/images/banners/konsalt_group_1160_120.jpg

С фотографий на нас смотрит прошлое

« Староюрьевская ... »
25
от
Среда, 17 июня, 2015 (Весь день)
1708
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/17/top68.ru-s-fotografii-na-nas-smotrit-proshloe-57457.jpg?itok=-S43RSNY

На страницах нашей газеты в канун 70-летия Великой Победы печаталось очень много очерков о жителях района, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Думаю, что староюрьевцам интересно было узнать о земляках — известных и безвестных героях былых сражений.

Сегодня, я расскажу о нашем земляке Илье Афанасьевиче Суворинове, который воевал с японцами на Дальневосточном фронте, и его супруге, труженице тыла Анне Макаровне Сувориновой (Юдаковой), их родных и близких.

 Илью Афанасьевича, высокого, с отменной выправкой военного человека, в селе Староюрьеве, да, наверняка, и в районе, знали многие, если не все. Долгое время работал он учителем в Староюрьевской средней школе. По словам бывших его учеников, он обладал невероятным терпением и пониманием. В памяти у многих остался он и как человек, занимавший в жизни района активную позицию. Так, совместно с Евгением Ивановичем Шульчевым, тоже педагогом Староюрьевской средней школы, они были авторами первого памятника воинам-староюрьевцам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны.  

И.А. Суворинов родился в 1923 году в крестьянской семье, окончил семь классов Староюрьевской средней школы. В ряды Красной Армии был призван в самом начале Великой Отечественной войны и направлен на учёбу. По окончании офицерских курсов ему было присвоено звание лейтенанта. Попал на 2-й Дальневосточный фронт в 258-ую стрелковую дивизию 357-го стрелкового полка он был направлен в 1944 году.  

Из истории

После разгрома весной 1945 года гитлеровской Германии и её союзников в Европе сражения Второй мировой войны продолжились на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана. Под японской оккупацией всё ещё оставались обширные территории континентальной и островной Азии: Корея, Восточный и Северо-восточный Китай, Индокитайский полуостров, большая часть Индонезийского архипелага. Имевшиеся там стратегические ресурсы беззастенчиво грабились японскими военно-промышленными корпорациями и вывозились. На японскую военную машину работала добывающая и обрабатывающая промышленность Кореи, Маньчжурии, Тайваня, Таиланда, Индокитая, Сингапура.

Ещё в ходе Тегеранской конференции глав правительств СССР, США и Великобритании (28 ноября — 1 декабря 1943 г.), идя навстречу настойчивым просьбам американо- английской стороны, советская делегация дала принципиальное согласие вступить в войну против империалистической Японии после того, как завершится разгром гитлеровской Германии. На Крымской (Ялтинской) конференции глав трёх союзных держав в феврале 1945 года был уточнён срок вступления СССР в войну на Востоке — через три месяца после капитуляции фашистской Германии. 5 апреля 1945 года  советское правительство денонсировало пакт о нейтралитете с Японией, который к тому времени уже многократно был нарушен и, по существу, перечеркнут японской стороной. В заявлении по этому поводу указывалось, что со времени подписания пакта обстановка в корне изменилась: Япония, будучи союзницей фашистской Германии, помогала ей в войне против СССР и, кроме того, продолжает войну с США и Англией — союзниками СССР. При таком положении пакт о нейтралитете между Японией и СССР теряет смысл, и продление его стало невозможным. Это заявление было серьёзным предупреждением правительству Японии, но японская сторона не сделала из него никаких выводов. У СССР были и другие причины вступления в войну с Японией. 6 и 9 августа 1945 года Америка впервые применила оружие массового поражения против мирного населения Японии. После атомной бомбардировки японские генералы получили полное моральное право нанести ответный удар по противнику и его союзникам всеми имеющимися у них средствами.

О том, что командование Квантунской армии могло пойти на крайние меры, свидетельствуют следующие факты. Когда в июле 1937 года представители страны восходящего солнца оккупировали десятки городов Северного и Центрального Китая, только в Нанкине было зверски умерщвлено 300000 мирных жителей. А к сентябрю 1945 года только в Китае уничтожено 16 миллионов гражданских лиц. Это не считая четырёх  миллионов погибших китайских солдат и офицеров. В тот момент правительство СССР  не сомневалось, что после Хиросимы японские самураи пойдут на ещё более бесчеловечные меры.

9 августа 1945 года Советский Союз, верный союзническому долгу, в точно определённый Ялтинским соглашением срок — 9 августа 1945 года — нанёс мощный удар по основной, наиболее сильной группировке японских сухопутных войск.

