Вражеский осколок на всю жизнь

« Наш вестник »
25
от
Среда, 17 июня, 2015 (Весь день)
976
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/06/17/top68.ru-vrazheskii-oskolok-na-vsyu-zhizn-58272.jpg?itok=EnyrMIu4

Я и мой брат часто вспоминаем своего отца-фронтовика, участника обороны Москвы, прорыва блокады Ленинграда, штурма Кёнигсберга. Владимир Федотович Богданов прошел почти всю войну - воевал с 15 октября 1941 года до победного мая сорок пятого. И сегодня я хочу рассказать о простом деревенском парне, простом солдате, которых, как и он, было очень много на той жестокой, кровопролитной войне.
 

Первое боевое крещение

Когда я была маленькой, то часто просила: "Расскажи мне, папа, о войне", но всегда получала ответ: "Подрасти ещё чуть-чуть". Я тогда не понимала, что почти все фронтовики, проживавшие с нами в бараке, неохотно делились своими воспоминаниями о войне потому, что боялись сказать чего-нибудь лишнего: во времена сталинских гонений это могло бы дорого обойтись и им самим, и их семьям. Но, став взрослой, я много узнала из фронтовой жизни отца.

Мой отец родился 17 сентября 1923 года в деревне Яблоновка Тамбовского района в многодетной семье. Его родители были добрые и работящие люди. Дети, как и все их сверстники в деревне, с малых лет приучались к труду. Вместе с другими ребятами Владимир Богданов учился в Даниловской школе, это 5 километров от Яблоновки. Жили бедно. Окончив 6 классов, паренек пошёл работать в колхоз вместе со своим отцом Федотом Романовичем, старшими братом и сестрой, нужно было поднимать младших. Но недолгой была спокойная жизнь. Призвали служить старшего брата Петра 1918 года рождения, а через некоторое время началась Великая Отечественная война. Страна стала провожать на передовую своих сыновей и дочерей. 

15 октября 1941 года мобилизовали моего отца - под Москву. Он стал разведчиком. Первое лёгкое ранение в ногу мой отец получил, защищая столицу. Это было его первое боевое крещение.

 

Медаль “За оборону Ленинграда”

Вскоре в составе 109-й отдельной разведроты 98-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивизии вместе со своими боевыми товарищами Владимир Богданов был переброшен под Ленинград, захват которого фашисты считали одной из своих основных стратегических целей, а потому сосредоточили здесь мощную группировку войск. Но ленинградцы выстояли, в чем им усиленно содействовали наши войска. В январе 1944 года началась мощная операция, которая привела к прорыву блокады и освобождению города на Неве.

В феврале 1944 года мой отец принимал участие в освобождении Ленинграда от вражеского кольца, за что был награждён медалью "За отвагу", а в марте 1944 года он вступил в члены партии, и на собрании ему вручили эту медаль. Дорога ему была и медаль "За оборону Ленинграда". 
 

Это было под Кёнигсбергом

После госпиталя, где отец лечился от ранения в руку и контузии, он вновь вернулся в свою роту. И вновь наступление. Наши солдаты стремились как можно скорее добить врага, погнали фашистов в сторону города Кёнигсберга. Хочу рассказать об одном эпизоде из фронтовой жизни отца.

Как сейчас помню, я училась в шестом классе. Учитель русского языка и литературы Любовь Семёновна Кафтанова (ей сейчас 98 лет) выдала нам домашнее задание: написать сочинение на тему "Рассказ о войне". Отец-разведчик тогда рассказал мне: "Это было под Кёнигсбергом. Было задание - узнать, сколько немцев на хуторе, какое вооружение. Я и трое товарищей пошли в разведку. Когда стали подходить к хутору, то неожиданно увидели пятерых немцев, которые вели к колодцу топить четырех партизан, полураздетых и связанных. Среди них была одна девушка. Думать было некогда - стрелять в каждого фашиста. На счёт "три" выстрелили. Партизаны упали, как только услышали выстрелы. Немцы сразу были уничтожены, кроме одного, который оказался лишь ранен. Когда подбежали к партизанам, я, сняв телогрейку, накинул на девушку. Оказалось, двое парней были жителями этого хутора, а девушка и ещё один парень - связными. Их предал один выродок с хутора. Александр, Николай, Сергей и Надежда - так звали тех партизан. Сведения, полученные от немца, оказались очень ценными, а сам "язык" был антифашистом и позже остался в партизанском отряде".

Отец со своими фронтовыми товарищами продолжал с боями продвигаться на запад. Город Кёнигсберг, как ни был мощно укреплен, был взят нашими войсками, а отец с ранением в голову попал в госпиталь. Маленький осколок, как память о войне, так и остался у него на всю жизнь в верхней левой части головы.

Свою последующую медаль "За боевые заслуги" папа получил, находясь в госпитале. А позже он был награждён медалью "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.".

После выписки из госпиталя отца оставили служить ещё два года. Он был демобилизован лишь 4 февраля 1947 года. Пришёл домой и его старший брат Пётр, который потерял на войне глаз.

 

Безотказный мужик

Мой папа не захотел остаться в деревне и, приехав в Котовск, устроился на оборонный завод № 204 (ныне Тамбовский пороховой завод). Был вахтером, выполнял другую работу. Но его очень тянуло к технике. Поэтому спустя какое-то время он стал кочегаром в депо, затем прошёл курсы помощника машиниста тепловоза, через какое-то время начал работать машинистом. В 1978 году достиг пенсионного возраста. Был награждён знаком "Ветеран труда".

С мамой отец познакомился на заводе. Это была любовь с первого взгляда и на всю жизнь. 19 декабря 1947 года они расписались, а через год у них родился мальчик, потом ещё (малыш умер), и наконец появилась долгожданная дочка, то есть я. 

Жили мы дружно, счастливо. Но, к сожалению, отец умер в возрасте 61 года - инсульт, так аукнулся осколок в голове. Почти 2,5 месяца не дожил отец до 40-летнего юбилея Великой Победы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года отец был награждён орденом Отечественной войны II степени. Награду вручили маме спустя год.

При жизни отец очень гордился своей фронтовой биографией, часто выступал на работе, перед школьниками, иногда на митинге, даже перед дошколятами в детском саду, где я работаю. По своей натуре он был весельчаком, как говорили о нём, душа компании, часто напевал любимую песню "А помирать нам рановато, есть у нас ещё дома дела". 

А дел, действительно, было много… Отец любил столярничать. Сам "связал" комод (по сей день стоит на лоджии), буфет, мастерил табуретки и часто помогал людям, чем мог. "Безотказный мужик", - говорили о нём соседи, сослуживцы, другие горожане. Любил играть с мальчишками в футбол, шашки, домино (наверное, потому, что детства и юности, как таковых, у него по сути не было: сначала помощь родным по дому, затем отцу в колхозе, потом проклятая война…).

Вечная слава и память моему отцу - воину-победителю!

 

Автор: 
Валентина Кохнович
Читайте также:
Наверх