Возрождение

« Сосновское слово »
39
от
Среда, 28 сентября, 2011 (Весь день)
1366
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/09/28/top68.ru-vozrozhdenie-4389.jpg?itok=bYMcazxu

Вместо церкви
было кино

21 ноября 1991 года после огромного перерыва в Крестовоздвиженской церкви состоялась Божественная литургия, которую провел архиепископ Евгений (Ждан). Так 20 лет назад в Сосновке вновь открылась церковь.
А до этого там был другой храм - кино. Недаром вождь российского пролетариата провозгласил его важнейшим из искусств. И это была наша высшая радость безбожников - детей безбожников, когда светлый лучик трогал экран и начиналась твоя и не совсем твоя жизнь, срок которой 1,5 - 3 часа. Другой духовной радости мы тогда в Сосновке не знали. Советское кино, штампуя в большинстве своем дикий примитив, умело и восходить к таким вершинам, которые не снились великим зарубежным режиссерам. Тот же Андрей Тарковский, и его фильм «Андрей Рублев». Или «Летят журавли» Калатозова, получивший «Пальмовую ветвь» на престижном Каннском фестивале, или «Баллада о солдате», или «Чистое небо» Чухрая, или все тот же Тарковский с «Ивановым детством». Такие герои во имя торжества правды и высочайшего нравственного долга претерпевали муки сродни Христовым.
Но о тернистом пути Христа - Богочеловека - тогда фильмов у нас не снимали. Но «предтечи» были. Тот же «Тучи над Борском» - об изуверских действиях баптистов, едва не погубивших юную девушку. И у нас в Лизуновке было свое баптистское логово «молчальников», с которыми в деревне боролся комсомольский секретарь Саша Демьянов, он сам вырос в семье баптистов, а потом стал профессором.
Несмотря на истребление, вера осталась во многих, особенно деревенских семьях: образа в углах, тлеющие лампадки, и бабушки, сотворявшие молитвы по утрам и вечерам. Потому и неслучайно, что, несмотря на 70 лет безбожья, народ легко принял решение высшей власти о возможности свободно ходить в храмы, молиться и заказывать обряды. Строились новые, открывались старые церкви - священников тогда на всех не хватало.

Бога
чувствовала
в стихах

И вот я, еще вчерашняя девчонка, которая размазывала слезы у кассы кинотеатра, потому что не достался по очереди заветный синий билетик в первые ряды, за пять копеек, на нашумевший фильм Райзмана «А если это любовь?».
Уже не сижу перед полотном экрана, а стою в том же здании, но в храме. Храм еще с покатым, для кинотеатра, полом. Но я впервые принимаю участие в церковной службе, которую проводит архиепископ Евгений. И чувствую себя ошарашенно, и крещусь неумело. Хотя Бога чувствовала в душе давно, особенно когда стихи читала - Блока, Есенина. Некоторых слов, правда, таких как Благовест, Радоница и так далее, совсем не понимала, но доходило каким-то шестым чутьем.
У нас тогда в дни больших церковных праздников с утра спешили семьями к усопшим родственникам. И прямо на земле сотворяли трапезу. Потому что храма не было. А старые сосновские жители предупреждали: есть храм - это то здание, куда вы в кино бегаете, грех это, Господь накажет. Ведь здесь церковь была. Ну церковь и церковь…
Однако первый раз задумалась над этим, когда побывала в 80-х в Киеве - в городе-праматери городов русских. Там тогда много действующих храмов было. Меж каштанов - золотые купола церквей, своды которых расписывали великие русские живописцы: Нестеров, Врубель.
Родственник, персональный пенсионер в преклонном возрасте, со стыдом и вскользь говорил о времени 30-х, когда он, активный сосновский комсомолец, в числе других участников комсомольской ячейки сбрасывал с Крестовоздвиженской церкви кресты и купола…
А потом повел нас на Владимирскую горку, на то место, где памятник князю Владимиру, крестившиму языческую Русь. Сколько мучеников и святых породило это событие!
Сейчас это -
не мода