Из материалов судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия (1950, видно, что ещё в 1936 году по требованию Генерального штаба Японии и указу императора в Маньчжурии были созданы и переданы Квантунской армии мощные базы, получившие позже наименования «Отряд 731» и «Отряд 100», с целью обеспечить массовое производство бактериологического и химического оружия, достаточное для ведения широкомасштабной войны.

На Хабаровском судебном процессе подполковник медслужбы Японии начальник учебного отдела «Отряда 731» Ниси рассказал о применении бактериологического оружия в 1940 году против Китая. Над китайским городом Нимбо с самолёта были рассеяны контейнеры чумных блох. На базе отряда было произведено 100 кг только этих блох. Имелись мощности для производства 1000 кг бактерий сибирской язвы, 500 кг бактерий сапа и 100 кг бактерий красной ржавчины в год. К 1945 году «готовых к употреблению» бактерий в «Отряде 731» хранилось столько, что если при идеальных условиях их рассеять по земному шару, этого количества хватило бы, чтобы уничтожить всё человечество. Однако это был лишь один из видов биологического оружия самураев. Когда руководитель «Отряда 731» генерал-лейтенант медицинской службы Сиро Исия сдался американцам, у него обнаружили несколько вагонов со штаммами бактерий чумы, холеры, тифа, эпидемической геморрагической лихорадки; все виды вакцин, необходимых для ведения войны с применением биологического оружия; материалы экспериментов над людьми, накопленные в «Отряде 731».

На судебном процессе было доказано, что к 1945 году Япония была готова к развязыванию биологической войны. Уже существовали огромные запасы бактерий, способных вызвать массовые эпидемии, а также технические средства доставки их к целям. Эффективность смертоносных бацилл была многократно проверена на тысячах живых людей —китайцах, русских, монголах. Поражающая способность начинённых бациллами авиабомб и бактерий, распылявшихся с самолётов, была изучена в ходе боевых операций в Монголии и Китае. Были размножены географические карты советских дальневосточных районов с указанием населённых пунктов, водоёмов и других объектов для бактериологического нападения, в первую очередь, в районах Хабаровска, Благовещенска, Уссурийска, Читы. Сюда намечалось сбросить авиабомбы, наполненные чумными блохами, предусматривался также вариант распыления бактерий с самолётов. Были у самураев и немалые запасы химического оружия.

Японское командование уже наметило свой «день Х» — начало апокалипсиса. Заразить они хотели не только территории Китая и России, применение биологического оружия планировалось и в США — бомбы должны были доставить через океан воздушные шары.

Вот почему Красная Армия торопилась в Маньчжурию именно 9 августа 1945 года, так как счёт шёл на дни и часы.

Внезапное и стремительное наступление войск Красной Армии по всему Северному Китаю застало врасплох японское командование.

С 9 августа по 2 сентября 1945 года 2-й Дальневосточный фронт с кровопролитными боями штурмовал Большой Хинганский хребет, укрепления врага на протяжении пяти тысяч километров. Одним из опорных укрепрайонов противника был город Харбин, известный не только в Китае, но и в России. Именно здесь нашли пристанище после Гражданской войны тысячи эмигрантов из разрушенной Российской империи. Многие из них стали жертвами японского режима.

С 18 по 23 августа шли бои за Курильские острова, захваченные японцами ещё в начале ХХ века. Первым был освобождён остров Шумшу. Нашей морской пехоте пришлось штурмовать хорошо укреплённую линию обороны врага. За то, чтобы этот остров вновь стал российским, отдали жизни тысячи и тысячи советских солдат. За 23 дня Красная Армия освободила весь Северо-Восточный Китай и Северную Корею.

Первое боевое крещение полковой разведчик И.А. Суворинов получил в ходе Маньчжурской стратегической наступательной операции. Затем Илья Афанасьевич в составе разведывательной роты полка освобождал от японцев территорию Южного Сахалина. За эффективность действий его разведывательной роты Илье Суворинову было присвоено очередное воинское звание — старший лейтенант.

2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции милитаристской Японии. Эта дата знаменует окончание Второй мировой войны.

Многие военные историки пишут, что в результате победы Красной Армии на Дальнем Востоке в августе 1945 года были освобождены и получили независимость народы Китая, Кореи и других стран Азии. Важнейшим итогом этой победы являлось возвращение России исконно российских территорий Южного Сахалина и Курильских островов, важных стратегических плацдармов. Не менее важным было иметь соседний Китай не колонией Японии, а дружественным членом, как тогда говорили, социалистического лагеря.

