двух его половин. Началось неторопливое следствие, был построен чуть ниже понтонный мост, и жизнь снова вошла в своё русло. А в целом всё осталось по-старому – малоэтажные пыльные дома, более или менее разваленные дороги, памятник Ленину, да два новых светофора, регулирующих почти отсутствующее автомобильное движение на двух, соответственно, перекрёстках.

 
Лагерь
 
Велиж окружён лесами и болотами, но нам, практически старожилам, не составило труда найти великолепную поляну для установки лагеря – небольшой лесок отделял нас с одной стороны от дороги, а с другой – от Западной Двины. Сосны, берёзы, свежая зелень – что ещё можно пожелать в начале мая?

Лагерь ставили быстро, хотя вещей было более чем достаточно – штабная палатка, она же столовая, она же – клуб с газовой плитой, генератором, столами-стульями, персональные палатки, необходимые хозяйственные покапушки… Через пару часов городок тамбовских поисковиков был готов принять его обитателей.

 
Недремлющее око закона
 
Поисковые работы регулируются законодательством, к тому же Велиж – приграничная зона, а потому юридические формальности выполняются строго. Как правило, необходимые документы заполняются и сдаются в местный РОВД на следующий же день. В этот раз то ли в связи с приближающимся юбилеем Победы, то ли просто от скуки, «око закона» обратило на нас внимание сразу по приезде. Ещё не была поставлена штабная палатка, а нас посетила местная полиция в чине майора. Впрочем, он был весьма корректен и вежлив, удовлетворился нашим обещанием заехать со всеми документами завтра, пообещал охрану от хулиганов и, оставив визитку, отбыл. Чтобы закончить тему, скажу, что «силовики» приезжали к нам ещё дважды – пограничники и ещё какие-то местные полицейские, которым мы предложили проехать в РОВД, не забыв сообщить данные всё того же майора.
 
Поиск
 
В окрестностях Велижа мы ориентировались очень хорошо, а потому определить район поисковых мероприятий не составило труда – совхоз Миловиды, деревня Нивы, расположенные в километре-двух от нашего лагеря. Зимой 1942-го наши части, оттесняя фашистов от Москвы, вышли на рубеж дороги Витебск–Велиж и с ходу начали её «резать». Бои шли по обе стороны дороги – со стороны Нив и со стороны Западной Двины. По обеим сторонам этой дороги мы и поднимаем наших солдат… Их осталось лежать здесь много.

Только маленький лесной «пятачок» между Миловидами и Нивами – около 10 квадратных километров – упокоил не менее десяти тысяч бойцов. Погибших собирали и хоронили – наши, немцы, но сотни и сотни бойцов так и остались лежать в лесах и болотах. Два раза в год на новом братском кладбище под Велижем появляются новые братские могилы, в которых находят упокоение найденные поисковиками советские солдаты. А от совхоза Миловиды ничего не осталось – только распаханное поле, на котором видны остатки домов да господский яблоневый сад на обрывистом берегу маленькой речушки.

 
Бойцы
 
Вахты в Велиже проходят постоянно. Местные, областные, всероссийские. Окрестности пройдены, прощупаны и прозвонены. Найдены тысячи и тысячи бойцов. Верховых, санитарных, госпитальных… И каждый год их находят снова и снова. Причем даже там, где, казалось бы, уже всё исхожено, обыскано и перекопано – три «верховых» бойца на немецких позициях в двухстах метрах от лагеря, «санитарка» на девяносто восемь человек у заброшенного дома в деревне, девять солдат на месте бывшей деревни…

И это ещё далеко не всё. Так, только на территории Нив есть три санитарных захоронения, самое маленькое из которых – на сто бойцов, а самое большое – на шестьсот. Их точное нахождение неизвестно. В этот раз мы нашли трёх «верховых» бойцов, погибших зимой 1942 г. в районе Нив. Один был «назвонен» на ложку, с вторым был найден медальон, так называемый «смертник» – редкая находка, наши бойцы не часто хранили медальоны, считая это плохой приметой. К сожалению, данные на вкладыше либо отсутствовали изначально, либо были утеряны со временем.

 
Мы живы, пока о нас помнят
 
Совершенно неожиданно в лагерь прибыл гость. Приезжий из Владимира искал место гибели своего деда, который, по его данным, был убит под Миловидами. Фамилию он нашёл на Лидовой горе – там расположен мемориальный комплекс, на котором установлены плиты с именами десятков тысяч солдат, погибших в боях за город.

Мы показали ему, как проехать ко всё тем же Нивам. Но его дед мог погибнуть и на другой стороне Западной Двины – в прошлом году мы поднимали там большое санитарное захоронение, сделанное немцами, и в ботинке одного из погибших солдат была найдена иконка Владимирской Божией Матери…

 
Возвращение
 
Оно, слава Богу, оказалось вполне рядовым. Хорошая дорога, хорошая погода и отсутствие пробок – всё сопутствовало нам, чтобы на рассвете въехать в просыпающийся Тамбов. Произведя впечатление своим не очень опрятным видом на ранних горожан, мы начали вновь привыкать к городской жизни с её городскими проблемами...
 
 
Фото автора
Автор: 
Сергей САМГИН
Читайте также:
Наверх