Сближала общая беда

« Голос хлебороба »
15
от
Среда, 8 апреля, 2015 (Весь день)
1539
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/04/08/top68.ru-sblizhala-obshchaya-beda-53591.jpg?itok=owb3J4_E

Моя мама Видяпина Евдокия Евдокимовна жила и воспитывалась в большой трудовой семье, состоявшей из 25 человек. Самым уважаемым и главным членом этого рода, вмещавшем четыре семьи, был  Видяпин Евдоким Яковлевич. По сути он же руководил всей семьей и строго берег родовые обычаи.

В 19 лет мама вышла замуж  в семью Булгаковых. Военные годы наложили свой отпечаток на дальнейшую её судьбу. Она вспоминала, что всё село сбежалось на митинг. Выступающие были уверены, что война продлится  недолго. За месяц с немцами управятся, но война затянулась  на  долгие  4 года.

Мой отец – Булгаков Алексей Петрович, ушёл на фронт в первый месяц войны. Урожай перед войной в колхозе был высоким. Отец, работая трактористом, получил на трудодень много хлеба. Уезжая, он просил экономить хлеб. С фронта от отца приходили письма, в них он просил маму беречь себя и детей и просить Бога, чтоб немцы не пришли в село.

Мама осталась с двумя детьми и свекровью. В хозяйстве была корова, овцы, куры. Лозунг «Всё для фронта, всё для победы» был не на бумаге, а на деле. Дисциплина была жесточайшей. Нужно было быть готовым в любое время суток к срочным сборам для поездки в поле. Мама работала  с утра до ночи и не только в поле. В любую погоду отправлялись на лошадях возить зерно на элеватор, дрова из леса притамбовья для отопления ткацких фабрик в Рассказово. Также рыли траншеи  для газопровода недалеко от Умёта.

Она говорила, что в осенне-зимний период  изнашивала по четверо валенок и три полушубка. В деревне практически не осталось мужчин - лишь дети, женщины и старики. Тяжесть всех работ легла на их плечи. Когда не хватало лошадей, везли телеги на себе, уборка хлеба велась вручную. Приходилось не снимать с себя одежду по 2-3 дня, потому что в любой  час нарочный стучал в окно: «Евдокимыч, собирайся!» Торопливо целовали сонных детей и в дорогу. Её две сестры работали трактористками.

А по ночам всё сильней слышалась  канонада. Через село днем  и ночью шли войска в сторону Сталинграда.

В каждом  доме жили беженцы. С ними делились последним куском хлеба, жили верой и надеждой, что враг будет побеждён.

За мамой была закреплена  лошадь и звали её Лётка. В любое бездорожье она во главе обоза выводила всех к селу, привязывали вожжи к саням и с командой: «Лётка, домой!» ехали. Под конец войны в колхозе не осталось ни одной лошади. Они как и люди были мобилизованы на фронт. Дошла очередь и до Лётки. Все плакали, долго слышалось и её прощальное ржание.

Жили трудно. Лекарств не было, болеть не приходилось. В свободное время вязали носки, рукавицы на фронт, выращивали табак на огородах, перерабатывали его и сдавали на фронт. Пахали на коровах и на быках. Представить всё это невозможно. На элеватор в Умёт добирались по 10-12 часов.

В семьи приходили похоронки. В селе много было сирот.  Все трудности переживали сообща. Выручали взаимопомощь, ответственность, коллективизм.

Автор: 
Зинаида Плахова
Читайте также:
Наверх