Унесенные ветром

« Согласие »
19
от
Среда, 6 мая, 2015 (Весь день)
1629
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/05/19/top68.ru-unesennye-vetrom-55815.jpg?itok=IRWj7Nk2

Из окна моей комнаты виден небольшой дом под оцинкованной ржавеющей металлической крышей. Вид его нынче очень печален: неухоженный, выцветший, заросший – то ли есть у него хозяин, то ли нет… А когда-то жила здесь большая работящая семья – Дуравины, представители которой и Родину в Великую Отечественную войну защищали, и в колхозе работали, и в школе преподавали… Моршанцы многих из них до сих пор помнят.  В ту пору дом был как игрушечка:  чистенький, по весне выбеленный в нежно-салатовый или светло-желтый цвет. И электричество в нем каждый день горело, и люди в калитку стучались. Построили дом в 1972 году, с тех пор многое изменилось: уходят в мир иной  старшие  Дуравины, нынче только одна представительница этой большой семьи может рассказать о прошлом, да и то живет она далеко от Моршанска, -   Валентина Алексеевна Дуравина (в замужестве Тетеревлева), в свое время главный зоотехник района в Архангельской области. Остальных унес с собой ветер времени – безжалостный и равнодушный...
 

 

Алексей Андреевич и Елена Ивановна Дуравины

Будем считать их основателями династии, основоположниками рода. Алексей Андреевич родился в 1900 году, Елена Ивановна (в девичестве Киселева) – на год помоложе, появилась на свет в 1901 году. Он – каменщик, печник, она – текстильщица. В 1920 году молодые сыграли свадьбу, как тогда полагалось, стали жить с родителями мужа, в их доме, неказистом предшественнике того, о котором я рассказала. Жили, чего уж там, бедно, тяжко, но детишек в семье чуть ли не каждый год прибавлялось. За рождение 12 детей Елене Ивановне Дуравиной присвоили почетное звание «Мать-героиня» и вручили полагающийся орден. Двое деток умерли в младенчестве, остальные здравствовали, трудились, жили до почтенного солидного возраста. 

В конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века Алексея Андреевича трудно было застать дома – поездки по району следовали одна за другой. Верхом на лошади, с наганом в кобуре он приезжал домой только перекусить – организация первых колхозов в районе, а он отдавался этому делу без остатка, от души,  требовала много времени и сил. Алексей Андреевич был строгим отцом (а каким еще можно быть при 12 детишках?), и как только появлялся на пороге, малыши затихали – на печке, за печкой, сундуком.

В конце 30-х годов  А.А.Дуравина назначили председателем (первым!) колхоза «Политотдел», который впоследствии и во многом благодаря Алексею Андреевичу  гремел на весь район и область. Да, руководящая должность, казалось бы, высокое  положение, но благосостояние многодетной семьи от этого не улучшилось: жили в плохонькой старой избенке, укладывали детей спать на камышовых циновках, или матах, - кому как понятнее. И кушали несладко, и одевались бедновато. Дело в том, что приспосабливаться, ловчить Алексею Андреевичу не давала его партийная совесть - было, что бы сейчас ни говорили, тогда у многих коммунистов такое понятие. Руководитель из Дуравина вышел толковый, знающий, дела колхозные шли в гору, и, когда началась Великая Отечественная война, Алексею Андреевичу дали «бронь» и оставили на хозяйстве.

В 1943 году произошло ЧП. Тогда в колхозе вырастили богатый щедрый урожай, и часть его, конечно, после выполнения государственного плана, председатель Дуравин распорядился выдать полуголодным колхозникам на трудодни. Этот благородный поступок, увы, имел для него тяжелые последствия. Алексея Андреевича наказали – сняли «бронь» и отправили на фронт. Вскоре он оказался со своей ротой на Тихвинских болотах, отважно сражался с немцами, но был ранен и попал в плен, в  концентрационный лагерь на территории Германии. Кстати, о том, что носит высокое звание коммуниста, Алексей Андреевич никогда не забывал: вместе с ним в немецких застенках отбывал заточение и партийный билет – да-да, несмотря на повальные обыски, другие непростые ситуации, этот человек сумел сохранить дорогую для себя красную книжицу, правда, без обложки, вплоть до освобождения из неволи.

А.А.Дуравин никогда не мог похвастаться полной комплекцией, но в лагере он «дошел» окончательно – ветром качало, как говорится, еле ноги таскал. Таких, как он, безнадежных доходяг,  немцы милостиво отдавали батрачить к местным бюргерам – мол, все равно от них никакой пользы. Отдали  и Алексея Андреевича, который на молочной  ферме слегка «отсочал», поправился. В общем, вопреки всему выжил и дождался освободителей – американцев. За границу Дуравин ехать категорически отказался, янки вернули его советским властям, а те в принудительном порядке направили на Донбасс, восстанавливать разрушенные немцами дома и школы. Спустя год Алексей Андреевич уехал домой по вызову, к заболевшей жене, да так и остался в Моршанске. Из партии его исключили, на хорошую работу не брали, трудно семье в ту пору приходилось. Только после смерти И.В.Сталина Дуравина восстановили в рядах КПСС, правда, в Тамбов за партбилетом он так и не поехал, не нашлось средств купить билет… 

Вскоре после этого оформили Алексея Андреевича   в школу-интернат № 3 – простым рабочим. Но по его инициативе  и с его самым  активным участием организовали там неплохое подсобное хозяйство, в частности, ферму на Кашме, где дети и взрослые, все вместе, выращивали свинок. 