За освобождение Китая и Кореи советский народ заплатил немалую цену. С 9 августа по 2 сентября безвозвратные потери составили 12031 человек, а санитарные — 24425. Итого 36456 солдат и офицеров. В Маньчжурской стратегической наступательной операции Красная Армия ежедневно теряли погибшими и ранеными 1458 человек.

Старший лейтенант, командир взвода разведчиков И.А. Суворинов за боевые заслуги в боях с империалистической Японией был награждён орденом Отечественной войны II степени, также его грудь украшали шесть медалей, среди них «За победу над Германией». Отмечен был нагрудным знаком «Отличный разведчик» и памятным холодным оружием — саблей.

Из служебной и партийной характеристики на старшего лейтенанта, командира взвода разведчиков И.А. Суворинова от 27 февраля 1947 года: «Партии Ленина-Сталина и социалистической Родине предан. Товарищ Суворинов за период пребывания в рядах Вооружённых сил СССР с 1941 по 1947 год зарекомендовал себя дисциплинированным и требовательным командиром. В походах показал себя выносливым и хорошим организатором. Авторитетом среди товарищей пользуется…»

И.А. Суворинов демобилизовался только в 1947 году. Вернулся к родным в село Староюрьево, женился на местной девушке Анне Юдаковой. У них родилось трое детей: сын и две дочери.

Одна из дочерей — Лидия Ильинична Фролова сегодня живет и работает в Староюрьеве.    

Вот что она рассказывает о матери Анне Макаровне. «В Великую Отечественную войну немцы постоянно бомбили Кочетовку, так как она была узловой станцией. Моя мама в числе сотен жителей нашего района принимала участие в рытье окопов под Мичуринском. Ухаживала она и за ранеными, которые находились на лечении в Центральной районной больнице. В 1941 году мама от брата Василия, 1923 года рождения, получила письмо и фотографию из города Орджоникидзе. На фотографии дядя сделал надпись — сестре Нюре от брата Василия… И она была последней. В начале января 1943 года семья мамы получила похоронку, где сообщалось, что лейтенант В.М. Юдаков погиб в бою 30 декабря 1942 года, похоронен в Сталинградской области. Фотографию дяди, участника Сталинградской битвы, мы храним в нашем семейном архиве.

После войны мама продолжила работать в школе учителем начальных классов. Её общий педагогический стаж — более сорока лет. Мама, как и папа, всегда занимала активную жизненную позицию. Не раз она была депутатом сельского и районного Советов. Имела награды: медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль «За трудовое отличие». В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина была награждена медалью «За доблестный труд».

За многолетний и добросовестный труд отмечена нагрудным значком «Отличник народного просвещения», медалью «Ветеран труда». Мама ушла из жизни в 1985 г., а папа — в 1999 году».
Интересные факты сообщила Лидия Ильинична о своём дедушке по маминой линии, Макаре Егоровиче Юдакове (1888-1946 г.г.), который проходил военную службу в коннице Семёна Михайловича Будённого и был он у него, выражаясь современным языком, конным маклером. Будённый сразу после окончания гражданской войны принялся по крупицам собирать ценных породистых лошадей, разбросанных войной по всей России. Дедушка хорошо разбирался в лошадях, и Семён Михайлович, узнав об этом, доверил ему на благо кавалерии и коневодства СССР закупать лошадей в Англии. Породистых лошадей Макар Егорович закупал и перегонял из Англии через Староюрьево в Москву».  

Не менее интересен и следующий факт, о котором также рассказала Лидия Ильинична. В 80-х годах в нашем районе  председателем райисполкома работал Николай Иванович Сочнев. Илья Афанасьевич, услышав эту фамилию, попросил дочь узнать, откуда он родом. Оказалось, что из Сампурского района Тамбовской области. Тогда Илья Афанасьевич обратился к нему и поинтересовался, не знает ли он Алексея Яковлевича Сочнева? Тот ответил утвердительно, сказав, что Алексей Яковлевич является ему родным дядей. Так Илья Афанасьевич узнал о своём однополчанине, разведчике, с которым не раз выполнял боевые задания. По словам Лидии Ильиничны, они встретились и долго поддерживали связь. С тех военных лет в архиве И.А. Суворинова хранилась фотография с подписью: «1 — лейтенант Бобков,  2 — Сочнев Алексей Яковлевич, 3 — Шиндяпин Петя, 4 — Суворинов Илья Афанасьевич. Смотрите и вспоминайте». Фотография датирована 20.01.46 года (город Рудака). Хранится она и сейчас, но уже в семейном архиве Л.И. Фроловой.
 

Фото из архива Л. Фроловой

Автор: 
Нина Ласкина
Читайте также:
Наверх