Сплошные неприятности

« Мучкапские новости »
41
от
Среда, 12 октября, 2011 (Весь день)
820

В село Видово Федор Щеглов прибыл вечером, накануне Юрьева дня.
- А где Наташа? Уж не случилось ли что-нибудь?! – с тревогой спросила его теща Василиса Петровна.
- Ее задержали на работе, она прибудет завтра с полуденной электричкой.
- А почему бы вам не приехать вместе?
- Хочу утром до ее прибытия наловить рыбы, жареные караси украсят праздничный стол.
- На праздник, Федя, надо отдыхать. А если случится неудача, ты долго будешь ее помнить и злиться на себя.
- Я постараюсь с ней разойтись: запасу лучшие насадки, подготовлю снасти, проверю лодку и велосипед. С моим опытом и щедрых на рыбу прудах успех обеспечен. Это только неумеха-сосед, возвращаясь домой без улова, докладывает теще о неудачах. Надеюсь, что сумею этого избежать.
- Может быть, и ты мне доложишь что-нибудь, - лукаво возразила Василиса Петровна.
Щеглов подготовился к рыбалке быстро, но основательно. В последнюю очередь он распаковал новенькую лодку «Ветерок». Накачав ее, Федор заметил, что рядом на скамье, под лозами винного винограда, дремлет кот Васька. Находясь на «боевом дежурстве», плут охотился на воробьев. «Разросся куст, надо привести его в порядок, да и птичек жалко», - подумал Щеглов, направляясь на кухню пить чай.
Утро выдалось холодным и угрюмым; по небу плыли рваные косматые облака. «Трудно рассчитывать на улов в такую погоду», - подумал Федор, отправляясь на рыбалку. Он понимал, что лодка и удочки его не выручат, и надеялся только на «резинку» - закидушку с резиновым амортизатором. Эта новая для городских рыбаков снасть на селе еще оставалась неизвестной.
Легко добравшись с попутным ветром до знатного калымного пруда, Щеглов устроился у плотины, настроил снасть и ловко забросил в воду грузило с вытяжной леской. В следующий момент прикрепленный к нему амортизатор быстро и бесшумно утащил далеко от берега десять крючков с самыми изысканными насадками. Разбросав приманку, Федор стал ждать поклевку. Ему казалось, что незнакомая с коварной снастью рыба будет брать и в плохую погоду, но караси не спешили оценить вкус лакомства и достоинство изобретения.
Свежий ветер угнал тучи к горизонту и стих, вокруг сразу потеплело, но клева по-прежнему не было. Уставшему от зноя рыбаку вскоре надоело смотреть на береговые откосы сонного пруда, лесную посадку и стадо коров, идущее к водопою. Улегшись на расстеленный новый пиджак и желая отдохнуть, он незаметно задремал…
Проснулся Щеглов от грубого толчка. Когда он вскочил на ноги, то увидел стоящего рядом быка по кличке Буян. Тупо глядя на другой берег, бык глумливо жевал его обновку. Спасая имущество, Федор принялся бить быка по морде велосипедным насосом…
Сначала Буян сопел и вертел головой, а потом в его глазах мелькнула злость и, бросив пиджак, он начал рыть копытом землю. Щеглов стремглав бросился в воду. Не сделай он этого добровольно, то оказался бы там же в принудительном порядке, но с худшими для себя последствиями. Запоздавший с атакой Буян теперь яростно метался у кромки берега. Утолив месть, он презрительно фыркнул и, помахивая хвостом, отправился к пригорку, откуда было удобней наблюдать за стадом.
Щеглов снял одежду и расстелил на траве. От лучей солнца и подувшего встречного ветра она быстро высохла, и рыбак повеселел. «Не все потеряно, возможно теперь и клев начнется?» - подумал он, вспоминая прежние удачи. В этот момент корова, спустившаяся с плотины в воду, поплыла в сторону его закидушки. Подбежавшие пастухи наперебой кричали: «Милка, Милка!», а Федор метал в нее комьями земли, но буренка продвигалась вперед, не меняя курса. «Сейчас она «клюнет», и все мои крючки пересчитает», - с тоской подумал Щеглов, понимая, что не сможет вытащить закидушку на берег.
Все получилось, как он предполагал. Зацепившись ногой за один крючок, корова стала вертеться на месте и наматывать на нее леску, как на катушку.
Крючки, поочередно впиваясь ей в ногу, усиливали боль, и перепуганная Милка, оборвав снасть в двух местах, выбралась на берег и побежала в сторону посадки. На одном из крючков, к удивлению рыбака, висел полукилограммовый карась. От рывков коровы он то и дело подлетал на поводке вверх и хлестал ее по спине и бокам. От ужаса буренка поставила хвост трубой и помчалась дальше, как лошадь галопом.
Бросившиеся в погоню пастухи сразу же безнадежно отстали. Их собакам – Лайке и Жучке – удалось справиться с обязанностями лишь тогда, когда незнакомая с правилами дорожного движения корова вместо того, чтобы свернуть перед посадками в сторону, ринулась сквозь них напролом. Оборванный поводок с крючком и злосчастным карасем остались где-то в кустах, а уставшая Милка вскоре вернулась назад в сопровождении собак. Один из пастухов подержал за рога, а другой размотал леску с ее ноги и довольно сказал:
- Повезло тебе, дружок, только один крючок и оторвался.
«Хорошее везенье: даже глупая корова подцепила карася, а я не сумел. А ведь он стал бы отчетным для жены и тещи», - уныло подумал Щеглов, вспомнив о вечной проблеме рыболовов.
Ветер, становясь сильнее, стягивал тучи, и Федор решил немедленно уезжать. Он собирался попросить тещу, чтобы она скрыла от Наташи его странную рыбалку. Взамен Щеглов готов был поправить забор и посадить картошку, сделать обрезку виноградного куста и прополоть грядку зелени. Он понимал, что словоохотливая жена обязательно расскажет «по секрету» о его приключениях своим подругам и…всему городу, а тогда соседи и друзья будут над ним смеяться до нового рыбацкого сезона.
Обругав лукавый пруд, Федор вспомнил о забытой у беседки лодке и представил, что от порыва ветра она «летит» на грозные шипы растущего боярышника и превращается в решето. Это придало ему силы и прибавило скорости велосипеду, но гнавшиеся за ним тучи мчались быстрее. Обгоняя уставшего рыбака, они проносились в стороне, и Федор решил, что дальше все будет хорошо, но здесь напомнил о себе «закон подлости». Уже у Нового пруда, за которым на пригорке начиналось Видово, одна из туч изменила направление и стала так его «купать», что пока он пересек плотину этого незарыбленного водоема, то вымок до нитки. Согласно странному природному закону, дождь перестал, как только Щеглов заехал на пригорок, а у велосипеда отвалилась педаль. «Невелика потеря, была бы цела лодка», - подумал рыбак, все же надеясь, что Василиса Петровна укрыла ее в амбаре. Но «закон подлости» действовал и в тещином дворе. В этом Щеглов убедился, глядя на сжатую в кулек лодку и две дыры на ее боках. Нагревшись на солнце, она вздулась и лопнула. Потрясенный увиденным, Федор попятился назад, не заметив кота, присел на скамью и прищемил ему хвост. Васька рванулся изо всех сил, больно оцарапал разине бедро, и, шипя как проколотая шина, умчался в дом. Придя в себя от боли и испуга, Федор горестно вскричал: «Вот тебе, Федька, и Юрьев день!» - и поплелся докладывать теще о своих неприятностях.

Читайте также:
Наверх