Но вернемся на 20 лет назад в Сосновку. Был погожий солнечный денек последних дней ноября. «Тихо льется с кленов листьев медь» - написал об этом времени поэт. Люди впервые спешили в церковь у себя в Сосновке. До этого некоторые воцерквленные старушки ездили в Советское, в Горюньки, где действовали незакрытые старые православные храмы.
Молодежи в первое время ходило в церковь много. Но видно было, что это мода пошла в Сосновке: на Пасху, на Рождество, держась за руку с девушкой, в храм. И крест огромный поверх модной куртки-косухи напоказ. И девчонка в обтягивающих джинсиках, в «боевой раскраске».
Потом учились, как ходить в церковь, как правильно вести себя в ней. И святые отцы давали советы, и бабушки-старушки грубовато одергивали.
И сейчас молодежь увидишь в церкви, но это уже не мода. Чаще всего - молодые пары с младенцем - исповедоваться, причаститься. Совершают это со всей серьезностью, со знанием дела, с трепетом в душе. Это люди, для которых крест не просто фетиш на шее, во всем облике - смирение.

Я этой молодежи сегодня по-хорошему завидую. У нас не было церквей, и мы не знали, к кому обратиться за помощью в минуту отчаяния. Хотя «Господи, помоги!» само собой вырывалось из уст в трудные минуты. Это уже с генами. Это никаким каленым железом не выжжешь.

Пожар

Первым батюшкой, у которого я брала интервью, был отец Михаил (Бреславский). Он стал первым после возрождения настоятелем Крестовоздвиженской церкви. Помню его смелое, решительное заявление, которое вывела в заголовок: «Я пришел, чтобы дать вам веру». Потом менялось много пастырей. (Я уже говорила, не хватало в то время у Епархии хороших священников). Но запомнился отец Алексей (Гирич), какой-то истовостью и страстностью в вере, которую паства тогда еще не воспринимала. Он, например, считал язычеством обряд устилания хвойными лапками путь за покойником. (А у нас всегда так было). Или говорил, что нельзя женщинам-мирянкам (а мы их называли монашками) читать псалтырь по покойнику всю ночь. (Но мы-то без этого уже не могли!).
В 2003-м - накануне Дня Архангела Михаила - в церкви случился пожар, иконы, стены пострадали. Но богослужения продолжались и в обугленном храме. И вот в 2005-ом году его наставником стал отец Андрей (Корнеев). И как-то сразу все начало меняться. Он подошел сосновской пастве. Очень образованный, но умеющий находить общий язык и с людьми разного уровня, и с властью. И церковь, несмотря на мрачные своды, ожила, дух светлый появился.

Говорил:
«Время придет»

Прихожане сетовали: «Стены черные…». А отец Андрей говорил: «И какой же храм быстро строился, восстанавливался? В этом его крепость в будущем. Подождите, время придет!»
И оно пришло. Появился спонсор, наш земляк, ныне депутат областной Думы Владимир Владимирович Топорков. И он к сердцу принял материальное плачевное состояние храма. Здание было оштукатурено, побелено, сооружен новый, прекрасный иконостас. И внешне Крестовоздвиженская церковь выглядет теперь благородно - вписалась в ансамбль привокзальной площади, где рядом новый памятник сосновцам, невернувшимся с войны домой, сложившим головы на поле брани.

Дух светлый
появился

Несколько лет назад, не сразу после открытия, впервые полетел по Сосновке трогающий душу колокольный звон. Теперь церковные колокола зовут и по субботам на вечерню и на воскресную обедню, и на главные церковные праздники. Однажды в Крестовоздвиженском храме случилось чудо. Без воды красивыми, словно восковыми цветами зацвела лиана, которыми прихожанка обвила старинную икону в церкви. Значит, место это светлое, намоленное, чудесное.

***
Первые сведения о сосновской церкви относятся в справочно-историческом описании Епархии к 1911 году. Здание нашего храма очень отличается, например, от Богоявленского - в селе Советском, построенного еще в 19 веке. В нем много простора, света, архитектура - на западный манер. И это практически единственное историческое здание Сосновки, которое мы, слава Богу, сохранили, не разобрали по винтикам, кирпичикам, не стянули с лица земли, как Свято-Никольский храм в Мамонтовой пустыни.
Вчера у нашей церкви был двойной праздник - Престольный - Крестовоздвижение Господне и 20-летие возрождения.

Автор: 
Вера ПОПОВА.
Читайте также:
Наверх