Тоска...

« Сельская новь »
12
от
Среда, 18 марта, 2015 (Весь день)
1146
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/03/18/top68.ru-toska-51780.jpg?itok=fWcHEyD4

Село Павловка Сампурского района, где я родился, больше известно всем под названием Шебалда. Мой дед Василий Яковлевич Мануйлов поведал нам как-то легенду о происхождении этого поселения. В начале XIX века, в селе Отъяссы Сосновского района, которое, кстати, находится рядом с Мамонтовой Пустынью, жил барин по фамилии Шебалдин. У него было два сына - Иван и Павел. Когда они вошли в лета, отец подарил им земельные угодья в Сампурском районе и по пять семей (то есть каждому около тридцати душ). Так появились деревни Ивановка и Павловка. И мой дет, оказывается, был недалёк от истины. 

Из официальных источников известно, что фаворит императора Павла I граф Иван Павлович Кутайсов (1759-1834), русский государственный деятель, обер-шталмейстер Высочайшего Двора, один из самых богатых людей России того времени, наряду с чинами и орденами получал от своего благодетеля щедрые пожалования землями и крестьянами. Он владел пятью тысячами душ крестьян, в том числе две тысячи из них проживали в Тамбовской губернии. Ему принадлежали Михайловка Тамбовского уезда, Отъяссы и Мамонтово Моршанского уезда. В 1807 году он основал в Сампурском уезде деревни: Ивановка (названа в его честь), Анновка (в честь жены), Марьевка (в честь дочери) и Павловка (в честь старшего сына).

Деревня Павловка после строительства в 1878 году церкви, освящённой в праздник Николая Чудотворца, приобрела статус села.

Почва в этих местах благодатная, бесценный клад для моих трудолюбивых предков. Семьи быстро разрастались, и к концу XIX века в нашей Павловке насчитывалось уже более ста дворов, а к середине ХХ население приумножилось более чем в два раза. Фамилии же в основном носили соответственно тем пяти родам, от которых и произошли впоследствии семейные кланы, то есть Павловы, Афанасьевы, Антоновы, Романовы, Храмцовы.

Как отличить, к примеру, одного Сергея Павлова от Сергея Павлова из другой семьи? К тому же затруднения зачастую возникали ещё и из-за того, что при крещении младенцу давалось имя в соответствии со Святцами и никак иначе, поэтому нередки случаи, когда даже в одной семье детей называли одинаково. Например, у моей бабушки Поли было десять братьев и сестёр, из них два брата Фёдора (Фёдор-старший, Фёдор-младший) и сестра Федора. Приходилось различать по кличкам, которые люди присваивали друг другу в соответствии с индивидуальными особенностями каждого человека. Вот так и случилось, что Фёдора-старшего всю жизнь звали Клином или Клинком за то, что он любил участвовать в кулачных боях, которые были непременным атрибутом любого большого праздника в селе. Свой огромный кулак он складывал таким образом, что средний палец выступал клином. Отсюда, кстати, и подворная фамилия - Клинковы.

Давались клички и по другим причинам. У одной вдовы был единственный сынок, которого она ласково называла "мой кормилец, мой кормилёк". Так до конца своих дней он и звался Кормильком, а его потомство - Кормильковы. Вот так и появились подворные фамилии: Васины, Васячевы, Лёвкины, Зенкины, Зенковы, Лизарковы, Петрушковы, Звонарёвы, Тришкины, Уласкины, Буробины, Батареичевы, Молоствовы, Хинаёновы, Графчиковы, Садохины и так далее. Я, например, по отцовской линии из Самохиных, а по материнской - из Манковых. Были, конечно же, и неблагозвучные клички, связанные с физическими недостатками людей, но об этом я не хочу распространяться. А вот о смешных случаях расскажу. Моя тётушка Нюра пошла в 1-й класс и на вопрос: как тебя зовут? - ответила:

- Нюра.

- А полное имя можешь назвать?

- Нюраеда.

- Почему Нюраеда? Такого имени нет.

- Как это так? Вот Зина - Зинаеда, а я Нюра - Нюраеда.

Но, к слову сказать, Нюраедой её никто никогда не звал. Тётю Нюру и её детей называли ласково Колюшкиными (по имени мужа). А вот моего дядю Колю с малых лет звали Аринычем. Я уже упоминал об этом в одном из своих рассказов. В начальной школе его попросили назвать фамилию, имя и отчество. Он бойко ответил:

- Храмцов Николай Ариныч.

- Ариныч? Как же зовут твоего отца?

- Анатолий. Но он умер. А мама у меня Арина, выходит, я теперь Ариныч. 

Так всю жизнь и прожил Аринычем, а его дети соответственно были Аринычевыми. 

Да… Сейчас с такой щемящей грустью в душе вспоминаю своё беззаботное детство. Бедновато жили, зато как весело! Надеялись на перемены к лучшему. А они и были: школу начальную новую построили, детский сад, баню, клуб. Но человеку всегда хочется большего. И подался народ кто куда в поисках счастья. К примеру, мои старшие братья отправились в Сибирь возводить Братскую ГЭС, мы переехали в Кариан. Люди прибыли сюда отовсюду на строительство сахарного завода да так и остались здесь навсегда. Фамилии у всех разные, семьи малочисленные. И отпала уже надобность в подворных кличках, так как все знают друг друга либо по работе, либо по месту жительства.

А Шебалда наша оскудела, осиротела, состарилась. Дома сплошь и рядом заброшенные, накренившиеся, заколоченные. Кругом бурьян. Тоска…

Скукожилась деревня, омертвела,
Стоят пустые избы, как гробы…
Такое вот печальнейшее дело,
Такая вот безжалостность судьбы. 

Рисунок Виктора АНТОНОВА

Автор: 
Валерий АНТОНОВ
Читайте также:
Наверх