Умер Алексей Андреевич  в 1975 году, обратившись с последними словами к Господу: «Боже, храни моих детей!». Получается, все прожитые годы коммунист Дуравин  хранил в  душе веру в Бога, завещанную предками, а на людях, на работе, или, скажем, в райкоме партии, держался  истовым атеистом... Впрочем, тогда многие так жили. 

Супруга Алексея Андреевича Елена Ивановна на производстве не работала (оно и понятно, с таким-то семейством!), ухаживала за детьми, мужем, свекровью и свекром – в общем, очень несладко ей приходилось. Когда мужа направили на фронт, Дуравиным и вовсе тяжело стало. Но ничего, выжили: старшие дети помогали матери кормить малышей, добывая пропитание где только возможно, в колхозе помогали, в церкви семью тоже поддерживали – Елена Ивановна была очень набожной. Умерла она в 1980 году, тихо, во сне…

 

Николай Алексеевич Дуравин

Не обошла война и старших детей Дуравиных. Николай Алексеевич (1922 г.р.), закончив десятилетку, в 1940 году стал курсантом Ейского военного авиационного училища. На фронт попал в первые же дни Великой Отечественной войны. Защищал небо над Балтикой (сопровождал караваны судов), Ленинградом. За проявленные мужество и отвагу награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны I степени.

После Победы служил в секретном отделе Ленинградской морской академии. В запас уволился в звании подполковника. Вместе с женой воспитывал двоих дочерей – Ларису и Наталью, и всегда помогал родителям материально. Умер в 1987 году. 

 

Нина Алексеевна Дуравина

Она родилась в 1923 году. Работала в колхозе у отца. Училась в школе, в военное время окончила курсы медицинских сестер,  и в 1942  году была мобилизована на фронт санинструктором. В Моршанск вернулась в июле 1945 года. Награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными медалями и знаками.

Окончив заочно Пензенский железнодорожный техникум, в мирное время трудилась старшим бухгалтером локомотивного депо в Моршанске. Умерла в 2007 году.

 

Клавдия Алексеевна Дуравина

Родилась в 1924 году. До войны успела закончить Моршанское педучилище, преподавала в начальных классах СШ № 2. В 1942 году уходит на фронт. Окончив курсы медицинских сестер, как  санинструктор, спасала жизни раненых солдат и офицеров. Освобождала Венгрию, Австрию. Награждена орденом Отечественной войны I степени. В 1945 году в звании ефрейтора была демобилизована. 

В мирное время, окончив заочно вуз, преподавала историю в СШ № 2, была прекрасным пропагандистом. Избиралась партийным секретарем второй школы. Умерла в 2000 году. 

 

***

 

Другим детям Алексея Андреевича и Елены Ивановны, к счастью, воевать не пришлось. Лидия Алексеевна (1926-2008 гг.) долгие годы добросовестно трудилась бухгалтером ГОРФО. Иван Алексеевич (1928-2002 гг.) честно трудился на заводе «Моршанскхиммаш», был лучшим рационализатором предприятия. Аркадий Алексеевич (1931-1998 гг.) работал бригадиром кровельщиков на заводе металлоизделий. Его портрет неоднократно заносился на городскую Доску Почета. Виктор Алексеевич (1935-2004 гг.) был слесарем КИПиА в локомотивном депо. Антонина Алексеевна (в замужестве Риттер, 1937-2006 гг.) преподавала русский язык и литературу в СШ № 2, Елена Алексеевна (по мужу Иванова, 1941-2014 гг.) многим помнится как зав. столовой завода «Моршанскхиммаш».

Слава Богу, у Дуравиных, конечно, имеются родственники – двоюродные братья и сестры, дети, внуки, племянники - только у основателей династии Алексея Андреевича и Елены Ивановны родились  10 внуков, 10 правнуков, 6 праправнуков! Кто-то из ближайшей родни в годы Великой Отечественной войны тоже отважно сражался на фронте с фашистами, кто-то, не за страх, а за совесть, трудился в тылу, кто-то, уже в мирное время, служил в армии, охраняя безопасность  нашей страны, учился, работал. Одним словом, представители славной рабоче-крестьянской династии Дуравиных немало сделали (и делают!) для блага нашего государства, которое испокон веку держалось и держится именно на таких вот простых и честных тружениках, как Дуравины. 

 

P.S. Записано со слов А.Н.Дуравиной, вдовы Ивана Алексеевича Дуравина. Она – ветеран труда, 46 лет преподавала математику в СШ № 5. Алевтина Николаевна предоставила редакции и опубликованные фотографии. Она же объяснила, что с помощью этого газетного материала ей хочется напомнить нашим читателям о славной семье Дуравиных, которые  жили когда-то на тихой городской улице 8 Марта… Намерение ее действительно благородно: унесенные ветром – не значит забытые!

Автор: 
Н. ЧУЖЕНЬКОВА
Читайте также:
Наверх