Помнить - тяжело, забыть - нельзя

« Сельские зори »
47
от
Среда, 19 ноября, 2014 (Весь день)
743
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/11/19/top68.ru-pomnit-tyazhelo-zabyt-nelzya-46311.jpg?itok=dHrGq4y-

Сегодня мы всё чаще вспоминаем тех, кто ужасы и тяготы войны познал ещё ребёнком. Были дети, для которых ужасы войны усугублялись их полным бесправием, каждодневным унижением и страхом за свою жизнь. Это малолетние узники концлагерей. Жертвами фашистской неволи стали более 5 миллионов детей, дожил до освобождения лишь каждый десятый ребёнок. Один из них - житель Новоситовки Александр Филиппович Шмарин.

Само сочетание слов "дети-узники" заставляет задуматься о безумии людей, именующих себя разумными. Война - это не только человеческие жертвы, потери в бою, это и нравственные потери, это искалеченное детство, отчаяние и горе матерей. Во все времена, во всех войнах были убитые и пленные, но до Второй мировой ни в одной войне так не страдали дети. Фашизм не признавал возрастного различия. Сотни тысяч детей с матерями и без них оказались в концлагерях и гетто.
Анастасия Николаевна Шмарина перед самой войной в поисках лучшей доли по вербовке отправилась в поселок Дружная Горка, что в Ленинградской области. Женщина работала на стекольном заводе, вместе с ней жили два сына и дочь. Фашисты вошли в посёлок в конце августа сорок первого года, Шмарины до этого времени эвакуироваться не успели. Так семья оказалась в оккупации. 
Как только руководство вермахта осознало, что план блицкрига провалился, было решено использовать русскую рабочую силу на своей территории. В ноябре 1941-го года Анастасия Шмарина вместе с детьми была насильственно отправлена в Германию. До Великих Лук пленные шли пешком, потом до самой вражеской державы ехали в вагонах-теплушках. 
На месте прибытия Шмариных ждал общий барак, мама жила вместе с детьми. Анастасия Николаевна работала на железной дороге, дети целый день оставались в бараке, за ними присматривал надзиратель. В соответствии с государственными инструкциями немецких властей предусматривалось, что "все рабочие должны получать такую пищу и такое жилье и подвергаться такому обращению, которые бы давали возможность эксплуатировать их в самой большой степени при самых минимальных затратах". Поэтому кормили плохо - пареной брюквой, да и то не досыта. Однако, совсем маленьким давали в сутки четвертинку молока. Жизнь в лагере Александр Филиппович помнит плохо - совсем маленький был, в сорок первом ему только три годика было. Помнит, что в Германии младшая сестрёнка умерла от кори, а где похоронили - неизвестно.
В апреле 1945-го года лагерь освободили американские войска. После немецкого концентрационного лагеря Шмарины попали в фильтрационный лагерь НКВД в городе Кирхмёзер, где проходили проверку до конца июля. И только после этого был возможен путь домой. Решили возвращаться на родину - в Новоситовку. Здесь купили небольшую избушку в два окошка, почти землянку. И зажили не то, чтобы счастливо, но мирно и спокойно.
Саша ходил в школу - до пятого класса в Новоситовскую, потом - в Ивановскую. После школы работал в колхозе пастухом. Потом уехал в город, в Грязи, выучился на техника-осеменатора и вернулся обратно в колхоз. Профессия, которой овладел Александр, в селе нужная, и специалист из него получился хороший, грамотный, ответственный. Поэтому и знаком был всей округе. И жену себе взял не из последних. Мария Николаевна работать по-взрослому, дояркой на колхозной ферме, начала в 14 лет. Всегда добивалась высоких показателей в работе и даже избиралась депутатом областного Совета депутатов трудящихся как передовик производства. А к главе семейства и сейчас по старой памяти люди обращаются, когда животине помощь потребуется осмотреть, укол поставить, роды принять. Александр Филиппович никому не отказывает.
Шмарины жили дружно и, как говорят, справно. Построили добротный дом, всегда работали на совесть в колхозе, а потом в совхозе, держали огромный огород, большое подворье. Вырастили и воспитали троих сыновей, все механизаторы и шофёры. Двое обосновались в Липецке, один рядышком - в Большой Алексеевке. Родителей навещают часто, каждые выходные кто-нибудь да гостит. Сыновья осчастливили старших Шмариных четырьмя внуками, есть уже и правнучка.
Сегодня, оглядываясь на прожитое, Александр Филиппович ничего не хотел бы исправить или вычеркнуть - всё в жизни было для чего-то и не зря.
 
Автор: 
Тамара Толстова
Читайте также:
Наверх